Репортажи

Процесс пошел. Народу в зале много

Дело «Седьмой студии»: снова, в новом составе суда

Фото: РИА Новости

Культура

Елена Дьяковаобозреватель

1
 

1 ноября в Мещанском районном суде Москвы вновь началось рассмотрение дела «Седьмой студии»: режиссера Кирилла Серебренникова, продюсеров Софьи Апфельбаум, Алексея Малобродского, Юрия Итина. И прекрасного-злосчастного проекта «Платформа» (2011-2014), масштабной программы поддержки современного искусства в России.

Напомним: в апреле 2019 г. дело о якобы похищенных при реализации проекта 133 млн руб (примерно две трети стоимости проекта «Платформа») было отправлено на новую экспертизу. В августе 2019 г. эксперты (на сей раз не анонимные «некты», а директор МХТ им.А.П.Чехова Марина Андрейкина и известный театровед, профессор Видмунтас Силюнас) вынесли заключение: проект был реализован за 216 млн.руб. при примерной рыночной стоимости 260 млн., так что Серебренников и его продюсеры сэкономили ощутимые суммы.

В сентябре 2019 г. судья Мещанского суда Ирина Аккуратова вынесла решение: вернуть в прокуратуру дело «Седьмой студии». Свыше 150 томов доказательств вины не содержат. Кириллу Серебренникову, Алексею Малобродскому, Софье Апфельбаум, Юрию Итину была отменена подписка о невыезде. (Напомним: три участника процесса провели свыше года под домашним арестом. Алексей Малобродский долгие месяцы находился в СИЗО).

Тем не менее: решение вернуть дело в прокуратуру отменено Мосгорсудом.

1 ноября 2019 г. Мещанский суд вновь начал рассматривать дело – в новом составе.

В самом начале процесса судья Олеся Менделеева отказала прокуратуре в просьбе – восстановить подсудимым подписку о невыезде. Кирилл Серебренников (который сказал в суде, что участники процесса «заинтересованы находиться в России», доказывая свою невиновность) и его коллеги сохранили решением Мещанского суда свободу передвижения.

Далее судья Менделеева сообщила: «Работать будем каждый день, с 10 до 18 часов». Мучительно медленное рассмотрение дела на предсудебной стадии, провалы в недели и месяцы, пятнадцатиминутные заседания, на которых выяснялось, что заседание переносится, — судя по этому тезису, остались в прошлом. Еще новация: на этой стадии не только фигуранты дела и их адвокаты, но и представители прокуратуры, и судья говорят внятно. С явным намерением действительно дать понять залу и прессе, что происходит в суде.

А 333 зал Мещанского суда на Каланчевской был полон. При всей печали и нелепости — с мая 2017 года, с первых обысков «Гоголь-центра» и первых актерских митингов перед театром, — «Дело Седьмой студии» дает четкий, спокойный, последовательный пример профессиональной солидарности людей культуры в России. И это спокойное внимание к делу продолжается.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

…Еще одно доказательство этой солидарности (уж к слову, хоть не в этом бы контексте писать): недели две назад Софья Апфельбаум как директор театра и один из самых уважаемых и деятельных сотрудников минкультуры РФ (времен А.А.Авдеева и проекта «Платформа) стала лауреатом Премии Станиславского.

Обвинительное заключение зачитывали почти час. Оно все то же:

тщательно перечислены дни и суммы «обналички» средств, выделенных на «Платформу». Далее сделан вывод: суммы присвоены и распределены по своему усмотрению. Доказательств сему факту – никаких.

А результаты недавней экспертизы свидетельствуют о прямо противоположном: обналиченные деньги истрачены на спектакли, концерты, глубокое  переоборудование зала «Цех белого»  на «Винзаводе» под  проект «Платформа» и т.д. (Содержательным результатам проекта и истинному применению «обналиченных денег»  был целиком посвящен № 32 журнала «Театр»: свыше ста мероприятий – и сотни страниц отзывов о них).

Что касается «обналички»… Самыми яркими – и самыми судебными – в этом процессе были несколько заседаний весной 2019 г. На излете второго года рассмотрения  в суд наконец-то были вызваны давние сотрудники главного бухгалтера «Платформы» Нины Масляевой, чьи невесомые фирмы обналичкой и занимались, возвращая деньги «Платформе». За вычетом ощутимого процента… но по самой специфике театральной работы не обналичивать средства, особенно в экономических условиях начала 2010-х гг. было невозможно.

Итак: то же обвинительное заключение зачитано вновь. Списки дат обналичивания – фирм – номеров платежек длинны, как строфы «Илиады» (я издалека, со зрительского места, видела эти аккуратные листы). Обвинения в нецелевом расходовании денег не подкреплены ничем.

На это представителям прокуратуры немедленно указали адвокаты подсудимых.

Ни Кирилл Серебренников, ни Софья Апфельбаум, ни Алексей Малобродский, ни Юрий Итин вину не признали. Отвечать на вопросы суда и давать показания согласились все четверо.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

И началось долгое, спокойное рассмотрение дела «по существу». Бывший директор департамента государственной поддержки искусства и народного творчества Минкульта РФ, ныне директор театра РАМТ, лауреат Премии Станиславского Софья Апфельбаум внятно, как с кафедры ГИТИСа, где преподает много лет, рассказывала судье Олесе Менделеевой о том, как долго в правительстве РФ «ломали копья» по поводу «Платформы» (Минфин был против).

  • О том, что создание проекта было поручением президента, а отдельная строка в бюджете РФ для «Платформы» подкреплена подписью премьер-министра Путина. А «преступным сговором» присутствующих здесь лиц «Платформа» отнюдь не была.
  • О том, как долго ждали финансирования, как первые полгода проект жил (и реконструировал зал на «Винзаводе») – на занятые деньги, под честное слово, в ожидании денег из госбюджета.
  • О том, как плохо подходит к театру как институции современная система тендеров на все сущее. («Первое, о чем свидетельствует «Дело «Седьмой студии», — несовершенство культурного законодательства», — сказал Александр Калягин год назад, на встрече в СТД РФ).
  • …Наконец, Софья Михайловна говорила о том, что правом финансового контроля «Платформы» она сама – по должности в министерстве – никак не располагала. Этим занимался другой департамент Минкульта. (Суд попросил пояснений о внутреннем устройстве министерства культуры и распределении функций в нем – и получил их). 
  • О том, что расходы «Платформы» дважды проверяла Счетная палата – и признала разумными.

…Так что: процесс пошел. Участники его ссылаются то на 52-й, то на 150-й том следственного дела: похоже, в деле собрано все, кроме доказательств «растрат». Теперь Мещанский суд будет в этом многотомье разбираться. Каждый день. С 10 до 18 часов.

Ну и «Новая газета» будет следить за течением дела «Седьмой студии»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera