Разработаны поправки в закон «О наркотических средствах»

Политика

Как сообщает корреспондент «Новой газеты» Ольга Боброва, эти поправки предлагают наравне с наркотиками контролировать прекурсоры — вещества, которые не входят в состав наркотиков, но могут применяться при их изготовлении. Если замысел...

Как сообщает корреспондент «Новой газеты» Ольга Боброва, эти поправки предлагают наравне с наркотиками контролировать прекурсоры — вещества, которые не входят в состав наркотиков, но могут применяться при их изготовлении. Если замысел окажется плодотворным, то оборот прекурсоров (например, уксусной кислоты, ацетона, марганцовки) станет лицензируемой деятельностью.

В новой российской истории уже бывало такое, что прекурсоры лицензировали. Принятый в 1998 году список включал 26 позиций прекурсоров, для оборота которых необходима была лицензия. Но в 2002 году оборот этих веществ был исключен из списка лицензируемой деятельности. Однако организованный вскоре Госнаркоконтроль этого второго постановления не заметил и начал возбуждать уголовные дела по факту незаконного оборота. И лишь теперь ФСКН решила все же легализовать свои действия, параллельно расширив список прекурсоров до сорока с лишним.

«Они создают удобную ситуацию, ужесточают «правила движения», запрещают движение прямо, хотя именно пройти по прямой было бы наиболее целесообразно с экономической точки зрения, — говорит Владимир Помазанов, сопредседатель независимого экспертного совета по реактивам и химическим веществам двойного назначения. — Конечно, теперь Госнаркоконтролю будет удобно повышать раскрываемость и получать новые звездочки».

Прекурсоры — это уже вторая серьезная законодательная инициатива наркоборцов за последнее время. В начале лета они вышли с предложением усовершенствовать 234-ю статью УК, по закону утвердив списки сильнодействующих веществ и их размеры. Сильнодействующие — это еще одно российское изобретение, повышающее взяткоемкость отдельных отраслей правоохранительной системы. Что такое «сильнодействующие» — не определено ни в отечественном, ни в мировом законодательстве. Эти вещества фигурируют лишь в списках Постоянного комитета по обороту наркотиков при Минздраве. Этот комитет, по сути, является общественной организацией, и все его решения носят лишь рекомендательный характер. Что, впрочем, никогда не мешало ни заводить дела по сильнодействующим, ни давать за них сроки.

В 2006 году Верховный суд указал на неконституционность применения списков Постоянного комитета в судебной практике. Но это, кажется, было интересно только подсудимым. А наркополицейские на местах продолжали заводить дела.

Однако с некоторых пор в дело включилась уже и Общественная палата, чей голос иногда звучит громче голосов разрозненных правозащитников. Общественная палата обратила внимание на многочисленные судебные процессы над работниками химической отрасли и разглядела произвол. В большинстве химических дел фигурировали все те же прекурсоры: людей судили за оборот уксуса, ацетона и промышленных растворителей. Однако в уголовных делах все эти вещества значились не как «прекурсоры», а как «сильнодействующие». Любопытная деталь: в зависимости от сиюминутных нужд российских наркоборцов в списки сильдодействующих могут произвольно перемещаться вещества из списка прекурсоров, за которые спрос не такой серьезный. За сильнодействующие, если все сложится, можно получить до восьми лет.

И вот Виктор Черкесов, руководитель ФСКН, признал, что 234-я статья УК — действительно мертворожденная, что сажать по ней нельзя. Появилась инициатива усовершенствовать закон так, чтобы за мифические сильнодействующие все же можно было сажать. Правда, подчиненные Черкесова, не дожидаясь изменений в законе, продолжают возбуждать дела по 234-й статье.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera