Колумнисты

Столетняя война лоббистов

Что стоит за признанием геноцида армян Палатой представителей США: объясняет эксперт

Этот материал вышел в № 125 от 8 ноября 2019
ЧитатьЧитать номер
Политика

Артур Казинянглава центра европейских исследований Ереванского университета

2
 
Таблички с флагами стран, признавших Геноцид армян в Османской империи 1915 года, в Ереване. Фото: РИА Новости

В Ереване и многочисленных армянских общинах по всему миру отмечают принятие американской Палатой представителей резолюции о признании Геноцида армян 1915-1923 гг. в Османской империи. Этот шаг со стороны нижней палаты Конгресса многие восприняли как факт окончательного закрепления за Соединенными Штатами статуса одного из государств, давших исчерпывающую правовую и политическую оценку этим трагическим событиям.

Но так ли это на самом деле и чем мотивировано столь быстрое и практически единогласное принятие данной резолюции? Вокруг темы геноцида армян и процесса его международного признания образовалось слишком много мифов, которые требуют тщательного осмысления. Поэтому ответ на поставленные вопросы следует разделить на несколько плоскостей.

В США до сих пор не признавали геноцид?

С гуманитарной точки зрения Соединенные Штаты никогда не отрицали факт целенаправленного массового истребления армян на их исторической территории. Об этом говорит знаменитый «Ближневосточный акт», который документально закрепил факт гуманитарной катастрофы и снял иммиграционные ограничения для армян и иных христианских народов, а также Арбитражное решение Вудро Вильсона относительно определения границы между Арменией и Турцией.

В тот период термина «геноцид» не существовало, и правовая оценка выражалась терминами «резня», «истребление», «массовое уничтожение», «великое злодеяние» и т.д. С речами и посланиями об осуждении политики младотурок высказывались высокопоставленные политики, включая президентов Вильсона, Кулиджа и Гувера. Благодаря усилиям американских христианских евангелистских миссий уничтожение армян было в центре внимания ведущих газет: только в The New York Times в период с 1915 по 1930 гг. вышло более 40 материалов.

Президент-республиканец Герберт Гувер писал, что «для американского школьника 1919 года Армения была известна чуть меньше, чем Англия.

У них были ассоциации: гора Арарат и Ной, верные христиане, которых периодически убивали мусульмане-турки». Иными словами, в Америке никогда не ставились под сомнение следующие важные факты: а) имело место организованное целенаправленное истребление армянского народа; б) результатом этого акта стало фактическое очищение территории исторической Западной Армении от армянского населения. Именно на основе этих нарративов формировалось американское общественное сознание.

При чем тут нефтяное лобби?

Вторая плоскость – политическая. В период Первой мировой войны внутри американских элит вокруг дебатов по армянскому вопросу действовали три условные группы влияния: нефтяное лобби (группа Рокфеллера), геополитики (группа Даллеса) и христианские фундаменталисты (группа Лоджа). Опасаясь истощения собственных нефтяных запасов, США также добивались доступа к ближневосточной нефти.

Беспокойство вызывало и то, что спрос на нефть в Америке увеличился на 90% с 1911 по 1918 годы, а количество зарегистрированных автомобилей с 1914 по 1920 годы достигло от 1,8 до 9,2 миллионов. Директор The U.S. Geological Survey Джордж Смит предупреждал, что изученные американские резервы исчерпаются ровно через девять лет и три месяца. Подобные прогнозы повлияли на подорожание нефти и заставили правительство поощрять нефтяные компании в поисках иностранных поставок.

«Нефтяники» вели себя достаточно прагматично: то поддерживали линию на лоббирование армянской повестки, когда это было необходимо, то переходили на сторону турецких властей по итогам достижения нужных результатов. Дополнительным раздражителем для «группы Рокфеллера» был влиятельный бизнесмен Галуст Гюльбенкян, владевший 30% акций Turkish National Bank, в распоряжении которого находилось 50% акций Turkish Petroleum.

Гюльбенкян играл важную посредническую роль в процессе раздела ближневосточной нефти, и его симпатии были на стороне англичан (Anglo Persian Oil Company – позже BP), немцев (Deutsche Bank) и британско-голландского альянса (Royal Dutch/Shell).

Во всех переговорах и формирующих конфигурациях для всех сторон, включая самого Гюльбенкяна, армянский вопрос был лишь одним из инструментов давления и манипуляций.

«Геополитики-государственники», ведомые аналитиком ближневосточного отдела в Государственном департаменте Алленом Даллесом (позже первый директор ЦРУ), стремились сделать Америку одним из ключевых игроков региона. Они выступили в союзе с нефтяным лобби за установление более тесных отношений с Турцией и получение от нее политических и экономических преференций в Черном море.

Их политической опорой в Конгрессе были джефферсонианцы-изоляционисты, которые последовательно блокировали проармянские инициативы, идущие от христианского лобби во главе с сенаторами Генри Лоджем и Уильямом Юнгом. В частности, Сенат проголосовал против предоставления американского мандата на Армению и блокировал ратификацию о вступлении США в Лигу Наций.

Участники факельного шествия у Мемориального комплекса памяти жертв геноцида армян в Ереване. Фото: РИА Новости

Лоббисты связали президента Вильсона по рукам и ногам, а следующий президент-республиканец Уоррен Гардинг начал обратный процесс, стараясь избавиться от ненужной ответственности. В основу переговоров с турецкой стороной легла политика «открытых дверей» для всех американских коммерческих предприятий, а также предоставление возможности свободного плавания в проливах Босфор и Дарданеллы.

После завершения Лозаннского договора представители США во главе с Джозефом Грю и Турции под руководством Исмета Паши остались для обсуждения деталей отдельного документа между Соединенными Штатами и правительством Анкары. В течение двух недель были согласованы все спорные моменты, был подписан Договор о дружбе и торговле, который в значительной степени аналогичен Договору Лозанны, заключенному между Анкарой и европейскими державами.

Таким образом, тема геноцида армян была отложена в долгий ящик, и все последующие администрации, стремящиеся закрепить американский фактор на Ближнем Востоке, избегали каких-либо дискуссий по данному вопросу. После Второй мировой войны Соединенные Штаты приняли Турцию в состав НАТО, что во многом также способствовало дальнейшему консервированию армянской проблематики.

Как к признанию геноцида относится Турция?

Впервые с 1915 года серьезные обсуждения состоялись лишь в 1974 году, когда американские стратеги думали о том, как ответить на турецкое вторжение на Северный Кипр. Именно тогда Генри Киссинджер - госсекретарь в администрации Ричарда Никсона – решил проверить реакцию Анкары на тему геноцида армян. В 1975 году впервые на уровне законодательной власти была принята совместная резолюция (Joint Resolution), которая объявила 24 апреля «днем памяти бесчеловечного отношения человека к человеку».

Юридическая сила этого документа имела принципиальное значение, так как именно с этого момента каждый глава Белого дома обязан ежегодно 24 апреля выступать с официальным посланием. Хитрость же заключалась в том, что данный акт не заставляет главу исполнительной власти описывать эти события как геноцид. Политический эффект был достигнут, и когда Вашингтон увидел нервную реакцию турецкой стороны и ее готовность идти на определенные уступки,

тема признания геноцида была превращена в политический инструмент давления на Анкару.

Как и любая классическая империя, Штаты раскручивали этот вопрос не напрямую, а через местные армянские организации. Если быть точнее, Вашингтон в нужные моменты просто снимал все преграды, и резолюции, которые ранее с трудом доходили до профильных комитетов, без всяких препятствий с поддержки обеих партий принимались в самые сжатые сроки.

Со временем Турция нашла брешь в этой стратегии. Правительство страны выступало с заявлениями о заморозке контрактов с влиятельными американскими корпорациями, которые оказывали через своих лоббистов давление на Белый дом и Конгресс, не желая иметь проблем на турецком рынке. Так было в 1984 году, когда Анкара заявила, что в случае прохождения новой резолюции (уже с более серьезными формулировками) она аннулирует контракт на покупку 11 самолетов Боинг в пользу европейского Эйрбас.

Это сработало, и с тех пор турки пользуются тактикой перекрестного лоббизма: корпорации, чьи агенты влияния поддерживают Турцию в Вашингтоне, получают определенные преференции на ее рынке. Правда, эти же корпорации также могут раскручивать через своих лоббистов вопрос признания геноцида армян и предлагать Анкаре свои услуги по устранению реальных угроз в обмен на определенные бизнес-дивиденды.

Что изменится после решения Палаты представителей?

Нынешняя резолюция принципиально ничем не выделяется. Во-первых, она принята с учетом трех процессов: а) ухудшение отношений с Турцией из-за последних событий в Сирии; б) нарастающий конфликт между демократами и Трампом перед выборами 2020 года; в) покупка Анкарой российских систем ПВО C-400 (конфликт как с правительством США, так и с военно-промышленным лобби).

Совершенно очевидно, что если американские законодатели стремились продемонстрировать свое желание восстановить историческую справедливость, резолюцию можно было бы принять в день памяти жертв геноцида – 24 апреля, а не на фоне вышеперечисленных событий.

Во-вторых, была выражена позиция демократического большинства членов Палаты представителей. Согласно американскому законодательству, роль Конгресса во внешней политике заключается в праве объявления войны, мобилизации вооруженных сил и ратификации международных договоров. При этом львиная доля основных внешнеполитических полномочий приходится на Сенат.

Таким образом, для того чтобы говорить о факте признания Соединенными Штатами геноцида армян, необходимо наличие не отдельных резолюций какой-либо из палат, а совместного законопроекта, подписанного президентом и признанного Верховным Судом (любой закон не должен противоречить Конституции). Однако принятие подобного закона крайне сомнительно, ведь Соединенные Штаты и другие корпоративные группы влияния вряд ли захотят лишить себя столь эффективной армянской политической дубины, которой удобно каждый раз размахивать перед Турцией.

И в целом даже наличие самого признания мало что меняет. На сегодняшний день ни одно из государств, признавших геноцид армян, не применило против Турции – как отрицателя этого преступления — каких-либо санкций. Россия, Франция и иные державы довольно последовательно развивают политический, экономический и военно-технический диалог с Анкарой, не принимая во внимание проблематику армянского вопроса. Вряд ли американцы станут исключением. В конечном счете речь идет об очередной ссоре между двумя членами НАТО с использованием темы геноцида как раздражителя, не более того. Практикуется не первый год.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera