Сюжеты

Казнь в Чечне для России не преступление

Родственники убитых обратились с исками в Страсбург

Этот материал вышел в № 104 от 18 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

14
 
Грозный. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

На прошлой неделе «Мемориал», «Правовая инициатива» и «Центр защиты прав СМИ» подали жалобы в Европейский суд по правам человека в интересах 27 граждан России и «Новой газеты». Основанием для подачи в Страсбургский суд стало решение Ставропольского краевого суда, немотивированно отказавшего в апелляционной жалобе и «узаконившего» постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам: 1) преследования чеченцев по мотиву гомосексуальной ориентации; 2) внесудебной казни жителей Чечни, незаконно задержанных в ходе полицейских рейдов; 3) угроз журналистам «Новой газеты», опубликовавшим данные сведения, а затем обратившимся с заявлением о преступлении в Следственный комитет России.

Заявителями по жалобам «Мемориала» и «Правовой инициативы» стали 24 жителя Чечни. Все они — близкие родственники чеченцев, которые были задержаны сотрудниками республиканской полиции и Нацгвардии в декабре 2016 и январе 2017 года. Всего, по данным «Новой газеты», в указанный период времени было задержано более 200 человек, 56 их них, по информации, поступившей от источника из УФСБ по Чечне, казнили. Источник также передал «Новой газете» список из 27 жертв внесудебной казни.

Эти сведения в апреле 2017 года журналисты сообщили в Следственный комитет России с целью выяснения судьбы указанных в списке граждан. В июле 2017 года, когда стало понятно, что Следственный комитет саботирует расследование данного преступления, «Новая газета» опубликовала список из 27 человек, ставших жертвами внесудебной расправы. «Мемориал», проводивший собственное расследование, подтвердил сведения журналистов «Новой газеты».

После публикации «списка 27-ми» в «Мемориал» и «Правовую инициативу» обратились родственники казненных жителей Чечни. До этого они несколько месяцев безуспешно пытались выяснить, что стало с их близкими, увезенными из дома или, по сути, похищенными прямо на улице сотрудниками полка патрульно-постовой службы им. Ахмата Кадырова и СОБРа «Терек». Публикации в «Новой газете» и на сайте «Мемориала» стали первыми за полгода новыми сведениями о судьбе задержанных. После этих публикаций жители Чечни также обратились в Следственный комитет России с заявлениями о похищении своих родственников, задержанных в ходе контртеррористических рейдов в декабре 2016 и январе 2017 года. Их заявления были приобщены к проверке, которую Главное следственное управление по Северо-Кавказскому федеральному округу проводило по фактам публикации «Новой газеты».

Добиться этой проверки удалось с большим трудом и только после обжалования в суде бездействия СКР, а также под давлением огромного международного резонанса, который вызвали публикации «Новой газеты» о массовых преследованиях людей в Чечне.

В ходе проверки следователи должны были прояснить обстоятельства трех различных преступлений. В первую очередь следователи проверяли факт исчезновения четырех чеченцев, которые, по данным «Новой газеты», были задержаны по подозрению в гомосексуальной ориентации и затем убиты. Следствие установило, что все четверо либо умерли при загадочных обстоятельствах, либо бесследно пропали, и по данному факту были возбуждены уголовные дела по статье 105 УК РФ (убийство). Но вместо того чтобы расследовать эти уголовные дела, следователи ГСУ по СКФО опросили родственников и, получив на вопрос «является ли ваш родственник геем?» предсказуемый отрицательный ответ, передали уголовные дела в Следственное управление Следственного комитета по Чеченской Республике, а в отказном постановлении написали, что информация «Новой газеты» об убийстве геев в Чечне не подтвердилась по причине отсутствия геев в Чечне. Чеченский СУСК расследование этих дел предсказуемо прекратил.

Никто из родственников убитых геев так и не осмелился потребовать наказания для убийц.

Второе преступление, которое расследовали следователи ГСУ по СКФО в рамках доследственной проверки, — массовая казнь жителей Чечни, задержанных в декабре 2016 и январе 2017 года. Все эти люди были похищены чеченскими силовиками, и уже два с половиной года их никто не видел живыми. Однако следствие пришло к выводам, что они непонятно каким образом оказались в Сирии (данных о пересечении этими гражданами российской границы в материалах проверки нет, более того, у многих из 27 казненных не было даже заграничного паспорта). Все разыскные материалы и уголовные дела по факту о якобы участии в незаконных вооруженных формированиях в Сирии на этих людей появились задним числом, то есть после того, как «Новая газета» сообщила о задержании этих людей чеченскими правоохранительными органами и их убийстве. Однако следователи ГСУ по СКФО отнеслись к данным материалам некритически. И таким образом, из-под уголовного преследования оказались выведены сотрудники чеченской полиции и глава Чечни Рамзан Кадыров, лично руководивший в декабре 2016-го и январе 2017-го полицейскими рейдами, в ходе которых было задержано более 200 и убито по меньшей мере 27 жителей Чечни.

Читайте также

Заявление «Новой газеты» в связи с открытыми угрозами, прозвучавшими в адрес редакции из Чечни

Беспрецедентные угрозы, по сути, джихадистского толка в адрес журналистов «Новой газеты» стали третьим преступлением, которое расследовалось в рамках доследственной проверки ГСУ по СКФО. После статьи о начавшейся в Чечне репрессивной кампании против местного ЛГБТ-сообщества 3 апреля 2017 года в центральной мечети Грозного 15 тысяч местных богословов и верующих приняли резолюцию, призывающую к прямому насилию: «Ввиду того, что нанесено оскорбление вековым устоям чеченского общества и достоинству мужчин-чеченцев, а также нашей вере, мы обещаем, что возмездие настигнет истинных подстрекателей, где бы и кем бы они ни были, без срока давности».

Изначально следствие квалифицировало эти угрозы в соответствии со статьями 119 и 282 УК РФ («угроза убийством» и «возбуждение ненависти и вражды»). Однако следователи так и не смогли найти автора резолюции, которая на самом деле является не чем иным, как фетвой, то есть, по сути, руководством к действию для каждого правоверного мусульманина. Также

следствие не смогло получить от канала ЧГТРК сюжет, в котором транслировалась 15-тысячная сходка в центральной мечети Грозного, единогласно принявшая эту фетву к исполнению.

Руководство ЧГТРК на запрос следователей ответило, что сюжет был удален, так как «время хранения передач телеканала ограничено одним месяцем». На основании этих формальностей следователи ГСУ по СКФО отказались возбуждать уголовное дело по факту угроз журналистам.

Таким образом, промучившись год, ГСУ по СКФО пришло к выводу об отсутствии признаков преступления в действиях чеченских силовиков и чиновников. Обжаловав в двух инстанциях отказное постановление ГСУ, представители заявителей начали готовить жалобы в ЕСПЧ.

Юристы «Мемориала» Татьяна Глушкова и Наталья Морозова, представляющие интересы двух семей, чьи родственники были похищены и казнены в январе 2017 года, а также юристы «Правовой инициативы» Рустам Мацев и Ольга Гнездилова, представляющие интересы еще шести семей, указали в жалобах, что российским государством в отношении их заявителей были нарушены следующие статьи Европейской конвенции: статья 2 (право на жизнь), статья 3 (запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания), статья 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), статья 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и статья 34 (давление с целью воспрепятствовать защите прав).

Адвокат Тумас Мисакян, сотрудничающий с «Центром защиты прав СМИ» и представляющий интересы журналистов «Новой газеты», указал на нарушения 2-й и 13-й статей конвенции, а также, что крайне важно, статьи 10 (свобода выражения мнения) и статьи 17 (запрещение злоупотреблений правами и властью).

Статья 17 Европейской конвенции рассматривает чрезмерные индивидуальные ограничения осуществления основных прав не как изолированные и прямые нарушения конвенции, а как общую систему ограничений или действий, выходящих за рамки того, что необходимо при демократическом режиме. Это, по сути, последовательность инцидентов, которые, взятые вместе, показывают большую проблему системных нарушений, в конечном счете направленных на разрушение прав и свобод, предусмотренных конвенцией. И в этом смысле данная жалоба будет иметь прецедентное значение для всех журналистов России, сталкивающихся с угрозами по факту своей профессиональной деятельности, которые государство игнорирует, не давая им должной правовой оценки.

Так, в жалобе «Новой газеты» в ЕСПЧ заявители утверждают, что имело место именно нарушение статьи 17 Европейской конвенции, поскольку заявления, сделанные различными представителями властей, были прямо и намеренно направлены на то, чтобы уничтожить фундаментальное право на свободу выражения мнения. А именно: угрозы были направлены исключительно на то, чтобы помешать «Новой газете» и ее журналистам сообщать о репрессиях против чеченского ЛГБТ-сообщества, а также всех других многочисленных категориях жертв в Чечне. Эти нарушения являются результатом заявлений <властей>, которые голословно отрицали правдивость публикации «Новой газеты» о репрессиях в Чеченской Республике, а также преследовали цель запугать журналистов (в том числе угрозой убийства), чтобы добиться прекращения ими своей профессиональной деятельности.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera