Сюжеты

«Мишки» на сервере

Как онлайн-голосование привело в Мосгордуму кандидатов, поддержанных «Единой Россией»

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Этот материал вышел в № 102 от 13 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Васильчуккорреспондент

10
 

Эксперимент с электронным голосованием прошел 8 сентября в трех округах Москвы. В день выборов были зафиксированы неоднократные сбои системы, и некоторым избирателям пришлось несколько часов дожидаться возможности получить электронный бюллетень. Кроме того, на онлайн-участках с отрывом почти в два раза от своих оппонентов победу одержали провластные кандидаты. В округе независимого самовыдвиженца Романа Юнемана результаты интернет-голосования решили судьбу мандата: его получила представительница «Единой России». При этом по протоколам на обычных участках именно Юнеман выходил на первое место. Аргумент сторонников электронного голосования состоит в том, что оппозиционеры сами на протяжении кампании агитировали не участвовать в электронном голосовании, поэтому вполне закономерно получили результаты не в свою пользу.

Минимум за три дня до голосования жители Москвы могли подать заявку, чтобы голосовать электронно. Сделать это можно было в разделе «Услуги» на сайте мэрии Москвы mos.ru. Разрабатывал систему Департамент информационных технологий города Москвы (ДИТ). Первое тестирование системы состоялось в июле — и, как сообщили члены рабочей группы при Общественной палате Москвы, провалилось. Для тестового голосования позвали студентов московских вузов, чтобы те выбрали лучшего преподавателя. Наблюдатели находились на избирательном участке и смотрели, как поступают электронные голоса.

В какой-то момент данные в системе перестали обновляться, хотя студенты продолжали голосовать: сторонние наблюдатели потеряли контроль за учетом голосующих.

Член рабочей группы, программист и член «Роскомсвободы» Александр Исавнин после проведения теста заявил, что если бы подобный сбой случился на реальных выборах, это вполне могло бы стать основанием для аннулирования голосования на участке. В ДИТ, в свою очередь, заявили, что все данные о голосовании «записались в блокчейне» и были успешно расшифрованы после окончания голосования, а сбой случился из-за «сетевых настроек». В июле состоялось еще одно тестирование — по оценкам разработчиков, «удачное».

В августе ДИТ предложил всем желающим проверить надежность системы, а глава Общественного штаба по наблюдению за выборами Алексей Венедиктов пообещал за успешную попытку взлома приз в 1,5 миллиона рублей. Спустя пару дней систему взломал французский криптограф Пьеррик Годри и опубликовал в открытом доступе работу «Взлом схемы шифрования московской системы интернет-голосования». В докладе Годри говорилось о том, что шифрование, которое используется в российской системе электронного голосования, является «совершенно небезопасным».

За 20 минут криптограф вычислил секретный ключ шифрования (он распределяется между членами избиркома), который используется только после окончания голосования. После этого он уже мог расшифровать передаваемое сообщение, то есть узнать, как проголосовал избиратель. «В худшем случае это может привести к тому, что выбор избирателей, использующих систему электронного голосования, станет публично известен», — заявил Годри. Как обнаружил Годри, московские разработчики выбрали недостаточно сильные криптографические ключи для шифрования. Длина ключей составляла менее 256 бит —

взломать систему французский специалист смог при помощи обычного персонального компьютера и бесплатного программного обеспечения.

Эксперимент повторило и интернет-издание Meduza. На взлом ушли все те же 20 минут.

Однако ДИТ отрицал взлом. Московских чиновников поддержал в этом вопросе и Венедиктов, который заявил, что система не была взломана, а Годри лишь указал на ее уязвимости, их «рабочая группа с благодарностью «заштопала».

На протяжении всего этапа тестирования системы наблюдатели высказывали свои сомнения по поводу того, насколько она прозрачна и доступна для контроля. Можно ли точно отследить, что голосует именно тот человек, который зарегистрировался, а если и тот — что на него не оказывается административное давление и за его спиной не стоит «проверяющий».

— На обычных выборах вы приходите голосовать на участок — там проверяют паспорт, прописку, убеждаются, что это именно вы, если вас нет в основном списке избирателей — можно добавить в дополнительный, — рассказывает Исавнин «Новой». — А в этом случае проверку проводил — угадайте кто? — портал мэра Москвы вместе с МФЦ.

Все что угодно можно сделать: у электронных выборов родовая травма с самого начала. Невозможно определить, кто входит в список и являются ли эти люди именно этими людьми, то есть они ли голосуют.

Можно купить пачку анонимных сим-карт, зарегистрировать аккаунты, имея одного подконтрольного «эмфэцэшного» человека. Или зарегистрировать аккаунты на людей из пансионатов ветеранов войны и труда, которые гарантированно не пользуются интернетом.

***

8 сентября голосовать онлайн могли жители трех избирательных округов Москвы: № 1 (Крюково, Матушкино, Савелки, Силино, Старое Крюково), № 10 (Северный, Лианозово, Бибирево) и № 30 (Чертаново Центральное, Чертаново Южное) — именно они были выбраны пилотными для интернет-голосования через портал «Активный гражданин».

Тестирование системы дистанционного электронного голосования в Московском парламентском центре. Фото: РИА Новости

— Ты вводишь свой логин и пароль в личном кабинете на mos.ru, — пересказывает «Новой» процедуру голосования сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц. — Затем проходишь через разные положения о правилах голосования, дальше (перед тем, как получить сам электронный бюллетень) нужно нажать на кнопку отправки кода по СМС, которое вводится в специальное окошко. После того, как ты правильно ввел код, должен открыться бюллетень. С этого момента считается, что ты фактически расписался в списке избирателей и получил бюллетень в электронном виде.

Мельконьянц отмечает, что программа должна «разорвать» персональные данные с бюллетенем, сделав его анонимным — то есть в этот момент сама система уже не должна знать, кто голосует: «Система отметила, что ты получил документ, но она не знает, что ты сделал с бюллетенем».

Примерно в 9.26 (в настоящий, уже не тестовый день голосования) 8 сентября в системе произошел сбой.

— После 9.26 возникли избиратели, которые оказались «внутри» сбоя, — продолжает Мельконьянц. — Когда человек вводил код, полученный из СМС, у него не показывался бюллетень, вместо бюллетеня у него на экране появлялась «ошибка 404». При этом в списке избирателей отметка о выдаче бюллетеней проставлялась. То есть комиссия видела, что избиратель получил документ, хотя де-факто у человека перед глазами его не было. Затем через какой-то промежуток времени, когда оператор портала в лице ДИТ увидел проблемы, — они вообще закрыли доступ к сервису. И избиратели уже даже не могли заходить на страницу, чтобы вызывать на телефон эсэмэски.

Член Общественной палаты Илья Массух подтвердил сбой, но заявил, что проблема возникла в общей инфраструктуре портала госуслуг: «Сбой случился в общей инфраструктуре портала, мы локализовали проблему, попробовали восстановить аппаратную часть и заменить ее. В течение 15 минут заменили, после этого произошел второй сбой, пришлось остановить систему голосования на час, исключить системы, из-за которых происходил сбой».

Фото: РИА Новости

Мельконьянц утверждает, что сейчас, в первую очередь, для изучения ситуации важны избиратели, столкнувшиеся со сбоем.

В день голосования в СМИ появлялись сообщения о людях, которые не могли проголосовать даже после устранения проблемы.

— После сбоя возник казус: у избирательной комиссии есть информация, что избирателю выдан бюллетень, но избиратель пытается зайти обратно в голосование, а ему говорят, вы уже приняли участие в выборах, — продолжает Мельконьянц. — Для того чтобы решить вопрос с этими избирателями, оператор портала по какой-то своей процедуре восстановил им доступ к электронным бюллетеням. Здесь фактически получается, что без участия избирательной комиссии оператор, устраняя последствия сбоя для избирателей, столкнувшихся с проблемами, создал им изначальную ситуацию, в которой они были до первой попытки. А это никакой «нормативкой» не предусмотрено.

На технической рабочей группе мы ставили эти вопросы. Они [разработчики] сделали по нашему совету: встроили инструмент, который позволил выявлять ошибки, когда человек физически не увидел бюллетень. Но процедура восстановления доступа не урегулирована. То есть получается, что фактически эсэмэску с правильным кодом избиратель может ввести только один раз. Необходимо разобраться, если в системе отмечено, у скольких избирателей таких правильных эсэмэсок введено больше одной и кто не смог проголосовать.

***

Независимый кандидат, самовыдвиженец в 30-м округе Роман Юнеман на обычных участках набрал в общей сумме 9106 голосов. У его оппонента ректора Государственного института русского языка имени Пушкина Маргариты Русецкой — 8526. На обычных участках она проигрывала другим кандидатам. Но когда пришли данные с электронного участка — мандат в последний момент ушел Русецкой. В общей сумме она опередила Юнемана на 84 голоса.

Юнеман рассказал «Новой», что к нему обращались люди, которые говорили, что на работе их обязывают регистрироваться в электронном голосовании:

«Я практически уверен, что электронные голоса — это бюджетники, и их заставили проголосовать так, как надо».

— Чтобы доказать, что была накрутка, что избиратели, которые отмечены как проголосовавшие, не голосовали, — нужны свидетельские показания, — утверждает Мельконьянц. — Если же просто на одном участке ты проигрываешь, а на другом выигрываешь — судом такие аргументы приняты не будут. Здесь есть контраргумент: что Роман сам лично агитировал своих избирателей не участвовать в голосовании. Оппоненты скажут, вот результат вашей агитации — что вы удивляетесь?

Роман Юнеман. Facebook.com

Отчасти поэтому Юнеман прежде всего планирует апеллировать к нарушению регламента о проведении голосования параллельно с обычным голосованием, которое по закону идет не менее 10 часов:

— А оно шло меньше 10 часов из-за сбоев. Это как если вы придете на избирательный участок, а там дверь закрыта, что вы сделаете? Вы развернетесь и уйдете. Эта история со сбоями уже сама по себе служит основанием для отмены [результатов электронного голосования]. Это же эксперимент, а эксперимент может быть отменен, — говорит Юнеман.

В июле Юнеман присутствовал на встрече незарегистрированных кандидатов с главой ЦИК Эллой Памфиловой. Он поддержал требование допустить на выборы всех кандидатов. Но также обратил внимание на другую проблему, которая «может повлиять на легитимность выборов» — как раз электронное голосование.

«Саму систему электронного голосования разрабатывает не система избирательных комиссий, ее разрабатывает исполнительная власть города Москвы», — отметил, в частности, кандидат.

Сейчас Юнеман собирается обратиться в Мосгорсуд. Правда, сначала все-таки еще рассчитывает получить рекомендацию от ЦИК, которая может сформировать позицию по этому вопросу. Алексей Венедиктов написал в своем Telegram-канале, что в ближайшее время состоится встреча Романа Юнемана с председателем МГИК Валентином Горбуновым, руководителями «Голоса» и электронного штаба. Хотя Горбунов накануне и заявил, что «электронное голосование не повлияло на результаты выборов».

Для того чтобы доказать, что чьи-то избирательные права действительно были нарушены во время сбоя, — необходимо, чтобы люди, которые хотели отдать голос за Юнемана, сами нашлись. Предоставить данные о них система не имеет права. «ДИТ специально сделал так, чтобы эта информация не была доступна, ссылаясь якобы на федеральное законодательство», — рассказывает Исавнин.

Команда Юнемана планирует обзвонить сторонников кандидата, чтобы узнать, столкнулись ли они с нарушением своих избирательных прав 8 сентября.

На вопрос о том, смогут ли в ближайшем будущем российские избиратели проникнуться доверием к системе электронного голосования, политолог Аббас Галлямов отвечает следующее: «Жители России не доверяют отечественной избирательной системе в целом. Отношение к отдельным ее элементам (в том числе и к электронному голосованию) является производным от этого общего недоверия. Прошедшие московские выборы лишь усилили это ощущение, снабдили его конкретной фактурой».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera