×
Сюжеты

«Глушилки» протеста

Спецслужбы все чаще блокируют мобильный интернет во время публичных акций

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 83 от 31 июля 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

8
 

Накануне несанкционированного митинга 27 июля в телеграм-каналах появились сканы документа, в котором сотрудники российских спецслужб якобы требуют от сотовых операторов инициировать блокировку услуг связи 3G и 4G в радиусе 1,5 км от места сбора протестующих (здание мэрии Москвы на Тверской, 13). Подтвердить или опровергнуть подлинность документа невозможно — похожие «вбросы» появляются перед массовыми мероприятиями не в первый раз. Однако многие участники демонстрации и просто люди, оказавшиеся в тот день в центре города, рассказали о проблемах со связью.

— Действительно, есть сведения, что запросы от ФСБ операторам поступали. Но, насколько мне известно, никто из них полностью связь не отключал. Возможно, это была не блокировка, а «шейпинг» (ограничение пропускной способности канала.Ред.), когда скорость передачи данных снижают до определенного уровня, чтобы, например, не позволить участникам митинга организовывать видеостримы (онлайн-трансляции.Ред.). При этом доказать факт «шейпинга» в данном случае невозможно, — говорит исполнительный директор Общества защиты интернета Михаил Климарев.

Правоохранительные органы могут действовать и в обход провайдеров связи, используя собственные «глушилки».

— Это достаточно доступная военная техника, которая позволяет глушить все сигналы в определенном районе в случае, если оператор связи отказался самостоятельно отключать базовые станции. Есть мобильные версии «глушилок» разной мощности (так называемые «джаммеры» — Ред.), — объясняет юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян.

Впрочем, сами операторы объясняют медленную работу мобильного интернета перегрузкой оборудования. «К сожалению, иногда присутствие большого стечения людей на ограниченном пространстве приводит к перегрузке существующих сетей 4G, которые имеют свой лимит по числу абонентов в одной соте и размеру канала передачи данных», — сказали «Новой» в пресс-службе «Мегафона».

Ни один из «большой тройки» сотовых операторов не ответил на вопрос, получали ли они 27 июля какие-либо инструкции от ФСБ.

В Федеральном законе «О связи» (126-ФЗ) есть пункт, который прямо допускает вмешательство спецслужб в деятельность операторов сотовой связи: «Приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам осуществляется операторами связи на основании мотивированного решения в письменной форме одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, в случаях, установленных федеральными законами» (п. 3 ст. 64).

— ФСБ ограничивает связь, мотивируя это необходимостью защиты общественного порядка. Я считаю, что это абсолютно противоправная практика, которая нарушает права человека. Технологически сделать это не так сложно, достаточно иметь контроль над провайдерами. Так как их активы находятся внутри страны, в большинстве случаев они соглашаются с требованиями спецслужб, — говорит Дарбинян.

По закону право требовать блокировку связи имеют МВД и ФСБ. Для этого они должны представить документ с мотивировкой своих действий. Однако эти бумаги засекречены, а значит, оценить качество аргументов силовиков невозможно. Эксперты считают, что в отсутствие общественного контроля ФСБ может просто штамповать одинаковые письма с указанием на «угрозу совершения диверсионно-террористических актов».

Если в крупных городах власти обычно не идут дальше «шейпинга» в целях затруднения передачи видеоконтента, то регионы поменьше не застрахованы и от более радикальных мер.

Первый задокументированный случай «шатдауна» на территории России — полного отключения интернета по требованию органов власти — был зафиксирован в Ингушетии. Последний раз мобильный интернет там отключали в марте текущего года во время массовых протестов против передачи части территории Республике Чечне. Отключено было оборудование для передачи данных, голосовая связь и SMS оставались доступны.

Один из участников протестных акций Мурад Хазбиев впоследствии подал в суд на ФСБ России. Аргумент истца состоял в том, что отключение интернета имело целью воспрепятствовать распространению информации о митинге среди жителей Ингушетии.

На судебных заседаниях стало известно, что ФСБ отключала интернет в Ингушетии как минимум несколько раз, рассказывает адвокат «Агоры» на Северном Кавказе Андрей Сабинин, представляющий интересы Хазбиева.

— Иск подавался к МВД и ФСБ, потому что никакие другие правоохранительные органы такое решение вынести не могли в силу закона об оперативно-разыскной деятельности. МВД устранилось, а ФСБ в суде признала, что решение выносили они. Более того, ФСБ представила 13 таких решений — абсолютно одинаковых, под копирку. И все решения выносились исключительно в дни массовых мероприятий в Ингушетии.

Суд предсказуемо отказал Хазбиеву в удовлетворении иска. После апелляции в Верховном суде, особой надежды на которую тоже нет, дело может быть передано в ЕСПЧ.

— В принципе этот иск вполне можно рассматривать как прецедент и использовать его для реализации похожих дел в Москве, — полагает Сабинин.

Интернет отключают во многих странах, где существуют проблемы с правами человека. В Камеруне два региона находились в режиме «шатдауна» больше года; много отключений происходит в Индии и Пакистане; во время «арабской весны» связь не работала в Тунисе и в Египте; наконец, недавно «шатдаун» был в Астане и в Алма-Ате в момент президентских выборов, перечисляет Климарев.

— Отключить сеть технически не так сложно. Мы прогнозируем, что этот опыт будет все чаще применяться в России по мере роста числа протестных акций. Представить себе массовый «шатдаун» в Москве можно. Другое дело, что это оружие массового поражения, которое очень сильно отразится на экономике. Например, товарооборот в таких случаях падает как минимум на 30%.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera