Министерство труда и социального развития Омской области отказало слепому правозащитнику в праве на жизнь

Политика

Договор, подписанный 29 июня представителем минсоцтруда - об уходе за инвалидом по зрению Дмитрием Щекотовым, не оставляет шансов на выживание – ни ему, ни его соцработнику - Оксане, которой согласно этому договору, положено жалованье 925...

Договор, подписанный 29 июня представителем минсоцтруда  - об уходе за инвалидом по зрению Дмитрием Щекотовым, не оставляет шансов на выживание – ни ему, ни его соцработнику - Оксане,  которой согласно этому договору, положено жалованье 925 рублей. Когда она показала Дмитрию Дмитриевичу документ, почувствовал он, не впервые за последние две недели, жжение в области сердца, сообщает собственный корреспондент «Новой газеты» Георгий Бородянский.

Четыре года борется Щекотов – в судах и чиновничьих кабинетах - за предоставление инвалидам первой группы в нашей стране человеческих условий существования. Они положены по Конституции каждому гражданину и в том числе тем, кто в силу разных причин не в состоянии ухаживать за собой. Питаться им, к примеру, положено, три раза в день (а не дважды в неделю, как полагают в упомянутом ведомстве).

Исходя из общечеловеческих норм, должна рассчитываться, по мнению Щекотова, и зарплата социальных работников. Кстати, федеральные нормативы, где расписано по часам, сколько стоит каждое действие, будь то приготовление пищи, наведение порядка в жилище и т.д., нормам этим вполне соответствуют. Если б соцработникам платили по ним, то они жили бы припеваючи – почти также как соцчиновники, чего, собственно, и добивается Дмитрий Дмитриевич. Это требование – утвердить в Омской области всероссийские нормативы социального обслуживания на дому инвалидов первой группы – он предъявил областному правительству, как участник голодовки восьми омичей, о которой неоднократно писала «Новая» в марте – мае этого года. Сообщали мы и том, что было затем: трое суток Щекотов провел на ж.д. вокзале, затем минсоцтруде ему выдали направление в социальный приют для бездомных, где преимущественно обитают бывшие заключенные. 17 июня с.г. охранники этого заведения – пять крупногабаритных мужчин – избили его и выкинули на улицу.

С тех пор две недели Щекотов живет по чужим углам, у разных добрых людей. Поехать домой – в деревню Курганку, что в полусотне км от райцентра – не может, поскольку без соцработника там не выживет, да и не доберется один туда. Найти жилье инвалиду по зрению обязана областная власть: обязывают ее сделать это три судебных решения, последнее – от 9 апреля с.г. Власть ищет четвертый год. Пристанище на днях нашел сам Дмитрий Дмитриевич, с помощью тех же добрых людей, о чем сообщил мне с радостью 27 июня – жизнь наконец–то устраивается, нашлась хорошая женщина.

Щекотов мечтает вернуться к правозащитной деятельности, из–за которой был помещен в психиатрическую больницу, где потерял последнее зрение («Охота на души населения» «Новая», 18 декабря 2006). В судах выиграл более сотни дел – в пользу униженных и оскорбленных, и, как правило, денег с клиентов не брал.
Уверен был, что теперь у него все получится, поскольку имел на руках «гарантии минсоцтруда, «выбитые» у него голодовкой: «расчет зарплаты соцработника инвалида 1 группы Щекотова Д. Д.». В зависимости от разряда и образования – от 5300 рублей до 6600. У Оксаны Хусаиновой – средне – специальное, значит ей полагается 6400.

Дмитрий Дмитриевич оправился от сердечного приступа. Договор службы госмилосердия с Оксаной Хусаиновой он приобщит к поданным им ранее заявлениям о возбуждении уголовных дел в отношении министра Бесштанько и губернатора Полежаева.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera