Комментарии

Протоколы «суверенного рунета»

Кто будет отключать Россию от всемирной сети

Фото: Сергей Коньков/ТАСС

Этот материал вышел в № 123 от 1 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Общество

24
 

С самого начала — то есть с инициативы сенатора Андрея Клишаса и примкнувших к нему политиков в конце прошлого года — было понятно, что это совсем не про техническую составляющую, а про идеологическую и финансовую. В терминологии многие интересанты «плавают» до сих пор, зато все как один верят в гипотетическую угрозу того, что Запад может отрубить Россию от Сети (не может), поэтому готовы отключиться в случае чего сами.

«Суверенный рунет» (или просто сувернет) — логическое продолжение курса на изоляционизм, который Россия ведет с 2014 года и от которого отказаться, судя по всему, просто не может.

Откровенно говоря, к 1 ноября сувернет выглядит очень русской забавой, то есть по-прежнему толком не готов. Но это не значит, что от идеи отказались: на Урале уже тестируют системы внезапной блокировки Сети, Роскомнадзор радостно потирает руки в ожидании новых полномочий (хотя значительная часть нормативных актов по сувернету до сих пор не принята), а связанные с концепцией «суверенного рунета» бизнес-структуры ищут новые способы получить из этого профит. Из последнего: Минсвязи вовсю лоббирует закон об обязательной сертификации оптических кабелей связи и муфт для их монтажа. Специалисты уверены, что это создает прекрасное поле бизнес-возможностей для отечественных производителей систем глубокой фильтрации трафика DPI — пока главного оружия в мире сувернета. Минэкономики в начале октября уже давал отрицательный отзыв на этот проект, но рано или поздно он почти наверняка будет принят.

Что бы ни двигало бенефициарами сувернета — идеологические установки или желание заработать, — очевидно, что в прежнем виде российский интернет существовать перестает.

Из территории хотя бы относительной свободы он окончательно превращается в поле боя государственных «интересов» и здравого смысла.

Причем у отстаивающей концепцию «суверенного рунета» власти рычагов влияния стало существенно больше. Беда лишь в том, что просчитывать риски апологеты сувернета, кажется, не умеют, так что: какой эффект может случиться после очередной внезапной блокировки, никто на самом деле не знает. Остается надеяться лишь на то, что интернет, который власти безуспешно пытались контролировать и даже местами блокировать на протяжении последних нескольких лет, снова устоит под натиском человеческой глупости и жадности.

То, что произойдет с российским сегментом интернета дальше, после того как в него сапожищами залезет товарищ майор, будет выглядеть печально, но наблюдать за этим будет очень интересно. Именно поэтому «Новая» решила запустить рубрику «Суверенные протоколы», в которой начинает фиксировать, как будет трансформироваться рунет под натиском суверенности, и какие еще кейсы войдут в общую концепцию изоляции — в диапазоне от навязчивых идей блокировки соцсетей до уголовного преследования за пропаганду наркотиков в интернете.

В первом выпуске рубрики «Новая» напоминает, что собой представляют основные персонажи и выгодоприобретатели в мире сувернета. Поскольку реальность, которую рисуют «защитники суверенности», в каком-то смысле можно назвать параллельной, мы присвоили им определенные статусы. Эти статусы условные, как и некоторое объединение нескольких фигур в одну группу. Нет никаких сомнений, что Министерство цифрового развития, например, неоднородно, и в нем существует определенная оппозиция идее сувернета. Правда, при этом есть и отдельный замминистра Олег Иванов, которого называют «отцом ковровых блокировок» рунета: его личный вклад в суверенность настолько заметный, что оставлять Иванова внутри Минцифры и лишать его отдельного статуса было бы просто несправедливо.

Однако, несмотря на условность схемы, очевидно, что именно эти люди и структуры — главные конструкторы «суверенного рунета». Им за него и отвечать.

Повязанные одной сетью. Кто есть кто в мире сувернета

Совет Безопасности

Место работы: Кремль

Статус в мире сувернета: Охранители

Навыки:

  • разрабатывает идеологию осажденной крепости;
  • добывают суверенитет из внешних и внутренних врагов;
  • имеют право первого шепота на ухо президенту.

Сергей Кириенко

Место работы: Администрация президента

Статус в мире сувернета: Куратор

Навыки:

  • создает концепцию сувернета и дирижирует ее исполнением;
  • подыскивает номиналов, которые будут готовы озвучить созданные правила;
  • знает, как использовать Рунет для победы на выборах.

Министерство цифрового развития

Место работы: Правительство

Статус в мире сувернета: Мозговой центр

Навыки:

  • формулируют законы в мире сувернета, выведенные из концепций Куратора и тирад Охранителей;
  • создает инфраструктуру для того, чтобы новые правила игры работали;
  • прикладывает усилия, чтобы никак не выдать свое недовольство сувернетом.

Роскомнадзор

Место работы: Правительство

Статус в мире сувернета: Дубина

Навыки:

  • хранит и использует при необходимости усиленный Рубильник Забвения;
  • стращает провайдеров и подчиняет их путем манипулирования подзаконными актами;
  • эксплуатирует Черные ящики блокировки (DPI).

Силовики

Место работы: Засекречено

Статус в мире сувернета: Хранители Режима

Навыки:

  • с лупой выискивают экстремизм в любой части Рунета;
  • имеют опыт лоббизма репрессивных, но бесполезных законов;
  • не дают ЦРУ отключить рубильник и оставить Россию без интернета;
  • считают, что ключи от суверенного Рунета должны храниться у них.

Олег Иванов

Место работы: Замминистра цифрового развития, курирует связь

Статус в мире сувернета: Воевода

Навыки:

  • до середины 2018 года работал в РКН, где отвечал за «ковровые блокировки» интернета и блокировку Telegram;
  • генерал-майор запаса, возглавлял войска радиоэлектронной борьбы;
  • уверен, что интернет должен управляться из «единого командного центра».

Андрей Клишас, Антон Горелкин, комиссия по защите суверенитета

Место работы: Госдума РФ, Совет Федерации

Статус в мире сувернета: Номиналы

Навыки:

  • вносят под своим именем репрессивные законопроекты в отношении Рунета;
  • обладают прочными связями с администрацией президента;
  • умеют обваливать акции российских IT-компаний с помощью вбросов.

Антон Черепенников

Место работы: Основатель и владелец многопрофильной ИТ-структуры «ИКС Холдинг»

Статус в мире сувернета: Делец*

Навыки:

  • главный строитель системы СОРМ;
  • превращает добытый Охранителями суверенитет в кэш;
  • бывший бизнес-партнер Алишера Усманова.

* Черепенниковне единственный претендент на статус Дельца. Его компания АДМ Системы входит в субхолдинг Цитадель. Эта группа компаний занимается поставкой решений для легального контроля и информационной безопасности. АДМ  небольшой актив внутри Цитадели, системы DPI, по словам представителей холдинга, занимают в их структуре незначительное место. Флагманами Цитадели являются МФИ Софт и Гарда технологии. Первые  большой игрок на рынке СОРМ, вторые  ведущая компания по кибербезопасности, разрабатывает системы защиты крупных корпораций от внешних и внутренних кибератак и угроз. Однако в качестве претендентов на статус разработчика систем DPI агентство Reuters приводило несколько компаний. Помимо «АДМ Системы», это еще Napa Labs, РДП.РУ, НТЦ Протей, Vas Experts, DDoS-Guard и концерн «Автоматика». И количество компаний растет.

Константин Малофеев

Место работы: Лига безопасного интернета

Статус в мире сувернета: Очиститель

Навыки:

  • борется со скверной в сувернете путем создания соответствующих реестров;
  • настаивает на обязательном использовании в интернете культурных кодов русского человека;
  • готов внедрять идеи сувернета в неокрепшие умы россиян за соответствующий процент от прибыли Дельцов.
Вконтакте
Артем Козлюк
Руководитель проекта «Роскомсвобода»

— Я не думаю, что в ноябре для пользователей что-то принципиально изменится. Закон носит рамочный характер, и сейчас подготовлены даже не все подзаконные акты, которые должны регламентировать взаимодействие операторов связи с государственными ведомствами, точки обмена связи, а также какое оборудование и в каких масштабах будет устанавливаться.

С другой стороны, если вдруг в каких-то регионах начнутся массовые акции протеста, там мы сможем чаще наблюдать отключение либо мобильного интернета, либо в целом интернета — и это будет происходить в соответствии с законом о «суверенном рунете». У Роскомнадзора, напомню, появляются полномочия по маршрутизации трафика, поэтому данное ведомство сможет давать указания, в каких случаях и куда направлять сигнал интернета, если они скажут, что эта ситуация является угрозой национальной безопасности.

Отключение интернета в регионах станет более частым явлением, но когда это начнется — пока непонятно. Это зависит от политической ситуации.

Что еще может быть неудобством, так это медленный интернет для конечного пользователя. Он будет низкого качества из-за оборудования, которое должно анализировать весь трафик. Надо также посмотреть, какие суммы будут выделять из бюджета на развертывание этих систем. Есть мнение, что суммы в 20–30 млрд рублей (которая заложена на исполнение закона) недостаточно. Даже экспертная рабочая группа «Связь и IT» при правительстве оценила <весь процесс> в куда большую сумму, чем 30 млрд. Возможно, мы увидим увеличение стоимости тарифов на интернет.

Это история и про политику, и про деньги. На этом, конечно, кто-то и заработает, бенефициары будут монетизировать сувернет. Но и политический аспект тоже нельзя исключать. В руках у власти появятся какие-то инструменты, которые позволят ограничить для пользователей России негативный, по мнению госструктур, трафик. Но главного выгодоприобретателя сейчас никто не назовет, он проявится позже. Каждый — Кремль, конструирующие DPI бизнесмены, силовики, Роскомнадзор — найдет в этом пироге свой кусок.

YouTube
Михаил Климарев
Исполнительный директор «Общества защиты интернета»

— С 1 ноября ничего не изменится, потому что закон не готов. При этом готовиться к тому, что интернет станет хуже, однозначно нужно.

Если у Роскомнадзора хватит мозгов что-то построить, в чем я не уверен, качество связи в России сильно ухудшится.

Проблема в том, что блокировки будут совершенно неожиданными и непонятными по своей сути. Сейчас, когда мы видим, что что-то блокируется, эта информация доступна, ее можно анализировать. В случае если поставят приборы технических средств противодействия угрозам, блокировки станут совсем непрозрачными, и будет непонятно, если что-то где-то сломалось, как и когда все это дело исправлять. Самая главная опасность в том, что Роскомнадзор сможет отключать интернет вообще по своему желанию.

Суверенный Рунет — это история про глупость. Главный выгодоприобретатель от концепции суверенного интернета — Роскомнадзор, он получит такой инструмент, который сделает его фактически всемогущим. Поскольку телекоммуникации довольно серьезно вошли в нашу жизнь, это становится серьезным и довольно опасным инструментом. Роскомнадзор действительно основной бенефициар. А дальше они уже в любом случае найдут способ, как извлекать из этого деньги.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera