Локальное потепление

Конституционный суд ограничил возможности региональных властей отказывать в проведении публичных акций

Мнения

Борис Вишневский

пт, 8 нояб. 2019 19:05:00

https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/08/82658-lokalnoe-poteplenie

 

Установлено, что ни якобы «помехи для пешеходов», ни якобы «препятствие работе транспорта», ни якобы «помехи для доступа к объектам социальной инфраструктуры» сами по себе не могут быть основанием для запретов митингов, шествий и пикетов.  Признаны неконституционными положения закона Республики Коми о создании дополнительных «запретных зон» для публичных акций. Эти нормы предписано изменить. Аналогичные изменения предписаны и для других регионов, которые ввели похожие запреты.

Пункт 2 статьи 8 федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» запрещает проводить публичные акции на территориях, непосредственно прилегающих к опасным производственным объектам, на путепроводах, железнодорожных магистралях, полосах отвода железных дорог, нефте— и  газопроводов, высоковольтных ЛЭП, на территориях, непосредственно прилегающих к резиденциям президента РФ, к зданиям судов, к территориям и зданиям тюрем и колоний, а также в погранзонах (без специального разрешения).

Запретный список не так и велик (хотя порой толкуется расширительно — например, когда «резиденциями президента» объявляются здания, занимаемые полпредствами). Но дело в том, что перечень «запретных зон» — не исчерпывающий.

На основании пункта 2.2 той же статьи, «в целях защиты прав и свобод человека и гражданина» (конечно же!), «обеспечения законности, правопорядка и общественной безопасности» региональным законом могут быть введены и дополнительные «запретные зоны». В том числе, если проведение в них публичных акций «может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств, либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры».

Формулировка воистину «резиновая». Особенно в части «создания помех движению пешеходов» или «доступу граждан к жилым помещениям или объектам инфраструктуры».

Вообще говоря, любой из нас, идя по улице, «создает помехи» для других пешеходов. А может и «создать помехи» для тех, кто хочет войти в подъезд. Или в автобус. Или в поликлинику...

Конечно же, региональные власти этой возможностью дополнительно запрещать публичные акции охотно пользуются. 

Например, в Петербурге, дабы протестующие не мешали пешеходам и «доступу к социальной инфраструктуре», радостно запретили собрания, митинги, шествия и демонстрации на Невском проспекте, Дворцовой и Исаакиевской площадях (напомним, что именно на этих площадях в 1991 году  проходили миллионные акции протеста против путча ГКЧП). А также запретили митинги и собрания в радиусе 50 метров от зданий, которые занимают органы госвласти, образовательные учреждения и учреждения здравоохранения, и в радиусе 100 метров от входа на железнодорожные, автобусные и морские вокзалы, аэропорты и станции метро.

Абсурдность этих положений достаточно очевидна: где же проводить митинги протеста против решений властей, как не у источника недовольства? Что касается образовательных учреждений, то под этим предлогом уже много лет запрещают проводить митинги на ранее широко использовавшейся для этих целей площади академика Сахарова – под тем предлогом, что рядом находится один из входов в Санкт—Петербургский государственный университет. И запрещают митинги даже в выходные дни, когда студенты не учатся. Наконец, Дворцовая площадь – исторически сложившееся место для публичных акций, никакой транспорт по ней не ходит, «мешать» некому. Но – «низзя!».

Но вот в Конституционный суд обратились две жительницы Коми – Марина Седова и Вера Терешонкова, которые заявляли на Стефановской площади 30 июля 2017 года заупокойный молебен по православному обряду в память о жертвах Большого террора в СССР 1937-1938 годов на  месте разрушенного 85 лет назад Свято-Стефановского собора. И получили отказ, потому что законом республики Коми на этой площади, а также в радиусе 50 метров от зданий госвласти и местного самоуправления, любые собрания, митинги, шествия и демонстрации запрещаются.

Стоит заметить, что, по словам Седовой, в Сыктывкаре эта площадь — практически единственное место в центре города, пригодное для публичных акций.

Но все судебные инстанции законность отказа подтвердили со ссылкой на то, что федеральный закон позволяет региональным властям устанавливать дополнительные «запретные зоны».

Празднование Дня России в Сыктывкаре, 2019 год. Фото: Сергей Паршуков / ТАСС

В августе 2017 года Седова с другими гражданами попыталась заявить у здания администрации городского округа «Сыктывкар» митинг с обсуждением плохой работы общественного транспорта. И тоже получила отказ — мол, место митинга находится ближе, чем в 50 метрах, от входа в здание. Хотя, по мнению Седовой, этот запрет имеет «главным своим предназначением воспрепятствование адресной публичной критике региональных и местных чиновников со стороны граждан и их объединений», и уже потому «не отвечает конституционно допустимым условиям ограничения свободы мирных собраний и свободы выражения мнения и тем самым не соответствует Конституции Российской Федерации»… 

Седова и Терешонкова обжаловали республиканский закон в КС — и, что примечательно, получили очень неплохое решение.

Отметив, что право на мирные собрания «является одним из основополагающих и неотъемлемых элементов правового статуса личности в Российской Федерации как демократическом  правовом государстве», КС констатировал, что граждане имеют право посредством проведения публичных мероприятий оказывать влияние на организацию и осуществление государственной и муниципальной власти. И благодаря этому способствовать поддержанию мирного диалога между гражданским обществом и государством, что «не исключает протестного характера таких публичных мероприятий, который может выражаться в критике  как отдельных действий и решений государственных органов и органов местного самоуправления, так и проводимой ими политики в целом».

При этом «реагирование публичной власти на подготовку и проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований должно быть нейтральным и во всяком случае — вне зависимости от политических взглядов их инициаторов и участников — нацеленным на обеспечение необходимых условий для правомерного осуществления гражданами и их объединениями права на свободу мирных собраний».

Что называется, эти слова бы да чиновникам в уши — как хорошо известно всем, кто хоть раз организовывал митинги или пикеты, нынешняя власть отнюдь не является в этом вопросе «нейтральной». И реагирует на уведомления о проведении публичных акций в практически полной зависимости от политических взглядов их участников. Разрешая провластным заявителям все, что попросят, и запрещая публичные акции оппозиции в желаемых ей местах.

Как правило (что в Петербурге, что в Москве, что в Сыктывкаре) оппозиционерам предлагается отправиться куда-нибудь на окраину — потому что в центре города ничего нельзя провести по самым разным причинам.

Фантазия властей тут неистощима: придумываются любые «основания», среди которых одно из главных — то, что акции якобы будут создавать помехи для граждан или транспорта…

Так вот, КС отмечает, что «проведение публичных мероприятий, как правило, сопряжено с известными неудобствами для не участвующих в них граждан» (создание помех работе транспорта, затруднение доступа к объектам социальной инфраструктуры и т.п.),  но «такого рода издержки свободы мирных собраний сами по себе не могут служить веской причиной для отказа в  проведении собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований».

И потому, — «компетентные органы и должностные лица обязаны стремиться к принятию всех зависящих от них мер для их легального проведения в избранном организаторами месте и в запланированное время, в том числе посредством минимизации вызываемых ими последствий, а не пытаться под любым предлогом изыскать причины, оправдывающие невозможность реализации права на организацию и проведение публичных мероприятий в  указанном в уведомлении формате».

Что касается возможности для региональных властей устанавливать дополнительные «запретные зоны» для публичных акций, КС отмечает, что регионы «не полномочны имплементировать в законодательство процедуры и условия, искажающие само существо тех или иных конституционных прав, снижать уровень их основных гарантий, закрепленных в Конституции РФ и федеральных законах, а также самостоятельно, за пределами установленных федеральными законами рамок, вводить какие-либо ограничения конституционных прав и свобод». И потому не могут произвольно вводить «пространственно—территориальные ограничения»

Говоря о ситуации в Сыктывкаре, КС полагает, что нельзя отказывать в проведении публичных акций на Стефановской площади исключительно на основании общего запрета, предусмотренного законом Коми, а надо «в обязательном порядке в каждом конкретном случае оценивать реальную степень  угроз и в зависимости от этого решать вопрос о допустимости проведения соответствующего публичного мероприятия на данной площади». Между тем, общий запрет проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций в местах,  расположенных в радиусе 50 метров  от входа в здания, занимаемые органами госвласти и МСУ и государственными учреждениями Республики Коми, означает, по сути, «введение непреодолимого барьера для реализации на территории этой Республики права на свободу мирных собраний вблизи любых органов региональной и муниципальной власти, а также любых республиканских государственных учреждений». И, по мнению КС, «выходит за пределы законодательных полномочий субъектов Российской Федерации».

Поэтому, отмечает КС, законодатели Коми обязаны отменить свои нормы о  «запретных зонах» — в той их части, которая предусматривает безусловные запреты на проведение там публичных акций без оценки степени их угрозы для прав граждан, общественной безопасности и правопорядка. До этого любой отказ в согласовании проведения собраний, митингов, шествий и демонстраций на Стефановской площади  «не может оправдываться формальными ссылками» и «в обязательном порядке должен содержать обоснование того, почему с учетом заявленных параметров конкретного публичного мероприятия его проведение вызовет реальную и неустранимую иным образом угрозу правам и свободам человека и гражданина, обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности, в том числе повлечет нарушение функционирования объектов». 

Наконец, КС устанавливает, что признание неконституционным полного запрета, установленного в Коми, требует внесения необходимых изменений и в законы других регионов, содержащие аналогичные запреты.

Посмотрим, как это постановление КС будет выполняться.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera