Интервью

Спецоперация «Интеграция»

Программа российско-белорусской интеграции подписана, но остается тайной

Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 104 от 18 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСобкор по Беларуси

4
 

Очевидно, народы России и Беларуси настолько неинтересны их правителям, что никакой необходимости о чем-то им сообщать или — боже упаси! — что-то с ними обсуждать правители не видят. Поэтому основным средством общения между начальством и гражданами становятся утечки информации. Именно благодаря им россияне и белорусы узнают, кто о чем договорился и с кем поссорился.

В понедельник, 16 сентября, страны и народы начали обсуждать утечку, опубликованную в «Коммерсанте». Это проект интеграции России и Беларуси, который, оказывается, еще 10 дней назад парафировали два премьер-министра. Проект интеграции, согласно «Коммерсанту», предполагает частичное объединение двух экономических систем с января 2021 года.

Это введение единого налогового кодекса, отмена взаимного роуминга, единая таможенная политика вплоть до общей таможенной службы, единый регулятор рынков нефти, газа и электроэнергии.

А еще — общий доступ к госзакупкам, единая система учета собственности, общее хозяйственное законодательство.

Правда, в проекте нет ни слова о едином эмиссионном центре и общей валюте, которой в Беларуси уже давно пугают детей. О компенсации российского налогового маневра тоже ничего не говорится, хотя именно с требования компенсации для Минска и началось прошлогоднее противостояние, когда условием компенсации Москва ставила глубокую интеграцию.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в тот же день заявил, что опубликованные в «Коммерсанте» сведения носят «сугубо предварительный характер», хотя «проделана огромная работа с двух сторон». Александр Лукашенко, в свою очередь, 16 сентября встречался с главой белорусского таможенного комитета Юрием Сенько. Во время встречи он сказал, что к вопросу о компенсации еще придется вернуться. Специально для «Новой» ситуацию прокомментировал известный белорусский экономист, руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид Заико.

— Налоговый маневр, с моей точки зрения, — это теоретическая ошибка российских экономистов, которые придумали экспортную пошлину. Дурака сваляли, потом отказались от нее. Хотя экономическая наука говорит, что в местах добычи должны быть рентные платежи.

Ну хорошо, россияне через 20 лет одумались. Почему они должны что-либо компенсировать Беларуси? Мы самостоятельная страна, и нечего сидеть на трубе.

Нужно выстраивать собственную макроэкономическую политику. Поэтому на месте россиян я бы «забил большой болт» на все эти разговоры о компенсации.

Когда вы читали описание проекта интеграции на ближайшие полтора года, вам не показалось, что этот текст — как то сочинение, которое пишется в последнюю ночь перед сдачей, когда главное — написать хотя бы что-нибудь, а содержание становится второстепенным?

— Все, что я прочитал, — это давно обсуждаемая тема. Еще в девяностые годы речь шла о синхронизации налоговой системы и денежно-кредитной политики. То есть это вялотекущая тема, которая изредка прорывается на поверхность. Никакой научной ценности она не имеет, потому что тут все шито белыми нитками.

Белорусский премьер-министр Сергей Румас еще в августе говорил, что в программе интеграции заложен принцип «две страны — один рынок» и что государственные органы должны разработать 28 дорожных карт для разных секторов экономики. Но разве этот «один рынок» не существовал прежде?

— Это просто фраза из контекста, от нее не следует ничего ждать. Просто надо было что-то написать. Написали «две страны — один рынок». А могли бы, к примеру, «две страны — одна демократия» или «две страны — одна социальная ответственность». Это всего лишь фразы, в которых нет никакого потаенного смысла. А в действительности и так уже приняты все законы об интеграции, которые обеспечивают свободное движение товара, свободное движение рабочей силы, свободное движение капитала. Так что рынок этот уже частично работает, пусть в несколько усеченной форме.

А в каких-то других фразах вы увидели тот самый «потаенный смысл»?

— Мы еще не видели полный текст — только утечку. Пока нет на руках конкретного текста, приписывать кому-то что-то или читать между строк не стоит. А вообще они, конечно, сотворили глупость, послав парафировать или что-то подписывать Сергея Николаевича (Румаса. — И. Х.), а он в этих вопросах не так силен, как старые закаленные номенклатурные волки.

И получилось, что где-то в пещере каменной спрятались два премьера и при свете лучины что-то написали и подписали.

При этом никто не учитывал позицию деловых кругов, никто ничего не обсуждал, не проводил консультаций. Получилась кулуарно-номенклатурная поделка, наспех сделанная.

В проекте, который пока существует в виде утечки, декларируется объединение налоговых и таможенных систем, отраслевых рынков, единое энергетическое регулирование, но о единой валюте и эмиссионном центре в программе интеграции речи нет вообще.

— Во-первых, по денежной политике ничего иного и быть не может. Россия достаточно хорошо запуталась в номиналистической теории денег. Белорусы вообще пребывают в состоянии легкой идиосинкразии к мировым денежным системам. Здесь вообще проблемы нет, если посмотреть на это профессионально. Достаточно заявить о том, что в России и Беларуси вводится золотой стандарт — раньше, чем это сделает Китай, — и тогда все вопросы о едином эмиссионном центре и прочая фигня, которая создана представителями номиналистической теории еще двести лет назад, пропадет. А заодно пропадет вся неэкономическая суета вокруг эмиссионного центра.

Как вы считаете, несет ли опубликованный проект при всей своей размытости угрозу независимости Беларуси?

— Угроза независимости Беларуси заключается в том, что народ находится в состоянии оцепенения. Прирост ВВП меньше, чем на один процент, а доходы выросли на 12 процентов. То есть существует система соблазнения людей в существующей ситуации. А интеграционные процессы идут по всему миру, за исключением разве что Великобритании.

Такие маленькие страны, как Беларусь или условная Голландия, должны быть в интеграционных системах, это объективная реальность.

Но европейская и российско-белорусская интеграционные системы все-таки здорово отличаются. Союзному договору в этом году исполняется двадцать лет, и за эти годы в отношениях России и Беларуси ничего существенно не изменилось. Может, вообще имеет смысл перестать обращать внимание на периодические интеграционные обострения и думать исключительно о внутренних проблемах?

— Думать о проблемах вообще не нужно. Все проблемы созданы нашим непрофессиональным руководством. А что касается России и Беларуси, то номенклатурные правительства, сидящие на старом теоретическом багаже, просто не могут ничего нового создать. Им привычнее спорить на тему, кто чьи яблоки и груши продает или почему в чьей-то колбасе много сала. То есть какие-то второстепенные и третьестепенные вопросы.

Как только эти элиты уйдут на покой, им на смену придет новое, более профессиональное и прагматичное поколение, которое, надеюсь, сможет расставить приоритеты. А когда смотришь на теперешних руководителей, хочется сказать: ребята, может, хватит заниматься ерундой? Отмените роуминг — они ведь 20 лет не могут отменить роуминг. Отмените страховку на автомобиль: белорус едет в Россию и вынужден покупать «зеленую карту» — так сделайте наконец универсальную страховку для белорусов и россиян. Введите общую медицинскую страховку, равные цены на железнодорожные билеты.

Есть масса простых, казалось бы, вопросов, которые десятилетиями не решаются. А если вы даже их не в состоянии решить, чего вы вообще в макроэкономику лезете?

В принципе все понятно: слова, изложенные в тайно подписанной интеграционной программе, произносились и записывались сотни раз за 20 лет, начиная с самого союзного договора. Они не сообщают ничего нового и не несут никаких открытий. Неприятным сюрпризом стало другое: все, что происходит между нашими государствами, почему-то становится все более тайным, если не считать демонстративных скандалов с площадными характеристиками. И никто не знает, что еще они тайно подписывают при лучине.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera