Комментарии

Фитиль для Пекина

Перекинутся ли протесты в Гонконге на китайский материк?

1,8 миллиона человек вышли на улицы 18 августа. Reuters

Общество

Алиса КалашниковаНовая газета

3
 

Волнения в Гонконге продолжаются уже больше двух месяцев. Начиналось все с выступлений граждан против внесенного в местный парламент билля об экстрадиции, позволяющего властям высылать обвиняемых в материковый Китай. От этой идеи глава гонконгской администрации вынуждена была отказаться еще в начале июля. Но протесты продолжились.

Сегодня они переросли в общегородские шествия, использующие множество разнообразных тактик. Протестующие воспользовались философией Брюса Ли, считавшего, что надо быть «бесформенным и текучим, как вода». Манифестанты избегают прямого противостояния с полицией, расходятся и через некоторое время появляются снова в другом месте. Если во время предыдущих волнений в 2014-м (так называемая «Революция зонтиков») демонстранты концентрировались лишь в трех локациях, сейчас они появляются минимум в 20. Для того чтобы остаться неузнанными, они часто одеваются в темную одежду и носят маски на лице.

Монтаж: Александр Лавренов / «Новая газета»

Формы выражения тоже разнообразны — демонстративные суициды (одна из традиционных форм протеста в восточноазиатских культурах), стоячие голодовки, ночные выступления, блокады полицейских постов.

Кроме чисто «уличной» деятельности, протестующие очень активны в Сети. Работает распределенная система онлайн-краудфандинга пожертвований на нужды протестующих. В июне, перед саммитом G20 в Осаке, протестующие купили рекламные места в основных мировых газетах для публикации открытого письма с требованиями сохранить «свободу и автономию Гонконга под китайским руководством».

К середине августа протесты усилились. Китайские власти заявляют о «признаках терроризма» в выступлениях протестующих. Аэропорт Гонконга отменяет сотни рейсов. В соседнем с Гонконгом материковом Шэньчжэне проводятся масштабные военные учения, хотя сил НОАК, находящихся непосредственно в Гонконге, достаточно мало — 6–10 тысяч, по данным Wall Street Journal.

В чем же причина недовольства жителей бывшей британской колонии? Билль об экстрадиции лишь триггер произошедшего, глубинные причины сложнее.

 

Читайте также

Цвет протеста — черный. Бунтующая молодежь Гонконга выполняет завет мастера кунг-фу Брюса Ли

Образцовый олигархат

Во-первых, это политические вопросы.

После передачи Гонконга под юрисдикцию Китая в 1997-м он стал частью единой страны, но сохранил автономное управление (все вопросы, кроме обороны и внешней политики). На период в 50 лет статус Гонконга определяется принципом «одна страна, две системы». Но это де-юре, де-факто все сложнее.

Важно, что и при англичанах, и сейчас глава Гонконга (Chief Executive of Hong Kong) не избирается жителями напрямую. Его выбирает специальная избирательная комиссия, 1200 членов которой избираются в равных долях четырьмя куриями:

  1. бизнесменов;
  2. профессионалов-чиновников;
  3. представителей сферы услуг, религиозных объединений и т. п. и, наконец,
  4. членов Законодательного совета вместе с представителями Гонконга в КНР.

Только последняя группа частично напрямую избирается гражданами Гонконга. Остальные — представители местной бизнес-элиты, которая правит городом практически без участия горожан.

Гонконг — олигархия в чистом виде, даже без демократического избирательного фасада.

Городом фактически правят несколько семей, при желании о них можно почитать в соответствующем списке Forbes. Неудивительно, что это не особо нравится простым людям.

Но при чем здесь тогда Пекин? Почему протестующие хотят независимости Гонконга и размахивают британскими и американскими флагами?

Дело в том, что местные плутократы имеют значительные бизнес-интересы на материке и в целом очень тесно связаны с Пекином. Еще до перехода бывшей британской колонии под китайскую юрисдикцию КПК плотно работала с элитами Гонконга. В 1980-е НОАК была создана специальная разведывательная группа «Осенняя орхидея» — для подкупа и инфильтрации своими кадрами бизнес-элиты, прессы, университетов, общественных и религиозных организаций Гонконга.

Отсюда и пропекинский курс всех глав администрации города с момента его передачи материку. Так что нынешние протесты — смесь антипекинских и антиолигархических настроений простых граждан.

Квартирный вопрос

Второй важный драйвер протеста — экономика, впрочем, тесно связанная с политикой. Несмотря на популярное мнение, жизнь в Гонконге, если вы небогаты, далеко не сахар. Высокий уровень ВВП на душу населения ($ 46 тыс.) не имеет отношения к большинству. Это среднее значение доходов фантастически богатой олигархии (одних долларовых миллиардеров в городе почти полсотни) и весьма скромно живущего подавляющего большинства.

Острейшим образом стоит квартирный вопрос. И раньше в Гонконге по естественным причинам (ограниченная площадь плюс горы) существовал дефицит жилья. Средняя плотность населения — 25 тыс. жителей на квадратный километр, это четвертый в мире по плотности населения мегаполис, на первом месте — столица Бангладеш Дакка — 45 тыс. жителей на квадратный километр. Для сравнения: в Москве — 2,9 тыс. жителей на квадратный километр. Жить на 45-м этаже небоскреба там норма, а не отклонение. Только это не пентхаусы для богачей, а клетушки в 20 квадратных метров, которые у нас называют «коробками для холодильников».

Но этого мало. После перехода под контроль Пекина в Гонконг ринулись материковые богачи. «Понаехавшие» с чемоданами денег бросились скупать местную и без того уже очень дорогую недвижимость. В итоге сейчас

простому гонконгцу купить даже очень скромную квартиру просто невозможно — средний квадрат стоит $ 25 тысяч (более полутора миллиона рублей).

Как видим, причин для недовольства достаточно. Кроме того, есть и культурные факторы. У населения Гонконга, как правило, хорошее образование и довольно высокий доход (впрочем, съедаемый высокой стоимостью жизни). Очень многие горожане знают английский. Они во многом воспитаны на западных ценностях демократии и свободы слова. На территории Гонконга есть доступ к западным сайтам и соцсетям, запрещенным в материковом Китае. Все это создает соответствующую атмосферу.

Шаткий социализм

Другой важный вопрос: могут ли протесты перекинуться на материковый Китай? Исключать этого нельзя. За социалистической риторикой КПК стоит совсем другая реальность. Несмотря на успехи в росте экономики, Китай в последние годы стал одним из самых неравных обществ в мире, с жестким делением на привилегированные классы и всех остальных.

Есть и более специфические проблемы, такие как нехватка женщин в молодых когортах населения как следствие проводившейся ранее политики одного ребенка на семью (придерживающиеся традиционных ценностей родители часто предпочитали делать аборт, когда узнавали о том, что у них должна родиться девочка).

В итоге сейчас миллионы молодых китайцев обречены на то, что они не найдут себе пару.

Бедные, молодые и озлобленные на то, что рост экономики прошел мимо них. Добавим к этому замедление экономики в связи с торговыми войнами с США и многочисленными внутренними проблемами (исчерпанность инвестиционной модели роста, например).

Взрывоопасная смесь, фитилем для которой вполне может стать Гонконг.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera