×
Репортажи

«Структура обвинения дает трещину»

Еще один свидетель по делу «Нового величия» помог защите разрушить стратегию прокуратуры

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 91 от 19 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Андрей Каревкорреспондент судебного отдела

1
 

карточка процесса
 

Где: Люблинский районный суд Москвы

Кто: Руслан Костыленков, Дмитрий Полетаев, Петр Карамзин, Вячеслав Крюков, Анна Павликова, Мария Дубовик, Сергей Гаврилов и Максим Рощин

Статья: 282.1 УК («Создание и участие в экстремистском сообществе»)

Стадия: допрос свидетелей обвинения

Грозит: от шести до десяти лет лишения свободы

В Люблинском суде Москвы допросили свидетельницу, которая сдавала офис для участников «Нового величия». Она рассказала, что сотрудники ФСБ и оперативник из Центра «Э» просили ее не разглашать детали получения денег за аренду и не говорить, кто снимал у нее помещение. А один из обвиняемых по делу Руслан Костыленков попросил дать ему слово, чтобы выступить с опровержением всех «экстремистских «моментиков», которые добавил следователь».

Напомним, десять участников движения «Новое величие» были задержаны 15 марта 2018 года по обвинению в создании экстремистской организации с целью насильственного свержения власти. Четверо обвиняемых по-прежнему содержатся в СИЗО: Руслан Костыленков, Петр Карамзин, Дмитрий Полетаев и Вячеслав Крюков. Остальная четверка находится под домашним арестом: Анна Павликова, Мария Дубовик, Сергей Гаврилов и Максим Рощин.

5 августа в суде допросили сотрудника из Центра «Э» по ЮВАО Дениса Чижова. Как выяснилось, именно он занимался разработкой и слежкой за участниками «Нового величия». Он рассказал, что в декабре 2017 года получил оперативную информацию о новом экстремистском сообществе и стал ее проверять. Участники движения собирались в помещении в торговом центре на Братиславской. С самого начала там велась прослушка, за которую непосредственно отвечал Чижов. «У группы был офис. Там они осуществляли политическую координацию. Задачей группы являлось свержение власти, проведение диверсий на выборах 2018 года. Мы стали проводить разведывательные мероприятия: видео- и аудиопрослушку», — сказал Чижов.

8 августа на повторный допрос вызывали Рустама Рустамова, который признал вину по делу, заключил сделку и уже приговорен к двум годам условно за пособничество в участии в экстремистском сообществе (ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 282.1 УК РФ). На одном из заседаний Рустамов говорил, что обвиняемые «учились стрелять и кидать бутылки с зажигательной смесью» и собирались поджечь офис «Единой России». Костыленков не выдержал и попросил выступить с пояснениями после допроса Рустамова: «Я познакомился с Рустамовым в 2010 году, часто был у него в гостях. Он так же, как и я, не симпатизирует действующей власти, мы часто обсуждали политику». По словам Костыленкова, в 2012–2018 годы они с Рустамовым «раз в квартал» выезжали на заброшенную стройку, чтобы пострелять, «покидать бутылки». Для них это было обычным времяпрепровождением, объяснил подсудимый.

«Если меня следствие изображает монстром и радикалом, почему я на протяжении шести лет, обладая навыками владения оружия, так и не поджег государственные здания, штабы «Единой России», не убил ни одного сотрудника полиции, не дрался с федералами? Структура обвинения начинает давать трещину», — заявил Костыленков.

Костыленков рассказал, что они действительно 10 декабря 2017 года вместе с Крюковым, Павликовой, Полетаевым и Рощиным ездили на заброшенную стройку, чтобы пострелять по мишеням. К ним приезжал Рустамов, привозил канистру с бензином, машинное масло и ружье «Сайгу». Костыленков назвал ложью, что они бросали бутылки с зажигательной смесью и стреляли по мишеням, представляя полицейских.

Он вспомнил еще пару встреч, на которых они собирались «просто пострелять по мишеням», для них «это было развлечением, а «экстремистские моментики» добавил следователь». «Мотив у Рустамова был простой — материальная выгода. Я ему оплачивал патроны, топливо, платил пару тысяч рублей. Он говорил, что хочет продать ружье, и ему было выгодно перед продажей использовать все свои патроны», — объяснил Костыленков.

По его словам, на тренировках обсуждали сам процесс стрельбы, про политику говорили «чуть-чуть». Руслан Д. (защита считает его провокатором спецслужб. А. К.) с ними был дважды и называл их встречи тренировками.

— Кто был инициатором? — уточнила защита.

— На одной из встреч на Братиславской я упомянул, что у меня есть товарищ, у которого есть оружие. [Руслан] Данилов сразу подхватил и настоял устроить встречу с ним, чтобы пострелять, — объяснил подсудимый.

— Как себя вели остальные?

— Молча, просто участвовали в процессе. Никто инициативу не проявлял.

Рустамов не проронил ни слова, про него словно забыли, не задав ни одного вопроса. Прокуратура предложила его отпустить и изменить порядок представления доказательств — вместо допроса свидетелей приступить к изучению письменных материалов дела и просмотреть несколько видеозаписей. Пока в суде успели исследовать устав «Нового величия», протоколы собраний, финансовые документы — как отметили защитники, эти материалы никем не были подписаны и неизвестно их происхождение.

На последнем заседании, 16 августа, прокуратура снова поменяла ход процесса и продолжила допрос своих свидетелей. В суд пригласили Юлию Куницыну, которая сдавала в аренду помещение для собраний участникам «Нового величия». Она рассказала, что именно Руслан Д. откликнулся на ее объявление в интернете и сразу согласился оплатить аренду. Помещение — комната с партами, учительским столом и доской.

По словам Куницыной, 17 декабря 2017 года Руслан связался с ней и предложил встретиться. Он показал ей журналистское удостоверение, объяснив, что ему нужно помещение, чтобы «создать какой-то журнал, и для этого им нужно тихое место». Он попросил ее сдать им помещение без оформления договора, свидетельница согласилась на эти условия.

Оплата аренды почасовая — 450 рублей в час. Обычно Руслан писал Куницыной по WhatsApp и просил заранее предоставить помещение. «В начале января они часто встречались», — отметила свидетельница. Офис обычно снимали на 3–4 часа, собрания проходили по выходным. Примечательно, что Руслан еще снимал помещение и по вторникам, когда собрания не проводились, но что он там делал — до сих пор загадка.

В общей сложности помещение снимали 5–6 раз, первый платеж в 10 тысяч рублей она получила от Руслана наличными, остальную сумму ей переводили на карту. Свидетельница показала в суде квитанции об оплате аренды и распечатку с перепиской с Русланом Д. В частности, один из платежей она получила от некоей Светланы Викторовны, а другой — от Раду Владимировича З. Кто они такие — в материалах дела нет никакой информации. Как выяснилось, перед допросом у следователя опер Чижов и сотрудники спецслужб встречались с Куницыной в ресторане и настоятельно просили ее не говорить об этих переводах и о том, кто снимал у нее офис.

«Сотрудники ФСБ просили никому не сообщать информацию о способе перевода денег. В интересах следствия эта информация не должна всплывать. Они говорили, что, если меня куда-то будут вызывать, нужно сразу звонить им. Перед тем как меня вызывали свидетелем в суд, мне позвонил он [Чижов] и сказал, чтобы спокойно шла в суд и помнила, о чем мы с ним договаривались», — добавила Куницына.

Для прокуратуры эти показания оказались сюрпризом. Обвинитель стал задавать наводящие вопросы свидетелю. За Куницыну заступились адвокаты и потребовали, чтобы прокурор прекратил оказывать давление на женщину. Она несколько раз повторила, что уверена, что общалась с сотрудниками ФСБ, поскольку они ей показали документы.

Защита попросила дать им дополнительное время, чтобы выработать общую позицию. Они намерены повторно вызвать на допрос Чижова и выяснить все обстоятельства, о которых рассказала свидетельница.

— Действия Чижова говорят о должностном преступлении! — воскликнули адвокаты.

— Перерыв нужен не только вам, — ответил судья и отложил слушания до 19 августа.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera