В Катаре экспортеры газа могут подписаться под знаменитой мюнхенской речью Путина

Политика

Менее чем через две недели в столице Катара Дохе на саммите Форума стран-экспортеров газа (ФСЕГ) может быть принято решение о создании новой глобальной организации, которую пока условно именуют «газовый ОПЕК». Причем сторонники уклончиво...

Менее чем через две недели в столице Катара Дохе на саммите Форума стран-экспортеров газа (ФСЕГ) может быть принято решение о создании новой глобальной организации, которую пока условно именуют «газовый ОПЕК». Причем сторонники уклончиво называют ее альянсом, противники, безапелляционно, картелем – пишет «Новая газета».

Так о чем же будут договариваться представители России, Ирана, Катара, Алжира, Венесуэлы, Казахстана, Туркмении и Узбекистана? Поразительно, но факт: несмотря на общемировой резонанс, конкретная повестка форума до сих пор не ясна. То ли конспирация такая, то ли сами участники саммита окончательно не решили, ради чего дружить.

Зато против чего, понятно очень хорошо. Даже беглый взгляд на списочный состав позволяет сделать вывод, что все эти страны, пусть и в разной степени, имеют определенные проблемы во взаимоотношениях с Западом. И газ может стать серьезным аргументом альянса в идеологическом споре с другими экспортерами — демократии.

Если говорить о чисто экономической составляющей проекта, то многие эксперты сходятся во мнении, что ждать от намеченного на девятое апреля форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), каких-либо судьбоносных решений не стоит. «Мне кажется, сейчас преждевременно говорить о результатах предстоящей встречи, — комментирует ситуацию аналитик ИК «Тройка диалог» Валерий Нестеров. — Во-первых, возможен вариант, что вообще ничего не будет решено, то есть — просто встретятся и поговорят. А, во-вторых, даже если будет принято решение формально создать организацию, что будет дальше — неясно. На первых порах, я думаю, это форум для координации политики, но не более. Конечно, называть эту организацию ОПЕК — очень сильная натяжка, потому что ОПЕК непосредственно влияет на мировой рынок нефти, и именно в силу развитости этого рынка».

Газовый рынок, наоборот, неразвитый. Если нефть ежедневно торгуется на мировых биржах и цена на нее определяется на основе баланса спроса и предложения, то газ продается в рамках двусторонних контрактов между государствами и крупнейшими компаниями, обычно тоже государственными. Соответственно, самым острым моментом сотрудничества из раза в раз становится подписание нового контракта по новым расценкам. В отдельных случаях доходит и до локальных газовых войн, как это было у нас с Украиной и Белоруссией.

Мы уже привыкли к выражению «нефтяное оружие», я надеюсь, что термин «газовое оружие» не возникнет. Все-таки это другой бизнес: для сотрудничества, а не для войны или решения конфликтов».

Анонимный источник «Новой» из Института энергетики и финансов уверен, что организация «газовый ОПЕК» — дело чисто политическое. Впрочем, для «Газпрома» потенциально выгодное: «Есть люди, которые считают, что интересам «Газпрома» это вполне отвечает. Если бы это была организация, ведомая «Газпромом». Что же касается МАННГО — это все придумки, которые делаются за столом. В этих странах нет никаких неправительственных газовых организаций. А доход от газового экспорта в случае создания «газовой ОПЕК» Россия не повысит ни в коей мере».

Словом, вне зависимости от результатов встречи в Дохе глобальный газовый альянс, по крайней мере на первых порах, будет организацией скорее политической, чем экономической. Поэтому сам факт готовности России к полномасштабной кооперации с такими государствами, как Иран и Туркмения, в первую очередь стоит рассматривать в контексте мюнхенской речи Путина, а не коммерческих интересов «Газпрома».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera