Сюжеты

Гробовые для «младшего»

Минобороны заплатит 4,5 миллиона рублей за гибель срочника. Но за сломанную артустановку получит больше

Этот материал вышел в № 115 от 14 октября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иван Жилинспецкор

8
 
Рустам Авазов. Фото из семейного архива

Ленинский районный суд Магнитогорска 10 октября обязал Министерство обороны РФ выплатить 4,5 млн рублей семье погибшего солдата-срочника Рустама Авазова. Авазов совершил самоубийство в воинской части № 88503 в Перми 5 января 2018 года. На протяжении нескольких месяцев, как установило следствие, молодой человек подвергался психологической травле и побоям со стороны сослуживцев. На суде представители Министерства обороны заявляли, что ведомство не должно нести за это ответственность.

— Логика была такой: министерство не давало солдатам указаний оскорблять и бить Авазова, — говорит координатор правозащитной организации «У военнослужащих тоже есть права» Алексей Ковалев. — Но мы сумели доказать, что офицерский состав самоустранился от контроля над обстановкой в части.

Суду представили доклад генерал-лейтенанта Александра Татаренко по итогам внутреннего расследования гибели Авазова. В нем говорилось, что

в части установились скорее тюремные, чем армейские порядки.

Например, офицеры назначали отдельных солдат «смотрящими» за воинскими подразделениями. Таким солдатам присваивался неофициальный статус «старших». В их обязанности входила подмена офицеров: они должны были следить за соблюдением распорядка дня, дисциплиной и чистотой.

Одним из таких «старших» оказался призывник из Дагестана Рамазан Магомедов. Он изначально невзлюбил Авазова. Сначала давал ему унизительные задания: например, охранять верхнюю одежду солдат, пока они едят. Затем начал запрещать остальным сослуживцам общаться с Рустамом. А затем и вовсе начал бить.

27 декабря, за десять дней до самоубийства, Рустам Авазов пошел к работающему в части психологу. Тот зафиксировал у него депрессию и повышенную тревожность. Командование приняло решение развести Авазова и Магомедова по разным подразделениям, но сделало это настолько формально, что оба в итоге продолжили служить на одном этаже.

Травля не прекратилась, и выдержать ее Рустам Авазов не смог.

Компенсация, которую семья Рустама отсудила у военного ведомства, рекордная для России.

В феврале 2017 года фонд «Право матери» добился выплаты 4 млн рублей компенсации матери солдата-срочника Никиты Белова, погибшего в воинской части 08318 в Воронежской области. Командир части направил Белова и его сослуживца Дмитрия Некрасова расчищать полигон. Во время расчистки на полигоне взорвался снаряд. Как выяснилось позже, ни Белов, ни Некрасов не имели необходимых для расчистки полигона навыков. Оба солдата погибли. Ранения получили еще 11 военнослужащих.

В 2010 году Новосибирский областной суд постановил взыскать 3,5 млн рублей в пользу родственников 17-летнего курсанта Радмира Сагитова, покончившего с собой из-за дедовщины в Новосибирском высшем военном командном училище. В 2011 году Зеленогорский суд Санкт-Петербурга обязал Минобороны выплатить 1 млн рублей солдату Антону Кореневу, которого сослуживцы сбросили с третьего этажа казармы, оставив инвалидом.

Остальные решения судов заметно скромнее: родные погибшего в волгоградской воинской части № 22220 Дмитрия Никитина получили 500 тысяч рублей. Отцу 19-летнего Дениса Хамидуллина за покончившего с собой в армии сына (после издевательств офицера и избиения) присудили 300 тысяч рублей.

В тот же день, когда магнитогорский суд присудил родным погибшего солдата 4,5 млн, стало известно, что само Минобороны взыскало с военнослужащего-контрактника Никиты Проскурина 25,4 млн рублей за сломанную им по неосторожности артиллерийскую установку. И что дороже?

Топ 6

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera