Репортажи

Удивительные приключения итоговых цифр

В Санкт-Петербурге продолжается пересчет результатов голосования

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Этот материал вышел в № 103 от 16 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Тумаковаспецкор «Новой газеты»

 

В единый день голосования я дежурила как наблюдатель на участке, где из девяти наблюдателей шесть представляли оппозицию, одним из членов комиссии с правом решающего голоса был «яблочник», остальные и не пытались что-то нарушить. На нашем участке совсем не было надомного голосования — ни одного заявления. Подсчет голосов шел под присмотром наблюдателей и завершился в третьем часу ночи. Результаты тут же были переданы в ТИК, а все наблюдатели, кто выразил такое желание, получили по копии протокола. «Единая Россия», принимавшая экстренные меры для победы, вплоть до выплат пенсионерам по 2,5 тысячи рублей, не получала на этом участке ни одного мандата. И если бы так происходило везде, то мы, наверное, увидели бы совсем другую картину на выборах в Петербурге.

Но подавляющее большинство участковых и территориальных комиссий (УИК и ТИК) всю неделю продолжали, а некоторые еще и не закончили поставлять новости, как лихо там умеют работать. Рассказать обо всех невозможно, тем более что фантазия у избиркомовцев небогатая, в большинстве случаев они используют одни и те же технологии. Поэтому приведем примеры.

Гузель Юдина была кандидатом от Партии Роста и наблюдала за процедурой в статусе члена комиссии с правом совещательного голоса на 219-м участке в муниципальном образовании «Купчино»:

— В день голосования у нас в комиссии появились какие-то качки, тоже называвшие себя членами комиссии с правом совещательного голоса, — рассказывает она. — Когда мы просили председателя ознакомить нас с документами, он нас отгонял — и тут же эти качки подключались, требовали сидеть в сторонке. Но я все-таки встала возле урны и следила, чтобы не было вбросов. Эти ребята встали передо мной и старались оттеснить. Утром мне все-таки удалось поймать за руку девушку, которая пыталась кинуть в урну толстенькую пачку, штук 20, сложенных бюллетеней. А вечером в какой-то момент эти качки вдруг, как по команде, встали возле урны стеной. Я поняла, что сейчас что-то произойдет, и тоже подошла. Спортсмены начали меня отталкивать.

И тут действительно пришел молодой человек, бросил в урну пачку и стал убегать. Спортсмены мешали нам его остановить, но его задержал полицейский.

Фото: Газель Юдина

Во время подсчета, продолжает кандидат, председатель комиссии оглашал результаты — его подчиненные ставили у себя в списках галочки. То же самое делали наблюдатели. Когда подсчет закончился, они обнаружили, что данные у них и у комиссии не сходятся.

— То есть он называл одну фамилию, а члены комиссии у себя ставили галки напротив другой, — объясняет Гузель.

Получить копию итогового протокола ей и наблюдателям не удалось: председатель и члены УИК сбежали из помещения с бюллетенями в мешках не просто не опечатанных, а вообще открытых.

Фото: Ирина Зайцева

В ГАС «Выборы» появились результаты, разительно отличающиеся даже от тех, что насчитали на участках комиссии. Например, по УИК-2097 в протоколы были внесены 132 голоса за Гузель Юдину, в ГАС попали 77. Еще одна кандидат от Партии Роста Ирина Зайцева набрала, если по протоколу, 150 голосов и в состав совета уверенно проходила. В ГАС внесено число 51. Зато у единоросса Маликова на одном только участке № 2097 результат улучшился почти втрое. Кандидатам Черняковой и Шмелевой с их 85 и 86 голосами, соответственно, мандаты не светили, но в ГАС попали результаты 453 и 466, они заняли первое и второе места на участке.

В предвыборный период среди самых прославленных муниципальных образований в Петербурге было «Сампсониевское», там фиксировали всю палитру нарушений, «Новая» об этом писала. Непонятно, зачем надо было так трудиться, если проблема с оппозицией в этом округе решалась, как выяснилось, предельно просто.

В каждом их двух округов МО «Сампсониевское» по 7 участков. В обоих кандидаты от оппозиции по итогам голосования брали по 6 участков, а единороссы вообще не проходили. Но фишка была в том, что на 12 «оппозиционных» участках голосование шло со стандартной для Петербурга низкой явкой. А на двух оставшихся, по одному на округ, избиратели оказались чудо как активны и, главное, единодушны.

— В 343-м округе МО «Сампсониевское» нет жилых домов, кроме одного: прикрепленного к Военно-медицинской академии, — объясняет кандидат от КПРФ Ольга Виноградова. — И на этом участке голосовали только курсанты. У каждого в паспорт или в военный билет была вложена бумажка со списком из пяти фамилий единороссов. В 334-м округе был точно такой же участок, где точно так же голосовали студенты Военного института физкультуры.

В итоге голосов, набранных пятерками единороссов на двух участках, хватило, чтобы перекрыть все результаты оппозиции на 12 участках.

— Наши наблюдатели пытались понять, на каком основании голосуют все эти курсанты, но им не давали посмотреть никакие документы, — продолжает Ольга Виноградова. — А потом их в течение дня просто удалили с участков под разными предлогами. Мы нашли крепкого дядечку и оформили его членом комиссии с правом совещательного голоса, чтобы он следил хотя бы за подсчетом голосов.

В семь вечера его облили водой, но спровоцировать на склоку не смогли. Тогда наблюдатель от «Единой России» и еще двое бородачей просто силой выволокли его с участка.

Два упомянутых участка замечательны еще и тем, что они — «военные», поэтому нарушения там запрещали фиксировать на видео или фото.

В предвыборный период среди прославленных комиссий была ТИК-29, относящаяся к вотчине депутата Госдумы Михаила Романова, «Новая» писала и о ней. Давний конфликт там был связан с тем, что членами избиркомов удалось стать нескольким людям, не связанным с «Единой Россией». В день выборов остальные коллеги от них избавились.

— Участковые комиссии стали массово составлять акты о том, что эти члены нарушали тайну голосования, агитировали и так далее, — рассказывает Виктория Меньшикова, работавшая наблюдателем от «Яблока» в ТИК-29. — Точнее, это был во всех случаях один акт, перекопированный дословно. И Фрунзенский суд в день выборов выносил такие же штампованные решения об удалении этих членов комиссии.

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

В одном помещении с ТИК-29 находится еще одна комиссия — ТИК-23. Поэтому Виктория видела и то, что происходило в этом избиркоме. А происходили там в ночь с 8 на 9 сентября удивительные вещи. В коридор вдруг принесли принтер, и кто-то из членов ТИК начал распечатывать итоговые протоколы. Судя по странному месту и способу, протоколы, считает Виктория, были «альтернативные».

— Эти люди были так увлечены, что даже не заметили, как я их снимаю на телефон, хотя я подносила камеру прямо к ним, — усмехается Виктория. — На экране ноутбука я четко видела протокол.

В муниципалитете «Остров Декабристов» случилась загадочная история с КОИБ. Объясняли ее типографским браком в бюллетенях: дескать, на некоторых стояла точка в клеточке напротив фамилии действующего депутата, директора школы Натальи Ивановой. Удивительным образом типография поставила эту точку не во всем тираже. Но КОИБ воспринимали знак как голос избирателя. И в тех случаях, когда избиратели ставили свои галки напротив пяти других кандидатов, бюллетень становился недействительным. При ручном пересчете показатели Ивановой сократились на четверть — с 214 до 158 голосов.

Передовой опыт «Острова Декабристов» взяли на вооружение в муниципальном образовании «Юго-Запад». Там решили пересчитать за КОИБ вообще все бюллетени. В субботу, 14 сентября, комиссия приняла такое решение в устной форме, об этом «Новой» рассказала член мониторинговой группы, работавшей от СПЧ, Наталья Менькова. Начать пересчет комиссия не торопится, соберутся для этого в понедельник, 16 сентября. А 17 число — по закону — последний день подведения итогов. То есть 12 тысяч бюллетеней эти героические люди хотят пересчитать за сутки.

В пятницу, 13 сентября, телеграм-канал «Ротонда» написал, что в Смольный позвали представителей всех партий, участвовавших в выборах, и предложили прекратить разбирательства с пересчетами и признать итоги. Потому что иначе «может быть хуже», как сказал глава комитета по территориальному развитию. Пока известно, что партии о согласии с ним не заявляли.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera