Сюжеты

Трамп в Биаррице думал о России

Итоги саммита G7: о «Большой восьмерке» говорить рано, а переговоры Путина, Зеленского, Макрона и Меркель намечены уже на сентябрь

Этот материал вышел в № 95 от 28 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновобозреватель «Новой», журналист RFI, Париж

22
 

В курортном Биаррице в понедельник вечером, 26 августа, завершился саммит G7, по итогам которого участникам удалось принять совместное заявление. И это уже успех по сравнению с прошлогодним заседанием «Большой семерки» в Квебеке, которое Дональд Трамп покинул раньше времени, отозвав подпись под итоговым документом. В Биаррице Трамп досидел до конца, и улетел, оставив хозяина мероприятия, президента Макрона, со смутной надеждой на то, что иранский кризис разрешится, а французские виноделы смогут спать спокойно. Ну а Макрон оставил нас со смутной надеждой на завершение войны на Донбассе.

Лидеры «семерки» и председатель Европейского союза Дональд Туск. Фото: Michael Kappeler / dpa / picture alliance

Россия, Украина и «Большая восьмерка»

В итоговом заявлении G7 говорится о том, что «Франция и Германия организуют саммит в «нормандском формате» в ближайшие недели, чтобы добиться конкретных результатов».

«Мы соберемся в сентябре на уровне глав государств и правительств в «нормандском формате», — чуть подробнее рассказал Макрон на своей пресс-конференции по итогам саммита. — Я начал эти переговоры с президентом Путиным в Брегансоне неделю назад… И я говорил по телефону с президентом Зеленским… Который подтвердил это намерение». Эмманюэль Макрон подчеркнул, что с учетом истории урегулирования «этой ситуации», «нужно сохранять осторожность» относительно прогнозов, но все-таки «нам кажется, что благодаря переговорам последних недель мы можем получить настоящие конкретные подвижки. <…> Это касается находящихся в работе вопросов по заключенным, по линии фронта и политической ситуации».

«Я надеюсь, что для некоторых это будет даже в ближайшие дни», — сказал президент, намекая на готовящийся обмен заключенными.

Макрон — один из тех, кто предлагает вернуть Россию в G8. Фото: Reuters

Затем президент Франции, который, наряду с Дональдом Трампом и итальянским премьером, является сторонником возвращения России в «Большую восьмерку», рассказал, почему сейчас это невозможно. «Переговоры не позволили добиться консенсуса. <…> Это была очень хорошая дискуссия, но вы знаете: неписанное правило G7 состоит в том, чтобы все были согласны», — резюмировал Макрон, подчеркнув, что в ходе «хорошей дискуссии» стороны пришли к выводу, что пока (будут) «определенные ситуации — как та, что произошла в Соединенном Королевстве» (намек на отравление Скрипалей. — Ю. С.), и особенно пока кризис в Украине не завершен, — не своевременно «узаконивать» возвращение (к формату) G8».

Чтобы совсем уж не входить в противоречие с предыдущими своими заявлениями, Макрон подчеркнул, что «дискуссии (по поводу G8) будут продолжены» и

«все мы (участники G7) зафиксировали, что важно говорить с Россией, потому что она в центре всех региональных конфликтов».

«То, что я в качестве председателя G7 инициировал в прошлый понедельник (когда принимал Путина. — Ю. С.) должно продолжиться». Так что обещанная Макроном в Брегансоне «разморозка» отношений с Москвой с перспективой построения «Европы от Лиссабона до Владивостока» пока не отменяется. Дональд Трамп, к слову, в Биаррице настаивал на скорейшем возвращении России в «Восьмерку», не откладывая. Его активно поддержал только Джузеппе Конте, глава правительства Италии.

Конечно, ничто не мешает Трампу как хозяину мероприятия в следующем году пригласить президента России на саммит G7 в статусе гостя — как и главу любой другой страны (к слову, уходящий председатель Евросовета Дональд Туск напомнил, что Россия после своего исключения не только не выполнила «ни одно из условий», но и устраивала «новые провокации». А потому «было бы лучше» пригласить в качестве гостя президента Украины).

Трамп был очень благодушен. США — хозяйка следующего саммита G7. Фото: Reuters

Благодушный Трамп

В Биаррице Трамп назвал место проведения следующей «Семерки» — это будет гольф-курорт Trump National Doral Miami. Президент США всячески нахваливал свою недвижимость, и вообще проявлял редкую миролюбивость — хотя ему только-только отказали в продаже Гренландии, и после этого, за три дня до «Семерки» он в очередной раз обострил «торговую войну» с Китаем и назвал Си Дзиньпина «врагом».

Трамп вставил, правда, — совместно с «фантастическим премьер-министром» Борисом Джонсоном — «шпильку» Евросоюзу, объявив о готовности «быстро подписать» американо-британское торговое соглашение — «самое масштабное за всю историю». Ну, и не пришел на пленарную сессию, посвященную климату, объяснив это встречами с Меркель и индийским премьером Моди. Журналисты в это время нашли и Меркель, и Моди за столом «климатической» сессии.

Иранский сюрприз

Главным сюрпризом саммита стал приезд в Биарриц в воскресенье, 25 августа, министра иностранных дел Ирана. О приезде до последнего момента не знала не только пресса, но и представители стран, подписавших в 2015-м иранское «ядерное соглашение» (премьер Великобритании и канцлер Германии). Чтобы избежать скандала, который мог последовать в ответ на дипломатическую импровизацию Макрона, формально главу МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа пригласили в Биарриц не на саммит, а на встречу с министром иностранных дел Франции.

Появление министра иностранных дел Ирана Джавада Зафара (на фото) в разгар саммита «Большой семерки» — дипломатическая импровизация Макрона. Фото: Reuters

Кроме того, как только в субботу в Биарриц прилетел Трамп, президент Франции немедленно увел его на «импровизированный завтрак», — главным образом для того, чтобы «подготовить почву» для прилета Зарифа.

Обсуждались и другие вопросы международной повестки — Украина, Ливия, Сирия, Северная Корея и пожары в лесах Амазонии, которые стали поводом для грязного дипломатического скандала между властями Бразилии и Франции. Ну и, конечно, обговорили судьбу французского вина, которое Трамп обещал обложить дополнительным налогом в ответ на французский налог на доходы цифровых компаний (т.н. «налог GAFA»). Трамп тогда назвал введение французского «налога GAFA» «глупостью Макрона».

Но после «импровизированного завтрака» Трамп сообщил твиттеру и миру: «Обед с Эмманюэлем Макроном был лучшей встречей, которую мы когда-либо имели. Кроме того, вечерняя встреча с мировыми лидерами прошла очень хорошо. Достигнут прогресс!». Позднее Макрон призвал французских виноделов не волноваться, так как ему удалось «умиротворить» Трампа по вопросу GAFA.

В день закрытия саммита, в понедельник, когда у президентов США и Франции была совместная пресс-конференция, Макрон сказал: «Я хочу переговоров между Рухани и Трампом», а президент США заявил, что готов к встрече в ближайшие недели, «если условия позволят». Позднее, в телеинтервью по итогам саммита Макрон заявил, что хотя успех в решении «иранской проблемы» и не гарантирован, но хотя бы удалось «снизить напряженность».

справка

Пожар на саммите
 

Саммит косвенно разжег бразильско-французский конфликт, тлевший с момента избрания президентом Бразилии ультраправого Жаира Болсонару.

Когда 22 августа Макрон объявил о том, что проведет с членами «Семерки» «экстренное заседание» по вопросу спасения амазонских лесов, Болсонару обвинил президента Франции в использовании «внутренней проблемы Бразилии и других амазонских стран для личной политической выгоды». Болсонару также сказал, что поджоги совершили представители НКО с целью получения субсидий на борьбу с пожарами.

Следом в Елисейском дворце заявили: президент Франции «может констатировать, что президент Болсонару лгал ему во время (июньского) саммита G20» (так как в последние недели «намекал» на невыполнение Парижского соглашения по климату) и «в этих условиях Франция выступает против соглашения Mercosur». Это соглашение между ЕС и Торгово-экономическим союзом Меркосур, объединяющим Аргентину, Бразилию, Уругвай и Парагвай, Макрон сразу после его подписания называл «хорошим».

В ответ Болсонару переадресовал Макрону звание «лжеца», обвинил его в «колониальном подходе» и «разжигании ненависти к Бразилии». Наконец, дошло до грубых оскорблений. Министр образования Бразилии обозвал Макрона бранным словом, а президент Болсонару переопубликовал в своем фейсбуке «пост», сравнивающий более молодую бразильскую первую леди с Брижит Макрон. Сравнение сопровождалось подписью: «Теперь вы понимаете, почему Макрон преследует Болсонару? <…> Это зависть…». «Не унижай типа. LOL» — написал под этим «постом» президент Бразилии.

«Что я могу сказать? Это печально… Прежде всего — для него и для бразильцев», «надеюсь, очень скоро они получат президента, который будет вести себя на высоком уровне», — ответил Макрон, намекнул на то, что пожары в Амазонии происходят вследствие санкционированного властями уничтожения лесов ради посадки сои. И рассказал, что на саммите в Биаррице принято решение выделить 20 млн евро на помощь «странам, пострадавшим от пожаров» и 30 млн на лесовосстановление.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera