Колумнисты

Где государству искать силу

150 тысяч человек подписались за прекращение «московского дела»

Этот материал вышел в № 96 от 30 августа 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

25
 

Двадцать лет новейшей истории России прошли в поисках сильного государства. Такого, которое способно контролировать насилие со стороны третьих лиц, а если нужно — вмешиваться и разводить особенно буйных субъектов, придерживая их тяжелой отеческой рукой. То же государство должно обеспечивать сбор налогов и минимальное распределение ренты от экспорта природных ресурсов. Кажется, в какой-то момент все действительно согласились с таким «общественным договором». Пусть львиная доля от нефтедолларов уходит в карманы условного Игоря Ивановича, но государство все-таки заплатит мою зарплату. Официально и на уровне пропагандистских заявлений именно сильное государство построено в России к концу нынешнего десятилетия. А всем, кто сомневается в этом, положена статья.

Постепенно государственная сила становилась самоцелью. К 2019 году государство должно быть сильным не потому, что это позволяет ему защищать граждан, а исключительно ради удовольствия от политической мускулатуры: можем придавить кого угодно.

В какой-то момент времени такое положение вещей даже стало считаться здравым смыслом российской общественной жизни. Как лаконично выразился один из полицейских, избивавших людей на улицах Москвы: «А нечего было против власти митинговать, честных выборов ему захотелось». В дискуссии о сильном государстве сейчас утеряны причины, по которым люди когда-то мечтали о крепком государственном строе. Кажется, что постсоветский распад социальных институтов и рост насилия в течение 90-х забыты.

Нам предлагается поверить: россияне — особый народ, будто бы готовый жертвовать собой ради государства, не получая ничего взамен.

Государство, объявившее себя сильным и потому неподотчетным народу, постепенно становится безжалостным. Словно в большом Стэнфордском эксперименте, поставленном на стране в целом, у тех, кто надел на себя костюмы «охранников», исчезает эмпатия в отношении «заключенных». Государственные люди, ссылаясь на высшие цели своего существования, становятся садистами. Вся российская действительность последних лет об этом: ложь пропаганды, пытки в тюрьмах, смелые заявления чиновников, которые наконец-то могут сказать о народе все, что они думают, полицейский произвол и политический террор в отношении ни в чем не повинных людей — вроде «московского дела» о массовых беспорядках или дела «Нового величия».

Правда заключается в том, что если ради сильного государства и его отчетности можно уничтожать людей, то государство перестает быть сильным. Вся государственная сила растворяется в действиях конкретных садистов, которые получают удовольствие от собственной жестокости. От неправосудных приговоров, от тюремных сроков для подростков, в компанию которых внедрен провокатор, от звучной формулировки «до 8 лет лишения свободы за участие в несанкционированном митинге». Государство, делегировавшее свою силу частным интересам, снова становится слабым.

И граждане непременно спросят с чиновников, как они распорядились своими вновь обретенными в «нулевые» сверхполномочиями. Кому на пользу пошла сила, и кто стал перед ней беззащитным. Собственно, мы уже спрашиваем. Петицию «Новой газеты» о прекращении уголовного дела о «массовых беспорядках» 27 июля в Москве подписали 150 тысяч человек.

Любому очевидно, что никаких беспорядков ни в этот день, ни во время других акций оппозиции не было — обходилось без разбитых витрин и подожженных автомобилей, не говоря уже о жертвах.

Понимают это и в Следственном комитете: после месяца расследования в качестве доказательства беспорядков там опубликовали единственное видео на несколько секунд, на котором кто-то использует перцовый баллончик. Если государство на этом основании осудит на 8 лет тюрьмы 15 обвиняемых, это не прибавит ему силы. А вот если признает, что юридических оснований для «московского дела» не существует, это может вызвать уважение. Сила вообще, судя по всему, состоит не в том, чтобы иметь возможность свернуть любого в бараний рог, а в том, чтобы твоим решениям доверяли люди.

Обвиняемые по делу о массовых беспорядках сидят под арестом исключительно по политическим причинам. Не имея доказательств их вины, силовики намекают, что освобождать этих смутьянов нецелесообразно, когда «в стране такая сложная ситуация». Но если у властей есть чисто политические причины держать людей под арестом, то у нас есть политический аргумент в пользу их свободы: граждане России массово высказываются против террора.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera