В прошедшую субботу в Москве праздник «национального единства» прошел под присмотром людей с милицейскими дубинками. Не наблюдалось ни одного лица, этот праздник придумавшего.

Политика

Со 2 по 11 ноября московская милиция была переведена на усиленный вариант несения службы. 4 ноября, по официальным данным, в Москве дежурило шесть с половиной тысяч сотрудников милиции. Численность личного состава в Московском...

Со 2 по 11 ноября московская милиция была переведена на усиленный вариант несения службы. 4 ноября, по официальным данным, в Москве дежурило шесть с половиной тысяч сотрудников милиции. Численность личного состава в Московском метрополитене была увеличена почти втрое. Плюс к тому двести бойцов ОМОНа. Главным событием обещал быть многотысячный «Русский марш» — некое повторение прошлогоднего «Правого марша». Но этому воспротивились власти. Мэр столицы заявил, что не допустит провокационных шествий в городе. И организаторы были вынуждены обсуждать самые разные варианты, в том числе предполагалось провести многотысячное сборище в метро. Националистам все-таки позволили собраться, но не на шествие, а на митинг — вместо обещанных пяти-семи тысяч собралось около тысячи. Православные организации провели свое мероприятие, отделившись от чересчур радикальных «патриотов». Параллельно на Болотной площади Москвы люди объединились под другими лозунгами — антифашистскими. Сюда пришли те, кого возмутил прошлогодний «Правый марш». Но главными участниками праздничной субботы стали сотрудники правоохранительных органов. Для предотвращения столкновений между националистами и их противниками было задействовано рекордное количество милиции. Вопрос: это праздник? С утра члены оргкомитета отмененного «Русского марша» приехали на станцию метро «Комсомольская»: предупредить, что из подземки митинг перенесен на поверхность. С народом встречались депутаты Николай Курьянович (впоследствии задержан), Дмитрий Рогозин и Виктор Алкснис, а также координатор Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александр Белов (Поткин). К месту разрешенного митинга отправились на метро. Метрополитен усиленно охраняли: на станциях группировались сотрудники милиции и не давали собираться потенциальным участникам массовых мероприятий. Не работала мобильная связь. Выход со станции «Парк культуры» напоминал место проведения военной операции. На улице — около тридцати омоновских автозаков. Кружил вертолет. Тройное оцепление. Омоновцы в шлемах и бронежилетах осматривали сумки и ощупывали молодежь. Впрочем, попасть на заветное мероприятие удалось не всем. Милиция без объяснения причин задерживала подозрительных, по ее мнению, молодых людей (некоторые не имели отношения к митингу, просто — местные жители). Позже на некоторых задержанных составили протокол о переходе улицы в неположенном месте. На Девичье Поле, где получила разрешение собраться «Народная воля», пришло около полутора тысяч человек. Провокационных жестов и выкриков, которыми печально прославился «Правый марш» в прошлом году, в минувшую субботу почти не было. Особое внимание этому вопросу уделял лидер «Народной воли» Сергей Бабурин. Открыв мероприятие поздравлениями с праздником, он обратил внимание на группу молодых людей, которые вскинули руки в нацистском приветствии: —Пусть наши друзья не показывают своих жестов. Фашизм чужд русскому человеку. Для русских основой является православие. Те, кто этого не признает, может сразу покинуть мероприятие. Развевались флаги с имперской символикой, гремели лозунги отмененного марша: «Кондопога — город-герой!», «Русские, вперед!». Лица многих молодых людей были закрыты клетчатыми шарфами или антибактериальными повязками. На грузовик — импровизированную трибуну — по очереди поднимались «депутаты из подземелья»: Николай Курьянович, Виктор Алкснис и Дмитрий Рогозин. Каждое выступление заканчивалось массовым скандированием: «Слава России!», несколько человек все же не удержались от привычного жеста. После чего Бабурин вновь предупредил журналистов от соблазна приравнять русских патриотов к фашистам, а несдержанных молодых людей вывели с митинга. Некоторое время Бабурин на трибуне о чем-то говорил с лидером ДПНИ Беловым. Все ждали выступления последнего. Но Бабурин неожиданно поблагодарил собравшихся и объявил митинг закрытым. «Белову! Белову — слово!» — закричали в толпе. Однако Белову слово не дали. Зазвучала музыка. А лидер ДПНИ остался один. На шее у него висели два мегафона. Он забрался на крышу кабины грузовика. Из динамиков раздавалась музыка, которая мешала ему говорить. «Выключите музыку на х..! Что за бл..дство!» — горячился лидер ДПНИ. «Кто-то боится, чтобы эти знамена развевались в России! Это мразь, а не русские люди!» — кричал Белов. Кого именно имел в виду Белов — кремлевскую администрацию или Бабурина, с которым у него вышел конфликт, — осталось неясным.
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera