«Здесь сочиняют, шьют и потирают руки…»

Накануне премьеры «Палачей» в деле Седьмой студии произошел перелом

Репортажи

Марина Токарева

ср, 11 сент. 2019 16:52:00

https://novayagazeta.ru/articles/2019/09/11/81936-zdes-sochinyayut-shyut-i-potirayut-ruki

 

В зале Мещанского суда 11 сентября впервые не было душно. И дело даже не во включенных кондиционерах. Судья Ирина Аккуратова начала революционно: направить дело на доследование!

Это, во-первых, означает, что представленных материалов суду не хватает для «принятия решения». Во-вторых, в ходе рассмотрения дела обнаружено множество противоречий. В-третьих, экспертиза, проведенная профессором, доктором искусствоведения Видасом Силюнасом и заместителем художественного руководителя МХТ Мариной Андрейкиной, опровергает выводы обвинения, утверждая: хищения не было.

На вопрос, согласны ли адвокаты, ответ был дружным. Ирина Поверинова «не возражала и считала необходимым». Юрий Лысенко заявил: «Следствие ошибочно сделало вывод, что обналиченные деньги похищены». Ксения Карпинская поддержала предложение судьи: «На протяжении всего процесса было очевидно, что мой подзащитный и другие обвиняемые являются невиновными». Дмитрий Харитонов счел, что это «один из вариантов для устранения нарушений в обвинительном заключении, а экспертиза от 16 августа не оставляет сомнений в том, что обвинение, предъявленное Кириллу Серебренникову, абсолютно несостоятельно».

Обвиняемые были не столь солидарны.

Кирилл Серебренников: «Ваша честь, полагаюсь на ваши знания, вашу квалификацию!

Мы все говорили как есть, все показывали правду. Здесь сочиняют и просто шьют театральное дело и потирают руки. Все это развалилось здесь, в суде…»

Юрий Итин: «Нас обвиняют в хищении, а экспертиза доказала: не было умысла, и все было гораздо выше по стоимости. Я поддерживаю ваше предложение».

Апфельбаум: «Я не специалист, но если вы считаете это целесообразным, согласна».

А вот Алексей Малобродский был согласен лишь отчасти: «Следствие проведено из рук вон плохо, тенденциозно, предвзято и бездоказательно. Уже в течение полугода из оглашения большей части материалов достаточно очевидна моя и коллег невиновность. Исхожу из абсолютного недоверия следствию, у меня было два года возможности утвердиться в своем мнении. Направление на доследование приведет к необоснованному затягиванию. Я просил бы продолжить рассмотрение в суде. И привести к окончательному выводу».

И тут встает «сторона обвинения», которая, по словам нового лица в процессе, прокурора Михаила Резниченко (один из обвинителей в деле Сергея Магнитского), находится в недоумении. «Ваша честь, вы не привели ни одного мотива… Мы еще не высказались о законности выводов экспертов. Сторона обвинения планировала вызов экспертов Андрейкиной и Силюнаса… По мотивам выводов экспертизы суд не вправе лишить обвинение возможности опровергнуть!»

Но судья (перпендикулярно стороне обвинения) продолжает развивать процесс неожиданно. Обсуждается возможность отмены меры пресечения в виде подписки о невыезде. Для подсудимых это насущно. Итин «не имеет возможность нормально работать» и обеспечивать семью, Малобродский говорит о том, что разорен его «маленький бизнес», Апфельбаум никуда не собирается ни уезжать, ни скрываться. Серебренников присоединяется.

Дело в том, что даже если состоится «доследование», оно может стать непредсказуемо долгим. И все это время подсудимые будут лишены своих конституционных прав: ни командировок, ни отдыха.

Дело в том, что даже если состоится «доследование», оно может стать непредсказуемо долгим. И все это время подсудимые будут лишены своих конституционных прав: ни командировок, ни отдыха. Никто из них никогда ничего не нарушал, являясь на допросы и в суд по первому вызову. У прокуратуры, сказала Ксения Карпинская, особое отношение к ее подзащитному: Алексей Малобродский вытерпел самое жесткое содержание под стражей. А «мера пресечения отменяется, когда в ней нет необходимости»: свидетели выслушаны, доказательства предъявлены, экспертиза проведена.

Представитель Министерства культуры по фамилии Смирнова (якобы потерпевшая сторона) оставляет вопрос на рассмотрение суда. Резниченко стоит на своем: тяжкое экономическое преступление, меру пресечения нужно сохранить.

Аккуратова удаляется в совещательную комнату. Чтобы принять решение о дальнейшей судьбе самого обсуждаемого процесса последних двух лет, ей нужно четыре с лишним часа.

Формально течение событий предполагается такое: если судья отправит дело на доследование, сторона обвинения напишет апелляцию. Ее будет рассматривать Мосгорсуд. Там примут окончательное решение: продолжать расследовать (непредсказуемо по срокам) или завершать судебный процесс на основании имеющихся материалов. Если иметь в виду, что государственный защитник Нины Масляевой, главного бухгалтера «Седьмой студии», настаивает на скором обвинительном приговоре (беспрецедентный случай даже в российской судебной практике), чтобы она смогла участвовать в процессе как свидетель обвинения, – прогнозы, казалось бы, делать рано.

Но сам факт — вернуть дело на доследование — для российского суда почти уникален.

Именно на этом с первых дней процесса настаивали адвокаты. Но в  театральной судебной истории, как мало где, главная роль отдана «шагам за сценой».  В кратком утреннем заседании вдруг возникло театральное ощущение: идет «игра по ролям», для того и вытащили Резниченко с его черным бэкграундом, чтобы закошмарить публику. «Театральное дело» как разрушительный абсцесс в теле культуры давно пора прекратить. Остается надеяться: это понимают на всех этажах российской реальности.

P.S.

И вот итог дня: дело «Седьмой студии» отправлено на доследование; «мера пресечения» в виде подписки о невыезде отменена.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera