×
Сюжеты

Игра на мажорных квотах

Авторы анонимного письма президенту разыгрывают партию о «срыве государственной реформы», чтобы поскорее победить на крабовых аукционах

Фото: Joe Giddens\PA Images\TASS

Этот материал вышел в № 91 от 19 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Павел СтрельцовНовая газета

 

На фоне жаркой политической повестки этого холодного лета может показаться, что, кроме протестов (и еще лесных пожаров), ничего интересного в стране не происходит. Однако лоббисты, в отличие от чиновников и депутатов, в отпуск не уходят. Наоборот, они ищут удобный момент, чтобы продавить важные для них решения. И часто — находят. Вот, например, письмо, под которым нет фамилии авторов, зато на первой странице есть резолюция президента, датированная 7 августа 2019 года: «Белоусову А. Р. (то есть помощнику президента по вопросам экономики. — Ред.). Прошу разобраться с заинтересованными ведомствами и доложить». Какая же якобы угроза потребовала столь оперативного вмешательства на высшем уровне?

Напомним, что эпопея с изменением сложившихся правил игры в отрасли добычи водных биоресурсов или, проще говоря, «крабовая война» началась с похожего анонимного письма, которое авторам удалось положить на стол президенту. Несмотря на консолидированную позицию рыбопромышленников, инициаторам реформы, в числе которых обычно называют «Русскую рыбопромышленную компанию» (РРПК) Глеба Франка, удалось добиться своего.

Исторический принцип распределения квот на вылов краба (согласно которому добросовестные компании, соблюдающие условия договора, получают его продление по закону) был изменен в пользу проведения аукционов. Соответствующий закон, несмотря на скандальное прохождение в парламенте, был принят и вступил в силу 1 мая. Это значит, что первые аукционы должны пройти в ноябре. Нормативную базу должно готовить правительство.

Первая страница письма с резолюцией Путина: «Прошу доработать с заинтересованными ведомствами и доложить»

«Поручить, зафиксировать, внести»

Так вот, по мнению авторов письма, оно со своей работой не справляется! «По состоянию на 2 августа 2019 года не приняты нормативно-правовые акты, необходимые для проведения аукционов (здесь и далее курсив, как в оригиналеРед.). Предложенные Минсельхозом проекты документов до сих пор находятся в стадии «проработки»; со стороны каждого из причастных ведомств — ФАС, ФСБ, Минпромторг, Министерство развития Дальнего Востока и др. имеются существенные неурегулированные разногласия».

Да уж, не каждый лоббист, пусть и анонимно, рискнет обвинять в волоките ФСБ. Но тут, видимо, ставки слишком высоки: «С учетом «сырого» статуса документов и разногласий по ним, а также отпускного периода в правительстве РФ существует высокий риск невозможности проведения аукционов в 2019 г. Соответственно, в бюджет РФ не поступит запланированный доход в виде аукционных платежей, держатели «исторических» крабовых квот продолжат добычу краба в 2020 г., а государственная реформа будет сорвана».

В этом фрагменте много пафоса, но давайте попробуем понять суть. Если аукционы не состоятся до 1 ноября 2019 года, то в 2020 году владельцы «исторических» квот продолжат добычу, и это станет срывом реформы. То есть авторы письма сами признают, что всю эту реформу можно свести к переделу рынка. Ведь добыча краба не прекратится, государство будет получать налоги, рыбаки — зарплаты, а компании будут продолжать работать.

Просто это будут не те компании, которые так бились за проведение аукционов. Налицо срыв их бизнес-планов.

Аукционные платежи, как и запланировано, поступят в бюджет в этом году. Это реально не несет угрозу федеральному бюджету.

То есть авторы письма решают собственные коммерческие задачи. И не стесняются делать это по отношению к федеральным ведомствам в приказном тоне: «Предлагаются следующие решения для ускорения принятия нормативно-правовых актов по проведению аукционов в 2019 г. <…> Поручить правительству проработать меры стимулирующего характера для поддержки верфей ДФО по аналогии с мерами государственной поддержки судостроительного комплекса «Звезда» <…> Зафиксировать требование к судам-краболовам как объектам инвестиций <…> Внести требование о наличии подписанных судостроительных контрактов для квалификации участия в аукционах. <…> Внести требование о предоставлении финансовых (банковских) гарантий исполнения инвестиционных обязательств участия в аукционах».

Странно еще, что не приложили список заранее победителей, перетянутый розовым бантом. Впрочем, они легко угадываются, исходя из озвученных требований, которые, кстати, идут в разрез с идеологией той самой реформы. Ведь изначально речь шла о том, что доходный краболовный бизнес должен тащить за собой отечественное судостроение, причем по принципам «сначала строим — потом ловим», «где ловим — там и строим».

Но в письме указано, что эти принципы якобы реализовать невозможно, поэтому как минимум половину судов можно будет строить не на Дальнем Востоке, а где-то еще. Главное, поскорее перераспределить квоты и начать добычу.

При этом квоты, полученные инициаторами реформы в 2017 году, трогать нельзя, их предлагается выносить на аукционы в строгом соответствии с историческим принципом, который, оказывается, продолжает действовать, но не для всех.

«Выводы основаны на необъективных данных»

При этом ведомства, поддержавшие реформу, продолжают настаивать, что без аукционов развитие российской рыбной промышленности оказывалось под угрозой. В частности, Федеральная антимонопольная служба выпустила специальный доклад о состоянии конкуренции в 2018 году, где отдельный блок был посвящен вылову и переработке водных биоресурсов. Прочитав его, специалисты и участники рынка были очень удивлены. Президент «Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров» Герман Зверев написал письмо на имя руководителя ФАС Игоря Артемьева, в котором привел красноречивые цифры.

В частности, с 2013 по 2018 год, по данным Росстата и налоговиков, финансовый результат рыбной отрасли увеличился с 23 миллиардов рублей до 341 миллиарда, а объем налоговых отчислений увеличился в период с 2015 по 2018 год с 31,7 до 45,8 миллиарда рублей. Полученную прибыль предприниматели по договорам об инвестиционных квотах вкладывают в строительство судов — их заложено 33 единицы, и еще 21 береговое рыбоперерабатывающее предприятие. «Всероссийская ассоциация рыбопромышленников считает, что официальные заявления ФАС России не имеют финансово-экономического обоснования», — жестко пишет Зверев.

При этом его оценки во многом совпадают с позицией Минсельхоза. В ответ на другое обращение Зверева замминистра Петр Савчук (кстати, долгое время работавший в РРПК, а затем в Росрыболовстве) сообщил, что ведомство тоже направило свои замечания в ФАС. И, судя по приложенному письму замруководителя Росрыболовства Иваника, ведомство «поддерживает позицию Всероссийской ассоциации рыбопромышленников о необходимости доработки раздела «Рыбохозяйственный комплекс» доклада ФАС». В частности, тот же Савчук в переписке с антимонопольщиками отметил, что «раздел проекта доклада основан на необъективных данных о состоянии рыбохозяйственного комплекса, содержит ошибочные выводы и оценки». А в качестве объективных данных Савчук приводит ровно те же цифры, что и Зверев.

К сожалению, итоги спешно принятого закона уже дали свои негативные результаты. На новеньком, открытом только в 2017 году рыбоперерабатывающем комплексе в Невельске (Сахалинская область) идут сокращения работников, связанные с процессом перераспределения квот. «События всем известные, очень серьезно влияют и еще повлияют на отрасль. Происходят изменения в структуре бизнеса, предприятия озадачены вопросом, как задействовать коллектив и сохранить его, как спасти бизнес.

Речь идет о том, что в условиях лишения 50 % квот необходимо как-то выживать, продолжать работать. Это серьезный вопрос, и он касается не только и не столько завода в Невельске»,

— рассказал журналистам «Сахалин.инфо» президент «Ассоциации рыбопромышленных компаний Сахалинской области» Максим Козлов.

Ведь даже Минсельхоз и Росрыболовство соглашаются, что действующий «исторический принцип» обеспечил динамичное развитие отрасли, а перераспределение квот ведет к кризисным явлениям, то к чему торопиться с проведением аукционов и подсовывать президенту анонимные письма? Может, стоит задуматься о последствиях и более тщательно проработать проекты постановлений, чтобы было выгодно не только группам лоббистов, но и всем рыбопромышленникам, а также судостроителям и россиянам, которые хотят есть отечественные рыбу и морепродукты?

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera