Колумнисты

С начальства спроса нет

Россияне перестали ждать объяснений от властей

Этот материал вышел в № 94 от 26 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

12
 

Слушайте, ведь мы же весной смотрели всей Россией сериал «Чернобыль» и ужасались, что так можно было поступать с людьми. Советские власти предстали в сериале олицетворением режима, античеловечней которого придумать нельзя.

И вот мы сейчас читаем, что после взрыва под Северодвинском в России поэтапно отключили несколько станций радиационного мониторинга, в том числе в Дубне. Радиоактивное облако полетело через всю страну на Москву — никакой реакции. Черт с ней, с Россией, давно уже не до нее, хоть гори она, хоть тони, некому и некогда о ней волноваться. Но Москва! Вы еще весной, когда про чернобыльскую аварию смотрели, могли предположить, что Москву лишат радиационного мониторинга ради защиты военных секретов и не посчитают нужным что-либо объяснять? Вы могли догадаться, что Кремль способен просто игнорировать любые вопросы о радиации в Москве? Что в нашей стране отныне можно допустить радиационное заражение и никак его не комментировать? И что мы, главное, все воспримем это как должное.

Самое страшное открытие взрыва в Неноксе — масштабы тоталитаризма. Мы ведь знали, что так бывает в самых кровожадных государствах, так было недавно у нас. Но мы, конечно, не думали, что вновь до этого дожили и смирились.

Мы еще не поняли, что 20 лет силового режима обернулись не просто посадками нескольких сотен политзаключенных. Оказалось, что тоталитаризм — это не только недопуск кого-то на выборы. Это не ударенная в живот полицейским женщина. Не студент Жуков, у которого за политические взгляды проверяют курсовые. И даже не только неподотчетная инфляция и право в любой момент окунуть население с головой в бедность. Если бы тоталитаризм означал всего лишь это, массовому человеку не было бы поводов для беспокойства. Да, конечно, сажают оппозицию, но ведь сколько ее, этой оппозиции? Сотни посаженных, на всю страну — несколько тысяч под колпаком? Кого-то даже убили, но это ведь единицы за двадцать лет. Снова нищета? Подумаешь, напугали. Тоталитаризм — это когда ты знаешь, что государство может скрыть радиационный инцидент, и молчишь. А если ни одна другая страна не может заставить его отчитываться, это уже мировая трагедия.

Горбачева вынудили объясниться по Чернобылю засекшие радиацию шведы. А в эти недели вся иностранная пресса пишет о неведомом взрыве, высчитывает траекторию прохождения радиоактивного облака, сообщает об отключении станций мониторинга — и ничего! В прямом ведь смысле ничего. Стерли сообщение администрации Северодвинска о скачке радиации. Несколько дней молчали, потом выдавили скупое «всё под контролем». С выражением лица «ну и что вы нам сделаете?».

Я в эти дни как раз поехала на Соловки. Никто там не верил в официальную версию. Люди отказались от рыбы, без дела не ходили к морю. 20 августа на острове ждали Дмитрия Медведева с патриархом. Но заранее стало понятно, что премьер не приедет. Патриарх прилетел на вертолете, но местные считают, что это двойник: фотографий с поездки почти нет, обычные жители Кирилла не видели. При этом многие чувствовали себя плохо. Меня, например, всю неделю на Соловках тошнило, я спала по два-три раза днем, быстро уставала. И что?

А уже ничего. Мы ничего не можем сделать. Не то беда, что за 20 лет эта власть перестала отчитываться перед нами даже за радиационную катастрофу. Куда страшнее, что мы и не спрашиваем. Кто из вас верит, что взрыв на полигоне был, например, в 80 тысяч раз слабее чернобыльского, а не всего лишь в четыре? Кто купился на слова о том, будто в море взорвалась радиоизотопная батарейка? Кто не сомневается, что это точно не было испытание новой ядерной ракеты, допустим, или и вовсе реактора? Нет таких. А где тогда миллионы возмущенных москвичей?

Знаете, когда окончательно оформился современный российский тоталитаризм? Не тогда, когда государство отказалось отчитываться за радиационное загрязнение или ударенную в живот женщину. Не тогда, когда мы испугались этих отчетов требовать. Тоталитаризм наступил, когда мы перестали их ждать.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera