Комментарии

Чья добыча?

Удар хуситов ускорит передел нефтяного рынка — на этот раз в пользу США

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 104 от 18 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Максим АвербухДиректор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка

13
 

Для начала несколько фактов:

  • в 2019–2020 гг. США вводят в строй новые нефтепроводы общей пропускной способностью 4,7 млн баррелей в день, которые будут доставлять сырье с месторождений сланцевой нефти к экспортным терминалам на побережье Мексиканского залива;
  • сланцевая нефть — это «легкая нефть» с низкой плотностью, низким содержанием серы и высоким выходом светлых нефтепродуктов, которую добывают из низкопроницаемых пород;
  • США имеют потенциал быстрого наращивания нефтедобычи, речь о так называемых DUC (drilled but uncompleted), пробуренных, но стоящих без проведения операции по гидроразрыву пласта и доступа к транспортной инфраструктуре скважинах, число которых превысило 8500 штук, а совокупный потенциал добычи составляет более 4 млн б/д;
  • для того чтобы достигнуть полной сырьевой независимости (то есть полного самообеспечения нефтью), США необходимо нарастить добычу на 1,5 млн б/д — ровно с таким темпом растет нефтедобыча в этой стране в последние два года. Это значит, что уже к концу следующего года США будут экспортировать больше нефти и нефтепродуктов, чем импортировать;
  • основная часть саудовской нефти, проходящая предпродажную подготовку на пострадавшем от налета заводе, — легкая;
  • США — единственная страна в мире, располагающая крупными свободными нефтедобывающими мощностями, у стран ОПЕК и России они минимальны.

Собственно, теперь вы и сами можете ответить на вопрос, кто является основным выгодоприобретателем атаки на саудовские нефтяные объекты.

Но все равно добавим: крупные нефтяные компании сейчас проводят перебалансировку своих запасов, избавляясь от месторождений в традиционных районах нефтедобычи, таких как Аляска или Северное море, и скупая мелкие, работающие со сланцевой нефтью нефтекомпании. Саудовская Аравия, которая прямо перед атакой озвучила намерение вернуться к проведению IPO своей государственной нефтекомпании, в известном смысле являлась конкурентным направлением для потенциальных инвестиций международных нефтяных грандов.

Напомню, что угроза новых атак на нефтяные месторождения, трубопроводы, процессинговые и нефтеперерабатывающие заводы Саудовской Аравии делает эту страну потенциально нестабильным поставщиком, что может заставить крупнейших импортеров нефти — Китай, Европейский союз и Японию — подстраховаться с помощью… США. Потому что больше страховаться не у кого. То есть сократить, причем долгосрочно сократить, закупки нефти у Саудовской Аравии и нарастить закупки американской нефти, тем более что США как раз вводят в строй без малого пять миллионов б/д экспортных нефтепроводов.

Ирану же атака саудовской нефтянки никаких значимых плюсов, за исключением ответного воздушного удара США, который если состоится, то на время сплотит народ вокруг власти, — не несет.

Скорее усугубляет его положение изгоя, заставляя отвернуться даже европейские страны, настроенные к нему куда более мягко, чем США.

Нефтебизнес США вложился в разведку и обустройство 8500 простаивающих скважин, в строительство 4,7 млн б/д новых нефтепроводных мощностей, в увеличение перевалочных возможностей экспортных терминалов. В то же время спрос на нефть растет крайне медленными темпами, наступающий экономический кризис способен вообще остановить рост, а на горизонте в десятилетие и вовсе просматривается перманентный спад спроса на нефть, который станет следствием постепенного перехода мирового автопарка на электродвигатель. То есть инвестиции надо отбивать и отбивать сейчас.

Опять же увеличение экспорта повысит цену, которую платят за сланцевую нефть американские НПЗ, а она традиционно на 8–10 долларов ниже биржевой. Теперь, когда сланцевые нефтедобытчики будут иметь выбор между НПЗ и экспортом, НПЗ придется платить дороже, а это поможет сланцевой отрасли пройти через возможное в 2020 году локальное снижение стоимости нефти.

Давайте вспомним, что в последние годы удерживало стоимость нефти на относительно высоком уровне. Сначала гражданская война в Ливии, после которой эта страна так и не достигла довоенных объемов добычи и экспорта углеводородов. Затем с рынка с помощью первого эмбарго убрали иранскую нефть. Потом с рынка практически ушла Венесуэла, экспорт которой практически прикончили недавние ограничительные меры со стороны США. Потом с рынка из-за повторного, но гораздо более широкого, чем в прошлый раз, эмбарго США снова ушел, но теперь уже практически целиком, иранский экспорт.

И вот теперь пришла очередь Саудовской Аравии уступить часть своего рынка? Мало сокращали в рамках соглашения ОПЕК+?

Справедливости ради отмечу, что как «после — не значит потому что», так и основной выгодоприобретатель преступления вовсе необязательно является тем, кто его совершил. В конце концов, когда те же злосчастные хуситы совсем недавно нанесли ракетный удар по аэропорту столицы Саудовской Аравии, никто не сомневался в их авторстве этой атаки.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera