Сюжеты

Методичка репрессий

Повестки, рейды, профилактический учет. Как москвичей убеждают сидеть дома

3 августа в Москве. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 87 от 9 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Татьяна Васильчуккорреспондент

4
 

Преследование участников акций протеста в Москве доходит до абсурда: студентам грозят отчислением из университетов, у родителей хотят забрать ребенка, приставы устраивают внезапные рейды по должникам, а людям, вышедшим из призывного возраста, приходят повестки в армию. Есть даже попытка постановки протестующих на профилактический учет — эта практика в отношении граждан, демонстрирующих «антиобщественное поведение», уже применялась в Дагестане. Тем временем с обысками пришли к юристам Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального (по уголовному делу ст. 174 УК РФ — «отмывание денежных средств» в размере 1 миллиарда рублей). Одного из них избили прямо в ходе обыска. Счета фонда, с которых в том числе оплачивались штрафы задержанным на митингах, заблокированы.

Обыски в ФБК

В 7 утра 8 августа пришли с обысками в квартиры сотрудников «Фонда борьбы с коррупцией»: Александра Помазуева, Евгения Замятина, Вячеслава Гимади, Владлена Лося и Виталия Колесникова. Затем с обыском пришли в сам офис ФБК. Счета фонда и его сотрудников полностью заблокировали. А затем стало известно, что Пресненский районный суд вынес постановление арестовать счета на сумму 75 миллионов рублей. Пресс-секретарь Алексея Навального Кира Ярмыш сообщила, что «пока работают резервные счета».

Накануне уголовное дело по ч. 4 ст. 174 УК РФ («отмывание» 1 миллиарда рублей) было передано в центральный аппарат Следственного комитета. К Помазуеву и Гимади при обыске не допускали адвокатов. Позднее адвокат Помазуева Татьяна Молоканова сообщила, что к ее подзащитному применили «физическую силу — приемы борьбы при задержании». Помазуева ударили лицом об пол, и он получил рассечение брови, ушиб лба и ушиб носа с кровотечением — как рассказала Молоканова. Известно, что сотрудники ФБК, к которым приходили с обысками, пока проходят по уголовному делу в качестве свидетелей.

Лица с «антиобщественным поведением»

О первом случае постановки участника митинга на профилактический учет стало известно адвокатам «Апологии протеста» (проект «Агоры», специализирующийся на юридической помощи участникам массовых акций.Ред.).

— Формально право на это [постановку на профилактический учет] есть, — рассказывает «Новой» глава проекта Алексей Глухов, — Но фактически вместо того, чтобы заниматься профилактическим учетом лиц, которые недавно вышли из мест лишения свободы, семейных дебоширов, алкоголиков и наркоманов, — они занимаются преследованием мирных протестующих.

Право на постановку на учет лиц, «склонных к совершению преступлений» и демонстрирующих «антиобщественное поведение», которое «нарушает общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц», силовики получили в 2016 году. Тогда Владимир Путин подписал закон «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». «Новая» писала о том, как еще не дожидаясь вступления в силу федерального закона, подобная практика в отношении «особых», на взгляд силовиков, граждан была замечена в Дагестане. Однако там самой популярной категорией «наблюдения» был «религиозный экстремизм».

Профилактический учет предполагает проведение бесед, наблюдение за поведением лиц, состоящих на учете, их образом жизни, кругом общения, а также опрос родственников и соседей. Глухов напоминает, что вызов на проведение профилактической беседы можно проигнорировать и самому адресату, и его родственникам — за это не будет никакой ответственности: «Закон не обязывает оказывать хоть какое-либо содействие силовикам. Обязанности идти в полицию и вставать на учет — нет».

«Мне 30 лет, я не в призывном возрасте, у меня есть военный билет»

Антона Мухатаева задержали 27 июля на Трубной площади. Выходные он провел в ОВД, а после суда получил 7 суток административного ареста, которые провел в спецприемнике в Электростали.

Когда мужчина вышел оттуда, по адресу прописки, в квартиру, где проживает отец Мухатаева, пришли двое мужчин — они хотели вручить повестку в военкомат для его сына.

— Что было довольно странно — мне 30 лет, я не в призывном возрасте, у меня есть военный билет, — рассказывает сам Мухатаев «Новой». — И после того, как отец отказался их пустить, ему на домашний номер позвонил какой-то человек, судя по всему, из полиции. Человек представился как Голышев Юрий Викторович. Он хотел узнать, когда я буду по месту регистрации и мой контактный номер. Отец отказался предоставить ему информацию и разозлился: «Вы сначала моего сына арестовываете, а теперь еще этой фигней занимаетесь», — сказал он им. Разговор прошел на повышенных тонах. В итоге на том конце провода ответили: «Хорошо, так и пометим, что вы отказались».

8 августа к отцу мужчины снова пришли из полиции: «Участковый заявил, что отец должен содействовать в розыске, отец отказался ему что-либо говорить. Участковый заверил, что претензий у них ко мне нет, просто хотят «поговорить про митинги», так как я «теперь на карандаше»», — рассказал Мухатаев.

Монтаж: Глеб Лиманский / «Новая газета», видео снято корреспондентками «Новой»: Лилит Саркисян, Дарьей Зеленой, Екатериной Фоминой, Викторией Микишей, Анной Артемьевой, Елизаветой Кирпановой, Юлией Минеевой, Татьяной Васильчук

На горячую линию «ОВД-Инфо» также стали обращаться задержанные на акции 27 июля — к ним приходят повестки о вызове в военную прокуратуру.

— За последнее время к нам поступило относительно большое количество звонков от протестующих, которых вызвали в военный комиссариат, — рассказывает «Новой» юрист правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Арсений Левинсон. — Если человек получил повестку в военную прокуратуру — он обязан явиться. Но при этом мы рекомендуем гражданам в обязательном порядке подавать жалобу на такой вызов, потому что действия должностных лиц не обоснованы. И от объяснений там мы рекомендуем отказываться. В военкомат нужно явиться, только если вам выдали повестку лично под роспись. Но вообще тот факт, что гражданин был задержан за совершение административного правонарушения, не дает права вызывать его в военкомат. Это не только незаконно, это прямо антиконституционно.

«Откройте, судебные приставы»

Спустя несколько дней после массовых задержаний 3 августа в интервью «Москве 24» замруководителя управления Федеральной службы судебных приставов Евгения Клименко сообщила:

«Среди задержанных есть физлица, которые являются должниками по нашим исполнительным производствам. Общая сумма задолженности — порядка 26 миллионов рублей».

Клименко заявила, что приставы организовали «рейдовые мероприятия» по квартирам должников. В разговоре с корреспондентом «Новой» Алексей Глухов напоминает, что ходить по квартирам можно только в том случае, если в отношении должника ведется исполнительное производство:

— По закону об исполнительном производстве, сначала приставы должны посмотреть, нет ли денег на счетах человека, для этого нужно отправить запросы в банки — если там что-то есть, то взять оттуда. И только после того, как они поймут, что там ничего нет, они получают возможность ходить по жилищам и уже там либо просить погасить долг на месте, либо арестовывать имущество.

В интервью «Москве 24» Клименко не уточнила, в отношении какого количества должников действительно уже заведено исполнительное производство и к кому рейды приставов будут законны.

Глухов называет происходящее «комплексным государственным буллингом» протестующих, но предупреждает, что вскоре ситуация может стать серьезнее:

— Надо учитывать, что ситуация изменится, когда начнут вступать в силу постановления по первым акциям, и люди уже смогут подпадать под повторное правонарушение на митинге, то есть под часть 8 ст. 20.2, а там грозит арест до 30 суток и штраф до 300 тысяч рублей. Мы изучили даты апелляций по штрафам в Мосгорсуде — их назначают уже на август, чтобы скорее все сделать. Это просто невиданная скорость Мосгорсуда. Обычно апелляции на штрафы рассматриваются по несколько месяцев, и еще надо вызванивать суд, чтобы вообще понять, где дело находится. Мы считаем, что это способ больше людей сделать «повторными», чтобы они повторно не выходили.

Заявления университетов

Тем временем ситуацию с задержанными комментируют московские вузы, студенты которых также выходят на акции протеста.

— Ректор РГГУ Александр Безбородов заявил, что руководством университета будут приниматься меры в отношении сотрудников и учащихся, которые принимают участие в несанкционированных акциях: «Если было допущено грубейшее нарушение, то подход руководства будет жестким и вплоть до отчисления». В ответ ректору студенты, аспиранты, выпускники и сотрудники РГГУ опубликовали открытое письмо, в котором заявили следующее: «Мы считаем, что руководство университета может применять к студентам и студенткам меры дисциплинарной ответственности только в случае, если они не выполняют свои учебные обязанности или прямо мешают учебному процессу, <…> настоятельно просим Вас как ректора РГГУ сосредоточить свое внимание на целях деятельности университета, утвержденных его уставом, а не на изыскании способов наказания обучающихся за их внеуниверситетскую деятельность».

— Ректор МПГУ Алексей Лубков заявил, что участие студентов в несанкционированных акциях «может отразиться на их судьбе»: «Потому что по нашим уставам университетским существуют такие положения, такие нормы, что если это будет грубое правонарушение, то это несовместимо с дальнейшим обучением».

— Ректор МГУ Виктор Садовничий занял более нейтральную позицию в оценке участия студентов в протестах и призвал их быть «очень аккуратными»: «Одно дело — способность и умение выражать свое мнение. Лучше, если человек грамотно говорит. А если это что-то другое, чего я, например, не знаю, я бы ребят наших призвал — и считаю, что самое главное — учиться, хорошими специалистами становиться и отстаивать свою точку зрения, если этого требуют его убеждения».

— Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов сам пока не высказывался по ситуации с задержанными студентами ВШЭ. Однако проректор вуза и зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы Валерия Касамара, комментируя задержания студентов во время пикетов в защиту арестованного студента ВШЭ Егора Жукова (Жуков проходит по уголовному делу по ст.212 УК РФ.Ред.) заявила следующее: «Студенты могут быть уверены, что никаких проблем с учебой со стороны руководства ВШЭ в подобной ситуации для них не последует».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera