«Марш несогласных» в Санкт-Петербурге: тысячи участников, сотни задержанных

Политика

Николай ДонсковПредставитель «Новой газеты» в странах Северной Европы

Из Питера передает корреспондент «Новой газеты» Николай Донсков: Второй петербургский Марш несогласных 15 апреля проходил по иному сценарию, чем первый 3 марта. В начале марта еще можно было подумать, что власть не решается на крайние...

Из Питера передает корреспондент «Новой газеты» Николай Донсков:

Второй петербургский Марш несогласных 15 апреля проходил по иному сценарию, чем первый 3 марта. В начале марта еще можно было подумать, что власть не решается на крайние меры. Конечно, мирную пятитысячную манифестацию на Невском проспекте разогнали с крайней жестокостью. Отряды ОМОН без разбору «прессовали» манифестантов, избивая дубинками и женщин, и стариков. И все же в начале марта ощущалась еще некоторая стеснительность власти, неготовность открыто идти на тотальное подавление выступлений своего народа. Теперь, в середине апреля стало ясно, что вся стеснительность – в прошлом. Сегодня власть готова на все. И если бы это сочли нужным, отряды ОМОНа, не раздумывая, растоптали бы три тысячи участников митинга на Пионерской площади.

Возможно, подготовка милиции и спецслужб к акции политической оппозиции в Петербурге 15 апреля войдет в учебные пособия курсантов МВД и ФСБ как пример четко спланированной масштабной акции по предотвращению уличных беспорядков. Глядя со стороны на разворачивающиеся на улицах силы, можно было решить, что город готовят к уличным боям. Был оцеплен не только район, непосредственно прилегающий к месту проведения митинга – Пионерской площади у ТЮЗа, но и весь центр города.

Отряды милиции и ОМОН из разных регионов России, специально подогнанные на эти дни в Петербург, подразделения внутренних войск, привлеченные курсанты школ милиции – все эти многочисленные силы были выведены на улицы.

Отряды тренированных и экипированных для подавления уличных волнений бойцов в зловеще отсвечивающих на солнце черных касках блокировали не только все улицы и переулки, по которым могли бы пойти участники запрещенной властями манифестации, но даже проходные дворы – а таких в центре Питера немало. Ближайшие к Пионерской площади улицы были к тому же перекрыты тяжелой строительной техникой – самосвалами и автокранами, грузовиками ОМОН с зарешеченными окнами, автобусами.

Гнетущую картину завершали кружащие в небе милицейские вертолеты, которые, надо полагать, осуществляли сразу несколько задач. Во-первых, следили с воздуха за возможными неожиданными перемещениями оппозиционеров, чтобы тут же дать команду наземным силам. Во-вторых, заглушали речь ораторов на митинге. И, в-третьих, это была своего рода психическая атака на «несогласных».

Вертолеты были, конечно, не боевые, но ассоциации возникали соответствующие.

Многочисленные зловещие штрихи на земле дополняли гнетущую картину. Крепкие мужчины в штатском с характерными лицами и квадратными челюстями. Стайки бритоголовых парней весьма характерного вида. (Не случайно на подходах к Пионерской площади распространялись листовки, где говорилось, что наше будущее - национал-социализм.) Нельзя исключать, что бритоголовые готовились для каких-то – возможно кровавых – провокаций. Нельзя исключать и того, что бритоголовые могли действовать по разработанному не ими сценарию.
Наконец, еще одно характерное дополнение. На какое-то время в районе Пионерской площади перестала работать сотовая связь, по крайней мере, у абонентов «Мегафон» и МТС. Кто-то высказал предположение, что могли быть установлены специальные «глушилки». Или сотовую связь ставили на тотальную прослушку.

Словом, вокруг Пионерской площади в воздухе было разлито ощущение угрозы, тупой неодушевленной силы, готовой раздавить, растоптать человека – как только будет получен приказ.

Задержания активистов оппозиции начались еще задолго до начала митинга. Утром прямо в поездах и на перроне Московского вокзала задерживали московских активистов, направлявшихся в Питер для участия в Марше несогласных. Правда, по уверению правоохранительных органов, после проверки документов их отпускали. По словам представителей тех же органов, многие из «проверяемых» оказались фигурантами специально подготовленных списков «потенциально опасных» активистов. Фактически люди в погонах проговорились, признав, что в стране налажена и действует система политического сыска. Конечно, это уже давно секрет Полишинеля, и все же.

Утром, еще до начала акции задержали лидера петербургского отделения ОГФ Ольгу Курносову – ее машину по пути на Пионерскую площадь остановило ГИБДД, после чего Курносову препроводили в милицию.

Вероятнее всего, заранее нейтрализовали бы и одного из организаторов как первого, так и второго Марша - Сергея Гуляева. Не случайно же, как рассказывал Гуляев «Новой» еще несколько дней назад, за ним была установлена слежка. Скорее всего, этого не случилось лишь потому, что Сергей еще накануне «ушел» от преследователей и не появлялся дома…

Несмотря на прежние уверения лидеров оппозиции в том, что они не согласятся на предложенные условия властей и не ограничатся митингом, а обязательно проведут и митинг, и шествие – от Пионерской площади по центру города к Смольному – тем, кто пришел в полдень к ТЮЗу, было ясно, что о шествии говорить не приходится. Слишком неравны силы – манифестантов с одной стороны и сил подавления с другой. Силовики не оставили оппозиционерам шансов прорвать многочисленные кордоны и обойти многочисленные заградительные линии.

Чтобы попасть на митинг на площади надо было пройти через несколько линий оцепления и в конечном счете пройти процедуру похожую не ту, что сегодня проходят в аэропортах – через металлоискатель и персональный досмотр. Но для тех, кто попал на площадь, путь обратно был уже закрыт. Со всех сторон их окружали металлические ограждения, несколько линий милицейского оцепления, а вдобавок перекрывшие все окрестные улицы грузовики и автобусы.

Оппозиционеры оказались внутри, как говорят специалисты по военной тактике, хорошо простреливаемого пространства. Там они и проводили митинг – под пристальным взглядом застывшего на пьедестале Грибоедова и под рев кружащего в небе над площадью милицейского вертолета. 

Стычки манифестантов с кордонами ОМОНа начались уже после того, как митинг официально закончился. Людей выпускали из-за заграждений «порционно», началась давка, было очевидно, что ничем хорошим это не кончится. Кто-то стал прорываться, намереваясь пройти маршем по улицам, а кто-то просто чтобы вырваться из тисков бронированных бойцов.

Стычка возникла дальше по ходу движения – уже в районе станции метро «Пушкинская». Там манифестанты попытались прорваться на Московский проспект, но путь был закрыт шеренгами ОМОНовцев. По словам участников событий, ОМОНовцы набросились на людей. В «космонавтов» в черных шлемах полетели пластиковые бутылки (кто-то говорил, были и стеклянные). Произошла стычка.

Там задержали-таки Сергея Гуляева (который как раз призывал граждан не бросаться на баррикады, а не поддаваться на провокации и, ввиду явного перевеса сил, успокоиться)…

Итог событий на Пионерской площади – сотни задержанных. Впрочем, данные весьма противоречивы. ГУВД Санкт-Петербурга сообщает о задержании 120 человек. Оппозиционеры утверждают, что задержанных – от 200 до 300, больше всего – лимоновцев и активистов АКМ. 

(Также расходятся данные и о количестве участников. ГУВД сообщает о том, что в митинге участвовали 500 человек. По моим собственным наблюдениям эта цифра явно занижена. Полагаю, в митинге участвовало около двух тысяч человек, а с учетом тех, кто не прошел за заграждения в центр площади и остался на периферии, три тысячи.)

Среди задержанных - Эдуард Лимонов, лидер питерских нацболов Андрей Дмитриев, руководитель петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник.

Есть пострадавшие. В том числе – и журналисты. Фотокорреспондента Анатолия Мальцева ударили дубинкой по голове, так же досталось германскому репортеру.
Больше всех пострадала член Бюро партии «Яблоко» Ольга Цепилова, при задержании ее избили, она получила сильный удар по голове. По сообщениям ее коллег-«яблочников», она была отправлена в больницу с сотрясением мозга, говорили и о том, что у нее сломан нос.

Коллеги-журналисты сообщали и о пострадавших рядовых участниках акции. Одного пожилого мужчину якобы принесли на руках сами ОМОНовцы – он был чуть ли не без дыхания. Были избиты и совершенно случайно оказавшиеся на месте событий люди, не принимавшие никакого участия ни в митинге, ни в прочих событиях, а лишь подвернувшиеся под руку…

Итак, власть показала свою решимость. Наглядно продемонстрировав, какой диалог с оппозицией ей ближе всего, какие аргументы весомей: дубинкой по голове - и в кутузку. Это, пожалуй, первый вывод, который можно сделать по итогам апрельского Марша.

И еще один. Тот, кто оказался 15 апреля на Пионерской площади, своими глазами увидел те грозные приготовления репрессивной машины подавления, вряд ли ушел оттуда равнодушным. Потому что ничего кроме, как бы это помягче выразиться, негодования такой стиль общения власти с собственным народом вызвать не может. И это даже не зависит от политических взглядов и пристрастий, возраста и жизненного опыта. Не случайно собравшиеся на площади у ТЮЗа – и стар, и млад – дружно скандировали: «Свобода!». Именно этого – воздуха свободы так не хватает в сегодняшней России.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera