Комментарии

«Власти возвращаются к советским правилам»

Верховный суд ликвидировал движение Льва Пономарева «За права человека»

Лев Пономарев. Фото: РИА Новости

Общество

Екатерина БаталоваКорреспондент

11
 

Верховный суд ликвидировал движение «За права человека», основанное в 1997 году правозащитником Львом Пономаревым. С таким требованием в суд обращался Минюст, заявив о нарушении российских законов, в частности, закона об иностранных агентах. Претензии министерства также вызвало несоответствие устава движения поправкам в Гражданский Кодекс, которые внесли уже после принятия устава. «За права человека» просило Минюст дождаться утверждения нового устава на осеннем съезде, но чиновниками было отказано.

Тем не менее, Пономарев утверждает, что участники движения не оставят правозащитную деятельность. «Правозащита — это образ жизни, поэтому мы останемся работать в этой сфере. Я постараюсь каким-то образом сохранить костяк центрального аппарата и региональные отделения движения», — сказал он в беседе с «Новой».

По мнению Пономарева, ликвидация «За права человека» говорит о том, что власти принялись бороться с гражданским обществом силовыми методами. Правозащитник уверен, что в такой ситуации как правозащитникам, так и обществу необходимо консолидироваться и дать отпор. С ним согласен и сопредседатель Московской Хельсинской группы, правозащитник Валерий Борщев:

— Силовики взяли верх над гражданским обществом и управляют им. Ликвидация «За права человека» — это своего рода отместка за некоторые успехи этого общества и правозащитников, в частности, за прекращение дела против Ивана Голунова и освобождение некоторых представителей «московского дела».

Однако Борщев настаивает, что от ликвидации организации пострадает только государство и его авторитет, так как само движение известно по всему миру и пользуется большим уважением. По его мнению, правозащитники последнее время активно взаимодействовали с госструктурами, поскольку для защиты прав необходимо вступать в диалог с властью. Теперь же, подчеркивает Борщев, государство отказывается от диалога и взаимодействия, а потому правозащитникам, видимо, придется полностью вернуться к опыту советского диссидентского движения и действовать автономно.

Политолог Екатерина Шульман обращает внимание, что до последнего времени власти старались не трогать такие старые и почтенные структуры, исторически связанные с советским диссидентством, как движение Пономарева. Между тем она уверена, что ликвидация организации не помешает неравнодушным продолжать борьбу за права человека. «Закон об «иноагентах» давно вступил в силу, но мало какие организации прекратили свою деятельность. Люди либо перерегистрируются, либо работают без образования юридического лица.

Конечно же, это удар, но правозащитники не прекращают заниматься тем, что им важно, что бы там ни решил Минюст», — говорит Шульман.

Правозащитник и бывший глава Совета по правам человека при президенте Михаил Федотов считает, что решение Верховного суда о ликвидации такой уважаемой и одной из старейших общественных правозащитных организаций — это плохой знак, однако непонятно, что за ним стоит. Федотов выразил сожаление в том, что Пономарев не обращался к нему с этой проблемой, так как для понимания претензий Минюста и их причины необходимо разбираться с документами, изучать устав «За права человека».

«Насколько я понимаю, все претензии министерства сводились к тому, что устав движения не соответствует текущему законодательству. Однако за последние годы законодательство сильно изменилось, поэтому уставы многих общественных организаций уже не соответствуют требованиям Гражданского Кодекса», — объясняет правозащитник. Федотов добавляет, что однозначной позиции по этой ситуации у него нет, так как он не знаком с документами. «А с правозащитной точки зрения — всегда очень плохо, когда ликвидируется правозащитная организация», — подытоживает он.

Обозреватель «Мбх медиа», правозащитник Зоя Светова предполагает, что причина ликвидации движения может быть в том, что Пономарев последний год активно занимался защитой фигурантов дела «Сети» (организация признана террористической и запрещена в России) и фигурантов дела «Нового величия».

По ее мнению, он не просто помогал им и их родственникам, а поднимал общество на борьбу с нарушениями прав, борьбу с пытками при расследовании этих дел, чем могла быть недовольна, в частности, ФСБ.

Светова считает, что закон об иностранных агентах принимался как раз для того, чтобы постепенно запрещать и ликвидировать организации, которые не нравятся власти. Правозащитница отмечает, что будущее правозащитного движение ей кажется достаточно печальным:

— Думаю, в России в дальнейшем останутся лишь так называемые фейковые правозащитные организации. Так, мы видим, что новым главой СПЧ был назначен Валерий Фадеев, который никакого отношения к правозащите не имеет и не может быть советником президента по правам человека. Тем не менее, он назначен, а это говорит о том, что президенту [Владимиру] Путину больше не нужны советники. Он собирается по-своему решать проблему с правами человека

По мнению Световой, ликвидация «За права человека» символична. Она подчеркивает, что движение за долгое время своего существования очень помогло многим людям по всей России. «Для меня решение Верховного суда звучит как запрет на защиту прав человека», — заявляет Светова.

Политолог Дмитрий Орешкин называет ликвидацию «За права человека» предсказуемым процессом и признаком того, что власти уже исчерпали приличные методы борьбы с оппозицией и возвращаются к советским правилам. Орешкин считает, что власть может воспринимать такие организации как возможные центры консолидации протеста. Политолог подчеркивает, что штрафы и иски, которыми пытаются «задушить» Пономарева, его движение, а также «Мемориал» и Алексея Навального — это знак скорого усиления протеста в обществе, и такими мерами «наверху» показывают, как они с этим протестом будут бороться. 

Орешкин предполагает, что в будущем давление лишь усилится и распространится также на аналитические центры. Так, иностранным агентом уже был признан «Левада-центр».

— Это все элемент самообороны, защиты своих привилегированных позиций. Идея защиты своих интересов в конкурентной электоральной борьбе уже не работает — даже с учетом существенной доли фальсификаций на выборах. С властью они расстаться не могут, а удержать ее привычными способами не удается. По этой причине тех, кто в существующей обстановке борется за права человека, признают иностранными агентами и объясняют их позицию давлением с запада.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera