Комментарии

Профицитный застой

Новый бюджет не предполагает повышения уровня жизни россиян

Этот материал вышел в № 109 от 30 сентября 2019
ЧитатьЧитать номер
Экономика

2
 

Много вопросов возникает к опубликованному Минфином проекту бюджета на 2020 год и на плановый период 2021–2022 годов. С одной стороны, он профицитный: доходы в 2020 году составят 20,4 триллиона рублей, в 2021 году — 21,2 триллиона рублей, в 2022 году — 22 триллиона рублей, а расходы составят всего 19,5, 20,6 и 21,8 триллиона рублей соответственно. Это значит, что денег в экономике много. Но, с другой стороны, эти дополнительные 300–900 миллиардов рублей, которые могли бы идти на развитие экономики страны, пойдут, по большей части, на пополнение резервных фондов.

Министр финансов Антон Силуанов и председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров. Фото: РИА Новости

По мнению доцента кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергея Хестанова, с точки зрения стабильности это, скорее, хорошо, потому что низкие темпы экономического роста, как правило, достаточно устойчивы. При этом длительное нахождение российской экономики в состоянии застоя может спровоцировать большие социальные потрясения.

Ради чего же правительство считает нужным жертвовать экономическим ростом? По большому счету, ради страхования рисков от сокращения доходов в случае колебаний цен на мировых сырьевых рынках. Однако даже если в ближайшее время наступит очередной мировой кризис, фундаментальных причин для долгосрочного падения цен на нефть ниже приемлемых для российского бюджета значений (а это около $40 за баррель) на данном этапе просто нет.

Как отмечает доцент кафедры политической экономии МГУ Максим Чирков, резкое снижение цен на нефть повлечет за собой стабилизирующее сокращение добычи углеводородов, которое приведет к возврату цены к своим оптимальным значениям. Кроме того, как показал опыт кризиса 2014 года, сглаживание скачков цен на нефть происходило не за счет золотовалютных резервов, а за счет изменения курса рубля. Таким образом, сейчас у правительства нет объективной необходимости формировать слишком большие резервы на будущее.

Если говорить про конкретные статьи расходов, то наибольший рост объемов финансирования показали засекреченные статьи, что объясняется сложной геополитической ситуацией и увеличением присутствия России в различных регионах мира. Расходы на социальные статьи, с другой стороны, не растут так активно, как хотелось бы при таком уровне доходов бюджетов разных уровней.

Если бы правительство, вместо накопления «подушки безопасности», сделало приоритетом повышение благосостояния незащищенных слоев общества, это могло бы иметь мультипликативный эффект для всей экономики. Деньги за 2–3 года прошли бы через экономический оборот многократно и принесли бы гораздо больше доходов, чем было бы потрачено изначально.

Ведь, в отличие от олигархов, которые тратят деньги за границей, малоимущие люди приобретают товары и услуги на территории того региона, где они проживают. Это было бы выгодно и для бюджета.

В магазин за продуктами зашел — сразу же оплатил 20% НДС, который скрыт в цене товара, да и другие налоги тоже.

Кстати, о налогах. В последние годы сборы налогов в российскую казну растут, и растут они непропорционально увеличению прогнозируемых доходов населения и бизнеса. И даже не за счет номинального повышения налогов вроде роста ставки НДС, а, скорее, за счет увеличения налогооблагаемой базы и усиления контроля за сбором налогов со стороны ФНС. В этой ситуации снижать какие-то группы налогов было бы разумным, учитывая профицит бюджета и качество сбора налогов, говорит Чирков.

«Я не говорю про подоходный налог на физических лиц, он и так у нас небольшой, 13%, плюс существуют налоговые вычеты. То есть на физлиц у нас достаточно мягкие налоги, а вот на корпоративный сектор, безусловно, нужно было бы налоги снизить», — отметил он.

Сокращение налогов видится более оптимальной бюджетной стратегией в текущей экономической ситуации, чем жесткая фискальная политика, проводимая правительством. Даже нацпроекты, ради которых в этом году подняли ставку НДС, пока тоже не оправдывают себя: эффективность госрасходов почти всегда оказывается ниже, чем у расходов частного сектора. Просто у чиновников и бизнесменов совершенно разная мотивация.

«Это может прозвучать смешно, но

если бы суммы, предназначенные для нацпроектов, просто разбросали с вертолета над населенными пунктами России, это дало бы больший эффект, чем их реализация.

Просто потому, что нашедшие эти деньги люди, скорее всего, потратили бы их более эффективно, чем государство. Причем пользы было бы минимум на 30% больше, а то и на 50%», — считает Хестанов.

Дарья Тарарай, специально для «Новой газеты»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera