Сюжеты

Огонь в России ходит по кругу

Пока Минобороны пыталось тушить тайгу и докладывало о фантастических успехах, у него вспыхнули и взлетели на воздух артиллерийские склады

Зарево пожара на военных складах Ачинска. Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 86 от 7 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Алексей ТарасовОбозреватель

8
 

«Два раза — это уже система. Подготовьте мне предложения о том, кто и каким образом за это должен ответить». Это говорил Дмитрий Медведев, тогда президент, Анатолию Сердюкову, тогда министру обороны, — после очередной серии взрывов на военных складах. Арсеналы гореть и взрываться не перестали. Да — это, если угодно, система. Можно назвать и другим словом. Можно даже целой тирадой. Однако мир не только наши представления о нем и слова, как-то его для нас объясняющие, но и воля. И воля страны утрачена настолько, что, кажется, Россия вернулась в неорганическую жизнь, где — сериальность, множественность одно и то же, круги на воде, падающий один и тот же снег. Вернулась к деревьям, что тупо стоят и всю жизнь смотрят на одно и то же. Сукно, железо, трава, дым, почва. Бесконечное знакомство с одними и теми же граблями.

Именно эти слова писал совсем недавно, в мае, приехав в горящую Курганскую область и обнаружив, что огонь в ней прошел точно тем же маршрутом, что 15 лет назад, в 2004-м, уничтожив на сей раз те деревни, что не смог тогда. Все в России ходит по кругу, даже огонь.

Арсеналы у нас горят и взрываются почти с той же регулярностью, что леса. Хотя, казалось бы, это не тайга, не хаос — цивилизация давно выработала строжайшие правила обращения с боеприпасами, и даже умышленный их поджог и подрыв весьма проблематичен. Но — Дальний Восток, Сибирь, Поволжье, Предуралье. Где еще не было того, что случилось под Ачинском? Да, взрывы и пожары бывают в арсеналах по всему третьему миру (а порой и не только третьему). За последние годы — Болгария, Китай, Индонезия, Конго, Шри-Ланка, Индия, снова Болгария. Конечно, бывшие республики СССР.

Но не знаю, как именно это происходит там, система ли это или ЧП, у нас же происходит все очень наглядно — чтобы поняли абсолютно все. Все разжевано уже донельзя, до кашицы, которой кормят несмышленых или тронувшихся.

Вот глядите.

Снято очевидцами, монтаж: Александр Лавренов / «Новая газета»

5 августа около 17.30 близ деревни Каменка Ачинского района Красноярского края вспыхнул пожар на складе пороховых зарядов к артиллерийским снарядам. Детонация боеприпасов прекратилась только к утру 6 августа. В/ч 74008 — это весьма обширные по территории и богатые по внутреннему содержанию арсеналы Центра МТО (материально-технического обеспечения) Центрального военного округа. Серийные взрывы меж тем последовали только с двух площадок армейской базы, где находилось 40 тысяч снарядов калибра 125 мм и 152 мм. В Ачинскую межрайонную больницу № 1 поступили 12 пострадавших: шестеро госпитализированы, двое отправлены санавиацией в Красноярск, все они средней тяжести и стабильны, остальные — с легкими ранениями, амбулаторные. Погибших нет, но одного человека пока найти не могут.

Взрывы, по словам ачинцев, находившихся на связи с «Новой», раздавались то чаще, с периодичностью в несколько секунд, то реже, после 20.20 мощные раскаты вроде утихли, пошел дождь, но около 21.30 вновь сильно долбануло, потом еще. Дымы и зарево наблюдали как в Ачинске, так и в другом соседнем городе — Назарове. В Красноярске медики сообщили «Новой» о мобилизации, а директора некоторых школ и техникумов (где общежития учащихся сейчас свободны) готовились к приему беженцев. Действительно, к утру 6 августа пошли электрички с эвакуированными.

Робот Минобороны «Уран-14» для борьбы с пожарами. Фото: Калашников.медиа

Сообщалось, что личный состав в/ч укрыт в бомбоубежище, территория оцеплена. На тушении работает штатная бронетехника («пожарные танки»), позже Минобороны перебросило сюда два робота на гусеницах и дистанционном управлении «Уран-14» и беспилотники для мониторинга. Еще двух роботов дает МЧС. Из Москвы ждут прибытия 70 саперов, возможно, по словам военных, применение для тушения арсеналов авиации. Подошли два пожарных поезда со станций Ачинск и Ужур. Движение по ветке Транссиба, отходящей на юг от Ачинска (на Абакан), остановили. Кроме того, перекрыто движение на региональной автомобильной трассе, уходящей на юг от Ачинска на Назарово и Ужур. На федеральной трассе Р-255 «Сибирь», соединяющей Восток и Запад России, в который раз за это лето (огонь, вода…) ввели ограничение — на сей раз только на 712 км и только для грузовиков.

Прекратил работу Ачинский глиноземный комбинат (крупнейший производитель сырья для выплавки алюминия) — он в 8 км от арсеналов.

Воздушное пространство над ними закрыли на всех эшелонах в радиусе 30 километров — здесь пролегают четыре авиатрассы. Между тем, судя по сервису Flightradar, два пассажирских самолета все же пролетели над Ачинском.

Эвакуированные из опасной зоны в здание местной школы после взрывов на артиллерийском складе в Ачинска, Красноярский край. Фото: РИА Новости

С эвакуацией штатских проблем получилось больше. Поначалу людей из ближайших к арсеналам деревень (153 из Каменки, 67 из Заборки, 430 из Малого Улуя) организованно, на автобусах вывозили в те ачинские предместья, которые уже сами к тому времени собирались бежать. Сотовая связь, заправки, сайт мэрии Ачинска (промышленного города со 105-тысячным населением) легли, однако народ уловил, что вскоре после начала событий объявляли об эвакуации в радиусе 20 км от места ЧП. Между тем центр Ачинска — в 13 км от Каменки по трассе (и 10 по прямой), однако ачинцам почему-то предлагали не паниковать и сохранять спокойствие, а эвакуировали лишь чуть более тысячи человек из трех деревень и детского лагеря «Сокол» (257 детей и 66 взрослых вывезли в Назарово). Ачинцы побежали сами: выезды из города закупорило пробками, на заправках закончился бензин (из Каменки, где в домах повыбивало стекла, многие тоже уезжали, не дожидаясь помощи властей, некоторые покинули деревню пешком). Затем ачинская мэрия сообщила об эвакуации жителей еще нескольких деревень, а также о том, что «принято решение о частичной эвакуации жителей Ачинска с улиц, попадающих в зону возможного поражения». Очевидно, речь шла о южной промзоне и примыкающим кварталам. Они к тому времени уже обезлюдели.

Однако объявление на сайте мэрии, то воскресающем, то вновь умирающем — «Просьба подготовиться к эвакуации» — появилось лишь в девятом часу и без уточнения районов.

Впрочем, возможно, такова была тактика властей, исходивших из имевшихся ресурсов: сначала эвакуировать тех, кто в непосредственной близости к очагу, и дать дальним бежать самостоятельно, если у них есть возможность. Потом браться за тех, кто не смог выехать. Одно дело вывезти тысячу человек, другое — 6 тысяч, а потом речь зашла уже об 11 тысячах и 16,5. Да, отстоявшие в пробках ночевали прямо вдоль трассы в машинах, но тех, кто сам о себе не позаботится — например, несовершеннолетних из Ачинского детдома и реабилитационного центра, — своевременно вывезли в Красноярск и Большой Улуй.

Замглавы МЧС Александр Чуприян находился в Красноярске в момент ЧП — руководил масштабным тушением пожаров в красноярской лесотундре. Фото: РИА Новости

На место взрывов направлен замглавы Минобороны Дмитрий Булгаков с группой специалистов. Сюда же прибыл замглавы МЧС России Александр Чуприян — он находился на момент ЧП в Красноярске. Напомню, что в Красноярском крае для борьбы с пожарами в тайге и лесотундре сейчас собраны большие силы Минобороны и МЧС. В том числе слетелось большое число начальников с крупными и обильными звездами на погонах.

И за пару часов до начала канонады под Ачинском красноярский губернатор Александр Усс заявил о переломе в борьбе с лесными пожарами.

А Минобороны еще до Усса отчиталось о снижении в крае в пять раз скорости распространения природных пожаров и о том, что «за четыре дня работы авиации Минобороны в Красноярском крае и Иркутской области удалось затушить лесные пожары на площади 753 тысячи гектаров». Этот ненаучно-фантастический показатель можно сравнить с данными, публикуемыми ФБУ «Авиалесоохрана», которым в данном случае доверия априори больше. По ним, за те же четыре дня всем силам, задействованным в тушении лесных пожаров в России (включая Минобороны), удалось потушить лесные пожары общей площадью 20,7 тыс. га.

Но военные заслугам одной своей авиации приписывают площади, почти в 40 раз большие (хотя тушат не площади — кромку). И совсем не упоминают как раз в эти дни прошедшие дожди. Вот и сейчас центральные районы Красноярского края обильно поливает, бьет градом (кое-где до новых почти катастрофических последствий — многие воспринимали взрывы на армейских арсеналах как раскаты грома).

Это не театр абсурда, это наша реальность: пока Минобороны пытается тушить абсолютно безлюдную тайгу и лесотундру — то есть выполнять приказ, заведомо неисполнимый и бессмысленный, заниматься профанацией, вспыхивает прямо в ее хозяйстве. С тяжелыми последствиями.

И это все, конечно, чистый символизм.

После предложения Трампа Путину помочь с тушением сибирских пожаров, ему и всем остальным показывают, кто тут повелитель стихий.

В том числе таких вот грандиозных, обновляющих все вокруг, пожаров — цветных революций от природы.

Авиация во время тушения пожаров в Красноярском крае. Фото: РИА Новости

Тушение тайги во многих сотнях верст от человеческого жилья и дорог — не просто деньги на ветер, не просто проявление неуместного тщеславия и непонимания места человека в природе, это — вредно. Пожары в глухой тайге, не угрожающие селениям, вызванные сухими грозами, — не зло. Зло — наши попытки их тушить, вмешиваясь в природные процессы. Зло — наши попытки подменить кропотливое ведение лесного хозяйства, профилактическую работу, развитие наземных лесных служб кавалерийским наскоком — в данном случае привлечением авиации Минобороны.

Еще раз, простите, — но без этого не понять развернутого перед нами сюжета и драматизма того, что происходит на севере Красноярского края и на западе его центральных районов, в Ачинске:

таежные пожары без наземных сил и средств потушить невозможно.

Без ручного труда по давно известным технологиям. Без отжигов в сторону пожара, минерализованных полос — еще в 60-х разработана прокладка тех шнуровыми зарядами: их сбрасывали бухтами с воздуха, десантники раскладывали и одним капсюлем подрывали одновременно до 300 метров. До сих пор ничего лучше не придумано, но взрывчатка, видимо, нужней где-то в другом месте. И тех специалистов по организации тушения пожаров, что у нас прежде были, теперь нет. И их уже никто не готовит, как и низовое звено лесных специалистов и пожарных. Вот, скажем, в Курганской области в этом мае спасли Иковку, и перелом в тушении наступил совсем не по прилету авиации, а лишь когда позвали опытнейшего Сергея Сезева, бывшего начальника отдела охраны и защиты леса областного правительства, и сделали встречный пал. Умрут последние спецы такого класса, и тушить будут, выходя на огонь с иконой (уже так). Да вызывая самолеты — для красивой картинки по ТВ.

Знаете, что требуется от Минобороны? Отлично, конечно, что армия не забывает о своем единстве с народом и на народные деньги полетала над тайгой. Отлично, что только что в в/ч 74008 прошла присяга молодых бойцов — с участием попов РПЦ. Отлично, что вечером 5 августа, когда ачинцы не понимали, что им делать, в официальном аккаунте Минобороны «ВКонтакте» шла прямая трансляция танкового биатлона с подмосковного полигона Алабино.

И танковый биатлон, и попы — это все прекрасно. Одна просьба. Курганский горвоенкомат занимает реквизированный каменный особняк Лесной школы, открытой еще в 1893 году. Освободить бы его и заново начать учить лесничих.

1980-е. Фотография советского лесника. Архив РИА Новости

Этот сюжет — о самых простых истинах: надо мыть руки с мылом, выполнять написанные кровью инструкции и заниматься своим делом.

Запрет на возвращение в зону риска в Ачинском районе действовал до 14 часов 6 августа, затем режим «ограниченного пребывания» продлили до вечера. Хоть детонация боеприпасов прекратилась, но, по словам военных, остается угроза подрыва отдельных снарядов. Власти предупреждают об этом, но заявляют, что не в состоянии предотвратить «самопроизвольное возвращение населения» по домам. В Ачинске зона риска заканчивается на улице Льва Толстого.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera