×
Сюжеты

Возраст – не порог

Истории о людях, оставшихся за бортом пенсионной реформы

Этот материал вышел в № 100 от 9 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Новая газета»

10
 

Санкт-Петербург

«А меня уволили»


Свыше 85% предпенсионеров Петербурга и Ленобласти отметили серьезные проблемы с поиском работы

В Северной столице, по информации городского Центра занятости населения, 13 889 человек старше 45 лет ищут работу с помощью биржи труда (это 49,6% от всех обратившихся). Однако специалисты подчеркивают, что реальное число безработных предпенсионеров в Северной столице как минимум в десять раз больше, поскольку большинство из них ищут работу самостоятельно, не афишируя свою незанятость.

В 2019 году из-за серьезных финансовых сложностей прошли значительные сокращения в крупной петербургской компании (персонал — свыше 7 тысяч человек) «Метрострой» и ее дочерних предприятиях. Первыми попали под раздачу сотрудники в возрасте 50–55 лет, в том числе имеющие редкие специальности и стаж работы в компании более 10 лет. Многие из них до сих пор никуда не смогли устроиться.

— Когда в нашем строительно-монтажном управлении началась процедура банкротства, руководство стало стремительно уменьшать расходы, прежде всего, за счет сокращения персонала, — ​рассказал «Новой» бывший проходчик 56-летний Олег. — ​Тех, кто помоложе, перевели в другие структурные подразделения «Метростроя». А меня уволили, несмотря на то, что я отдал «подземке» 13 лет. Где еще я могу найти себе применение с моей профессией, не знаю. Пока ни одной подходящей вакансии не подвернулось.

В начале июля, после закрытия в Петербурге автомобильного завода Ford, были сокращены почти 1000 рабочих. На данный момент трудоустроиться смогли примерно две трети из них. Сложнее всего тем, кому за 50.

— Я еще накануне увольнения прощупывал почву, искал новое место, — ​объяснил «Новой» бывший водитель погрузчика 62-летний Борис Воробьев, уже третий месяц как безработный. — ​Я знал, что это будет непросто, мне уже скоро на пенсию. Был готов, что мои доходы упадут: с 45 тысяч рублей в месяц до 20–25 тысяч. Но не ожидал, что даже на такие деньги устроиться будет настолько трудно. Я не могу конкурировать с теми, кому слегка за 30, или с приезжими из ближнего зарубежья, готовыми работать на любых условиях за мизерную зарплату. Я не согласен работать неофициально, без элементарных социальных гарантий.

По данным исследования, проведенного крупнейшей российской рекрутинговой компанией HeadHunter,

сейчас каждый третий безработный петербуржец старше 45 лет (36%) ищет работу в течение полугода и дольше.

Вероятность трудоустройства в течение одной недели — ​всего 8%.

Как сообщили «Новой» в пресс-службе HeadHunter по Северо-Западу, дискриминацию по возрастному признаку на рынке труда ощущают 93% работников из Петербурга и Ленинградской области в возрасте 45 лет и старше. 64% из них определенно уверены в существовании эйджизма, еще 29% склонны с ними согласиться. Свыше 85% предпенсионеров отметили серьезные проблемы с поиском работы. Среди основных: низкий уровень оплаты труда на доступных вакансиях (на это пожаловались 52% соискателей группы 45+), ограниченность выбора мест работы из-за отдаленности и транспортной недоступности (37%), высокая конкуренция в своей сфере деятельности (28%). Практически каждый пятый опрошенный признался, что в зрелом возрасте сложно найти работу с достойным пакетом социальных гарантий и комфортными условиями труда: с нормированным графиком, без переработок, с низким уровнем стресса.

В Центре занятости населения Петербурга отметили, что на уровень заработной платы, предлагаемый предпенсионерам, влияют их опыт работы, квалификация, образование. Средняя официальная зарплата по представленным в банке вакансий предложениям — ​33 296 руб. Наиболее популярны среди людей 45+ профессии бухгалтера, инженера, повара, кассира, экономиста, диспетчера, делопроизводителя, электромонтера по ремонту и обслуживанию электрооборудования, слесаря-ремонтника.

Специалисты по рекрутингу подчеркивают, что число безработных предпенсионеров незначительно, но растет: если в 2018 году с помощью биржи труда искали работу около 31 тысячи человек этой возрастной группы, то в 2019 году — ​уже 32,5 тысячи.

Нина Петлянова,
соб. корр. «Новой»

Урал

В поисках «дыр» в законе


Уральцев спасают от увольнений прокуратура и инспекция труда. Но иногда работодатели оказываются хитрее

Сергею Загорянскому 58 лет. 37 из них он проработал водителем автобуса. Помнит ЛиАЗ‑158 и Икарус‑260, а последние два года работает на маршрутной «Газели».

— В феврале этого года меня вызвал директор нашего таксопарка. Он сказал, что в таксопарке произойдет большая замена автомобилей: вместо «Газелей» будут закуплены «Мерседес Спринтер», и он не уверен, справлюсь ли я с этой новой и дорогостоящей техникой. Сказал, что машина будет намного сложнее, чем ГАЗ, хотя на самом деле ничего сложного в «Спринтере» нет: я работал на нем, когда занимался междугородними перевозками.

После непродолжительного спора директор сказал Сергею, что тому лучше уволиться по собственному желанию. «А работу, мол, найдешь: таксопарков в Челябинске много», — ​говорит Загорянский.

После нескольких дней раздумий Сергей обратился в прокуратуру. «В 58 лет на работу тебя никто не захочет брать, даже в таксисты не факт, что возьмут: разве что на своем авто, а его жалко, — ​говорит он. — ​Вот и решил: останусь здесь, до пенсии всего два года. Потерплю». Реакция была мгновенной: через неделю в таксопарк пришла проверка прокуратуры, а директору было выдано предписание о недопустимости увольнения предпенсионера.

Машины в таксопарке, кстати, так и не поменяли.

Надзорные органы в России принято критиковать, и вполне справедливо.

Но вот в том, что касается защиты прав предпенсионеров, по крайней мере на Урале, они молодцы.

5 сентября в Екатеринбурге прошла пресс-конференция сотрудников государственной инспекции труда. Замруководителя ведомства Сергей Крохалев заявил, что с начала 2019 года в инспекцию поступило 150 обращений от предпенсионеров из Свердловской области, включая обращения о незаконном увольнении. По этим обращениям проводились проверки, а работодателям выдавались предписания в связи с нарушением трудового законодательства.

Впрочем, желающие сэкономить на предпенсионерах работодатели все равно находят «дыры» в законодательстве. Так, в январе этого года бывший депутат Курганской гордумы Виктор Воденников опубликовал обращение к врио губернатора области Вадиму Шумкову, в котором рассказал о схеме, по которой курганский филиал «Ростелекома» «уволил» двоих предпенсионеров и троих работающих пенсионеров, занимавшихся обслуживанием проводного радио в городе. Людей сначала «добровольно перевели» на работу в организацию «Связьстройсервис». На нее же были возложены функции обслуживания проводного радио. А в скором времени после перевода «Ростелеком» расторг договор обслуживания проводного радиовещания в Кургане. Когда люди начали проситься на работу назад, им заявили, что они сотрудники сторонней организации, и брать на работу их не обязаны.

Устроиться же на работу уволенным предпенсионерам непросто: летом этого года власти Челябинской области констатировали, что количество безработных предпенсионеров только растет. Правда, конкретных цифр не привели. В Свердловской области без работы сидят 4,3 тысячи предпенсионеров. Большинству из них помогло бы переобучение, но имеющихся возможностей не хватает: в этом году получить новую специальность смогут только 1468 человек.

Иван Жилин,
соб. корр. «Новой»

PhotoXPress

Саратов

«Нас что-то боятся»


Как предпенсионеры ищут работу в заволжской глубинке

В Саратовской области, по подсчетам регионального министерства занятости, живут около 75 тысяч предпенсионеров. В прошлом году 3,7 тысячи жителей этого возраста обратились на биржу труда. Как утверждает ведомство, для 80% удалось найти работу. С начала нынешнего года трудоустроено 3,4 тысячи предпенсионеров.

Всего в регионе, по официальной статистике, не работают 54,6 тысячи человек. Уровень безработицы — ​4,7%. С начала года потеряли работу 17,8 тысячи саратовцев. Почти каждый десятый лишился места из-за ликвидации предприятия или сокращения штата. На учете в службе занятости сейчас состоят 10,8 тысячи человек. Имеется 28,7 тысячи вакансий. По официальным сведениям, биржа труда успешно устраивает больше 75% обратившихся.

Главной помощью предпенсионерам считается переобучение. Чтобы попасть на переобучение, нужно подать заявку в центр занятости. Свою новую специальность гражданин определяет не совсем свободно. Безработные предпенсионеры могут выбрать одну из 113 «востребованных профессий», утвержденных региональным министерством занятости. В список входят: водитель, оператор котельной, охранник, слесарь, тракторист, сварщик, повар, воспитатель, медицинский регистратор, сиделка, библиотекарь.

Будущие абитуриенты должны дождаться, пока соберется достаточно большая группа. После этого служба занятости проведет конкурс и заключит договор с каким-либо образовательным центром. Только с началом учебы предпенсионерам начнут платить стипендию — ​11,2 тысячи рублей.

В среднем, трехмесячный курс стоит 68,5 тысячи рублей. Эти расходы оплачивает федеральный бюджет. В нынешнем году Саратовской области выделено 61,4 миллиона рублей. До 2024 года обещано 368,8 миллиона. За шесть лет планируется переобучить более 5 тысяч предпенсионеров.

«Мне предлагали такие курсы: стать младшим воспитателем или изучить «1С: Бухгалтерию». Но в моем возрасте эти специальности бесполезны. В садиках вакансии забиты молодыми мамами. Они устраиваются на любую должность, лишь бы приняли ребенка. В бухгалтерию человека без опыта и со старыми, медленными мозгами не возьмут», — ​говорит жительница города Пугачева Вера Михайловна.

Собеседница пришла в центр занятости в прошлом году, еще до пенсионной реформы. Тогда женщине было 54 года. Вера Михайловна искала новую работу и по направлениям от биржи, и самостоятельно.

«Мы с подружкой обошли весь город. Требуются женщины до 40 лет. Мы, бабки, никому не нужны. Даже в агентстве ритуальных услуг надо пройти кастинг».

От безысходности предпенсионерка сходила в библиотеку у дома, где много лет берет книги. «У нас хватает своих стариков, — ​так мне сказали, — ​невесело усмехается Вера Михайловна». Тогда она поняла, что на полноценную работу ее больше никогда не возьмут.

«После нового года спросила на бирже: где обещанное пособие в 11 200 рублей? Мне говорят: вы неправильно поняли, вам положено только 8000, и тычут в приказ из Саратова».

Через год Веру Михайловну сняли с учета. Я звонила в пенсионный фонд, говорила: «Что ж вы делаете, мне два месяца осталось до пенсии!» Мне ответили: «В эти два месяца идите, куда хотите». Хорошо, что дети добрые, помогают.

Жительница Пугачева Марина Вячеславовна отработала 11 лет в сетевом магазине. С началом кризиса сотрудников сократили. «Осталось по полтора человека на магазин. 14-часовая смена сейчас считается нормальной. Еще и в выходные нужно работать без доплаты. Начальство говорит: «Вы не успеваете выполнять обязанности». А как успеть сидеть на кассе, предлагать товары по акции, следить за выкладкой, сроком годности и всем улыбаться? И все это за 12 000 рублей.

В 52 года, за несколько месяцев до пенсионной реформы, Марина Вячеславовна оказалась на бирже.

«Работодатели нас как-то боятся. Отвечают: мы вам перезвоним — ​и на этом все. Биржа предлагает временную работу или такие места, где всегда текучка из-за нагрузки и непорядочных хозяев. У нас город маленький, мы такие истории сразу узнаем. Зарплата на вакансиях не выше минималки. У нас люди к таким цифрам привыкли. Как выживаем? Ну… как-то. В трудовую инспекцию никто не обращается. Если и помогут вытрясти долги по зарплате, потом точно на работу никуда не устроишься».

Простояв на бирже год, Марина Вячеславовна устроилась в пивной магазин. «Уволилась после первой недостачи. Благо, сумму небольшую навесили, легко отделалась. Если больше сюрпризов от правительства не будет, выйду на пенсию через пять лет. Чем зарабатывать в это время, ума не приложу. Даже козу дома страшно заводить, вдруг налогами обложат, мы и за котов-то переживаем».

Прожиточный минимум саратовца, по подсчетам областных властей, составляет 9521 рубль. Минимальное пособие по безработице в нынешнем году — ​1500 рублей, максимальное — ​8000. Предпенсионерам обещана выплата, равная МРОТ: около 11 000 рублей.

«Вы считаете, можно прожить на эти деньги?» — ​спрашивали на недавнем заседании в областной думе депутаты от ЛДПР, обращаясь к чиновникам министерства труда. Чиновники твердо отвечали: «Нет!»

Надежда Андреева,
соб. корр. «Новой»


Мурманская область

«Люди больше ни во что не верят»


В заполярных регионах «рубежный» возраст наступает быстрее — северная пенсия назначается на пять лет раньше, чем в средней полосе

Соответственно северные «предпенсионеры» — ​это в основном люди, состоявшиеся в профессии, с достаточной квалификацией, но при этом постоянно рискующие потерять работу и не устроиться вновь.

В Мурманской области до 2024 года для тех, кому до пенсии осталось пять лет, сохранены налоговые и некоторые другие льготы, которые они бы получали, став пенсионерами, — ​по старому законодательству. Также открыта программа переобучения несостоявшихся пенсионеров при центре занятости. Впрочем, за 2019 год ею смогут воспользоваться только 350 человек.

Острее всего ситуация с работой в маленьких городах, и не только для тех, кому за 50. Андрею 48 лет. Он работает на горнодобывающем предприятии в маленьком городе Мурманской области. Говорит, в его бригаде предпенсионеры — ​почти все, процентов 70.

— Все очень боятся потерять работу. Особенно те, кому за 40. Пенсионеры всегда на иголках. Как сокращение, в первую очередь именно им предлагают уйти. Но тут следует учитывать, что к нам не идет работать молодежь. Вернее идет, но не держится. Здесь — ​ряд причин. Они более коммуникабельны и востребованы. Могут быстрее менять место работы. Но главное — ​квалификации у молодежи нет. И зарплаты у нас небольшие. А высокие разряды все забиты пенсионерами и предпенсионерами. Поэтому сложно продвигаться. Вот и не держатся. То есть у нас дефицит рабочих кадров. В этом смысле у тех, кому за 40, конкуренция маленькая. Но они при этом не могут продвигаться по службе. Менеджеры должны быть молодыми и до 40.

Андрей говорит, люди, для которых пенсия резко отодвинулась, столь же резко поменяли отношение к власти. От былой лояльности не осталось и следа. Уже никто ни во что не верит.

— Им до пенсии чуть оставалось. Счастье рядом почти было, и вдруг — ​хоп! — ​на годы сдвинулось. Есть почти ровесники с разницей в год-полтора, а возраст выхода на пенсию различается годами. Два мужика рядом работают, разница в возрасте — ​неделя, а на пенсию выйдут с разницей в год. Вот что обидно.

Картина в северных регионах схожая. Люди среднего и старшего возраста держатся на рабочих местах не столько благодаря лояльности работодателя, сколько из-за массового оттока молодежи. Абитуриенты поступают учиться в надежде закрепиться подальше от дома и поближе к центру. Люди за 30 вкладываются в ипотеку — ​и тоже переезжают ради детей или карьеры. В провинции остаются те, кто здесь состоялся или привязан корнями к своей земле.

Алла работает в архангельском муниципальном учреждении. Большинство коллег — ​молодые пенсионеры и предпенсионеры.

— Предпенсионеры, как правило, «стажисты» — ​много лет на одном месте работы. В противном случае работают сторожами, вахтерами, техничками, гардеробщицами. Лояльность руководителя зависит от его возраста. Как только назначают молодого руководителя — ​все, стариков не будет там.

Она сама успела оформить пенсию, заскочив буквально в последний вагон перед реформой.

— Если я потеряю работу, мне уже ее не найти. Именно поэтому я ни во что не ввязываюсь, — ​говорит Алла. — ​Хотела перейти на работу по специальности, но ближе к дому. Знаю директора с детства. Ей 36. Она меня не взяла.

Татьяна Брицкая,
соб. корр. «Новой»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera