Сюжеты

Наступает политическая осень

У Кремля сломались выборы: Москва бунтует, а в регионах ставленники власти не имеют очевидного преимущества

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

Этот материал вышел в № 86 от 7 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

14
 

До единого дня голосования в России в 2019 году остался месяц. Больше всего новостей о выборах и о том, что их окружает, идет из Москвы: здесь кампания в Мосгордуму превратилась в противостояние силовиков и гражданского общества. Однако за пределами столицы тоже происходит много интересного: предвыборные кампании губернаторов, местных советов и региональных парламентов проходят больше чем в 30 регионах — и почти нигде победа провластных кандидатов не очевидна. Более того, сложностей у Кремля на местном уровне как минимум не меньше, чем в прошлом году. «Новая» обозначила горячие электоральные точки наступающей осени.

8 сентября новых губернаторов будут выбирать 16 регионов России. Наиболее сложная обстановка сохраняется в Санкт-Петербурге, где ставленник Кремля Александр Беглов настолько непопулярен, что, по словам политолога Александра Кынева, «если против него выставят столб, победит столб». При этом почти ни у кого нет сомнений, что Беглова в итоге изберут: весь вопрос в том, на какие ухищрения придется для этого пойти.

Днем в понедельник, 5 августа, горизбирком рассматривал заявления четырех граждан, которые посчитали, что в агитационных материалах кандидата в губернаторы от КПРФ режиссера Владимира Бортко есть нарушения. Как посчитали недовольные Бортко заявители, он использовал в своей агитации стихотворения Самуила Маршака и Редьярда Киплинга, но разрешения у правообладателей не спросил. Досталось Бортко и за его интервью «Новой газете»: муниципальный депутат поселка Петро-Славянка Владимир Козыро посчитал, что неудобный для кандидата-коммуниста разговор является настоящей агитацией. Итогом всех разбирательств может стать снятие Бортко с предвыборной гонки: это выглядит еще интереснее на фоне сообщений о том, что в качестве «кандидата номер два» срочно начинают раскручивать представителя «Справедливой России» Надежду Тихонову.

«За выборами в Петербурге мы с вами будем наблюдать, засунув палец в рот, — саркастична экономический географ Наталья Зубаревич. — Мой прогноз: Беглова изберут, но с нечеловеческими усилиями, вплоть до самых примитивных технологий докидывания бюллетеней. Не забывайте, что, когда Москва вроде как «очистилась» [в предыдущие годы], Питер продолжал упрямствовать. Если вы посмотрите на карту итогов президентских выборов 2012 года, когда в Москве и других регионах уже голосовали «прилично», в Петербурге, где могли, голосов накидали, а где не могли — голосовали по-честному». На нынешних выборах возможна ровно та же ситуация, «если не набежит туча наблюдателей», уточняет Зубаревич, но горечь положения в том, что в Северной столице их никогда не набиралось достаточное количество, чтобы как-то повлиять на процесс и результат кампании.

Преимущество Петербурга в том, что избиратель там «посвободнее»: ему почти никто не может помешать проголосовать максимально протестно. Отсюда и недовольство со стороны власти громкими и популистскими заявлениями Бортко, хотя в любой другой ситуации он проходил бы на выборах по категории чудаков, которых можно не опасаться. Важно, что протест со стороны избирателей в крупных городах публично декларируется, но в регионах все несколько сложнее:

там высок шанс сценария «фига в кармане», когда основной удар по кандидату наносят контролируемые вроде бы ранее бюджетники.

— Технологии привода на избирательные участки никуда не делись, — говорит Александр Кынев. — Но люди приходят и голосуют по-другому, то есть утрачивается контроль над базовым электоратом. Это фундаментальная проблема: почти везде мы видим сушку явки, агитация только косвенная и в форме материалов о деятельности кандидата, расчет делается на условных бюджетников — но это не сработало в прошлом году и, видимо, не сработает сейчас. Отсюда и истерика.

Проблемным регионом смело можно называть любой из участвующих в выборах, но с особыми трудностями предстоит столкнуться, например, в Астрахани. Там кандидатом в губернаторы от власти идет бывший охранник Путина, известный по фото с пулеметом в руках, — Игорь Бабушкин. Формально под него расчистили путь: до выборов не добрался через муниципальный фильтр известный астраханский политик Олег Шеин — но даже в отсутствие внятной конкуренции аналитическая служба «Давыдов.индекс» не дает Бабушкину больше 41% в первом туре. Это самый низкий прогноз для ставленника власти на ближайших выборах.

Сам Бабушкин строит свою кампанию на повторении тезисов Владимира Путина о социальной политике с поправкой на масштаб региона, а еще дает команду на возбуждение множества уголовных дел в отношении чиновников, лояльных прошлым губернаторам (за последние полтора года Бабушкин уже третий глава региона). Против него выставлен слабый и возрастной коммунист Николай Арефьев, но, по замерам недопущенного к выборам Олега Шеина, рассерженные горожане могут голосовать именно за кандидата от КПРФ.

«Это называется «дегажизм», когда голосование идет по принципу «кто угодно, только не власть», —

объясняет политтехнолог Алексей Макаркин. — Включаются эмоциональные механизмы, и никто не смотрит на то, что кандидат слабый или вовсе технический».

В массовом порядке Кремль с этим явлением столкнулся на прошлых выборах, и за год ситуация стала только хуже: доверия к действующей власти не прибавилось, проблемы будут даже в сравнительно тихой Вологодской области (там отсидевшему восемь лет в кресле губернатора Олегу Кувшинникову тоже пророчат второй тур и около 42% голосов). С Бабушкиным из Астрахани дополнительная сложность в его бэкграунде: охранник Путина — силовик, и для спецслужб необходимость закрепить своего человека в регионе — ключевой вызов.

Петр Саруханов / «Новая»

«Вероятно, силовики упрутся и будут делать все, чтобы их кандидат «не пролетел», — предполагает Наталья Зубаревич. — Здесь речь о корпоративных интересах». В помощь для таких случаев напрягут весь крупный бизнес, считает эксперт:

в менее развитых регионах удобно заставлять руководителей крупных фирм, чтобы они вынуждали сотрудников проголосовать «как положено».

Обычно эта технология используется на президентских выборах, но, вероятно, расчехлить ее снова придется и на более мелком уровне. Преимущество власти в этом случае — страх: никто из условного Карабаша в Челябинской области не позволит себе проголосовать против врио губернатора Алексея Текслера, потому что Русская медная компания в хороших отношениях с руководством региона, а другой работы ты больше нигде не найдешь.

Получается виртуальное перетягивание каната: лоялисты-конформисты, которых становится меньше не только на свободолюбивом Сахалине, но и где-нибудь в Курганской области, против измученных отсутствием надежд и готовых рискнуть сменой власти рассерженных горожан. Блестящих побед кандидатов от власти в таких условиях можно вообще не ждать, прогнозирует Александр Кынев: хорошо, если наберут достаточно для победы в первом туре количество голосов. Большие проблемы будут у тех, кто пришел на пост главы региона недавно.

«Это беда кадрового подбора: в регионы спускают абсолютно невнятных кандидатов. В администрации президента никого не слушают и слышать не хотят», —

Александр Кынев намекает, где стоит искать изъян.

В итоге может сложиться ситуация, когда назначенца из центра местные элиты и общество просто не принимают. Одной из таких историй, судя по цифрам, является Республика Алтай: там с марта 2019 года регионом руководит уроженец Барнаула Олег Хорохордин, долгое время работавший в Москве. Его потенциал на выборах более-менее независимые политологи воспринимают едва ли не как самый слабый: местные жители хотят укоренившегося и знакомого с реалиями региона (одного из самых бедных) человека, а варяг из Москвы им практически безразличен.

Рабочих стратегий борьбы с системными конкурентами на уровне каждого региона достаточно, но все они не дают стопроцентного результата. Наиболее выигрышная методика — договориться заранее с конкурентами, чтобы они не стали мешать избранию кандидата от власти. Так произошло, например, в Оренбурге, где не стал выдвигаться сильный кандидат от ЛДПР Сергей Катасонов, и в Забайкалье, где против активно раскручиваемого Александра Осипова должен был пойти коммунист Николай Мерзликин, а в итоге КПРФ выдвинула менее известную фигуру.

Кулуарные договоренности позволяют убрать конкурента, но не недовольство. Алексей Макаркин говорит, что дегажизм тем и примечателен: в отсутствие условного коммуниста его аудитория, скорее, пойдет голосовать за жириновца, и наоборот — в сторону провластного кандидата этот электорат не повернется. Там, где перед стартом договориться не получается, возможны другие хитрости. На будущих выборах в Ставропольском крае Макаркин рекомендует обратить внимание на кандидата от КПРФ, бывшего командующего 58-й армией Северо-Кавказского военного округа Виктора Соболева: в регионе сильно влияние военных, поэтому у него неплохие шансы. Однако был зарегистрирован и кандидат от Коммунистической партии социальной справедливости (КПСС), и это очень похоже на попытку запутать избирателя, считает политтехнолог.

Если с губернаторскими выборами еще как-то можно «похимичить», то с избранием городского и областного парламентов все куда сложнее. В некоторых регионах кампании накладываются друг на друга, и это приводит к дополнительному риску получить протестное голосование: проблемы у Кремля почти наверняка возникнут на Сахалине и в Забайкалье. Серьезным испытанием станет выборный период в Хабаровском крае. «На выборах губернатора «Единая Россия» провалилась со своим кандидатом, а сейчас у нее нет никакого преимущества на ближайшей кампании ни в городскую думу, ни в законодательную. Позиции губернатора Фургала от ЛДПР достаточно сильны», — констатирует Александр Кынев.

Но даже без наложений заполыхать может на любых, даже самых, казалось бы, безопасных выборах. Яркий пример — Севастополь:

там активно снимают с гонки всех кандидатов, которых можно было бы назвать людьми экс-спикера Заксобрания Алексея Чалого.

Три недели назад подписи в поддержку партий «Родина» и «Зеленые» признали недействительными. Это только обостряет конфликт Чалого и властей и явно добавляет головной боли кураторам выборного процесса.

Сами кураторы не обязательно находятся в Москве: большая часть выборов отдана на откуп местным органам власти, убежден Александр Кынев. Москва, разумеется, хочет держать руку на пульсе: ей хватило одной только прошлогодней истории в Приморье. Но для того, чтобы таких историй избежать в дальнейшем, ничего не сделано, и в условиях риска получить новое Приморье в любом месте Кремль озаботился извечным вопросом «что делать?».

Стратегий на самом деле всего две. В рамках первой из них АП, понимая, что во всех местах одновременно выиграть почти нереально, некоторые регионы уступит. «Челябинск, Сахалин, Мурманск точно не отдадут конкурентам, а вот Республику Алтай — могут», — предполагает Наталья Зубаревич. Кынев добавляет, что гипотетически в Москве ничего бы не потеряли, если кто-то другой стал бы губернатором Курганской области. Но это вариант условный, и, например, Алексей Макаркин считает, что такое развитие событий маловероятно. «Кремль никогда ничего не отдает [просто так]. Для него вообще недопустимо, чтобы их ставленник проигрывал. Он прошел уже кучу согласований — и вдруг уступает. Это же нарушение всех договоренностей с разными акторами», — говорит Макаркин.

Вторая стратегия — единственно возможная, когда речь заходит о необходимости сохранить все рычаги контроля в своих руках. «Вы же понимаете лучше меня: если устроили «мочилово» в Москве, то нельзя допускать, чтобы и в регионах кто-то лез поперек батьки. Одно дело, когда такие результаты на выборах — неожиданность, а теперь-то мобилизация начальства проведена, — предполагает Наталья Зубаревич. 

— Силовики встали у руля, и, чтобы доказать свою профпригодность, внутриполитический блок Кремля будет биться за результат. Иначе его просто снесут».

Другие эксперты соглашаются с тем, что Москве важно будет не уступить ни в одном из проблемных регионов. Бить дубинками избирателей, как в столице, пожалуй, не станут и работать будут уже по факту — старыми добрыми методами фальсификаций. Но даже это не дает абсолютной уверенности в том, что где-нибудь в условной Липецкой области люди не выйдут на улицы, если авторы выборов начнут работать совсем без границ дозволенного.

Выходит так, что для всех сторон сейчас выборы — это и не совсем уже выборы. Избиратели мечутся между официально плохим и официально очень плохим вариантами, но и Кремль вряд ли смотрит на выборные процедуры последнего времени с энтузиазмом. Игра в поддавки перестала давать результат, а когда люди хотят сыграть по-честному, власть начинает нервничать и предъявлять максимум на­думанных претензий ко всем, кто захотел справедливости.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera