В Саратовской области нарушаются права жертв политических репрессий

Политика

Нарушения в работе комиссий по восстановлению прав жертв политических репрессий обнаружены в Саратовской области. Как выяснила прокуратура, чиновники вовремя не реагируют на обращения граждан, необоснованно отказывают в компенсации за...

Нарушения в работе комиссий по восстановлению прав жертв политических репрессий обнаружены в Саратовской области. Как выяснила прокуратура, чиновники вовремя не реагируют на обращения граждан, необоснованно отказывают в компенсации за потерянное имущество, не ведут Книги памяти, передает собкор «Новой газеты» Надежда Андреева.

По архивным сведениям, от большого террора в регионе пострадали более 58,8 тысячи человек. Из них 17,4 тысячи были расстреляны. Массовая реабилитация проводилась в 1993 году: специальная группа областной прокуратуры пересмотрела все дела сталинского времени. Работа до сих пор не закончена. Саратовцы продолжают получать справки о реабилитации родственников - многие документы еще лежат в архиве, так как нет сведений о семье казненного. Реабилитируют детей репрессированных (если на момент применения к родителям незаконных мер им не было 18 лет). Родина пока не расплатилась по счетам. Как говорят в прокуратуре, «очень актуальны для области вопросы компенсаций за конфискованное имущество, ведь отсюда была выселена целая немецкая республика». Много обращений поступает из Германии, куда переехали потомки ссыльных.

Решение о реабилитации принимает прокуратура или органы МВД. Последующую работу по восстановлению прав должны вести комиссии, созданные при районных администрациях согласно федеральному закону от 1991 года. В их состав входят чиновники, депутаты, в некоторых случаях - сотрудники архивных подразделений ФСБ. Комиссии обязаны не только принимать заявления граждан, но и самостоятельно собирать подтверждающие документы, следить за перечислением компенсаций, обследовать жилищно-бытовые условия пострадавших для определения дальнейших мер социальной поддержки, «вести работу по увековечиванию памяти погибших» и т.д.

По федеральному закону непосредственным жертвам репрессий (сидевшим в лагерях, помещенным в психиатрические больницы и т.д.) полагается единовременная компенсация - 75 рублей за каждый месяц лишения свободы, но не более 10 тысяч рублей. За утраченную собственность выплачивается не больше 4 тысяч рублей «без учета жилых домов» или 10 тысяч за все сразу. Не подлежит компенсации имущество, которое было национализировано или разрушено во время войны. Суммы выплат установлены в начале 1990-х и не индексируются. Подготовить пакет документов очень непросто: кантоны и села Немецкой республики были переименованы, документы, подтверждающие право собственности, потеряны во время этапирования и ссылки, а судебных решений о конфискации в большинстве случаев вовсе не существовало (вместо судов действовали «тройки», спецтрибуналы, судебные совещания МВД и другие органы). Согласно областному закону, реабилитированным положены 50-процентная скидка на лекарства и жилищно-коммунальные услуги, бесплатный проезд на пригородных электричках, установка телефона, зубопротезирование и льготный проездной на городском транспорте.

Проверка обнаружила нарушения в работе комиссий десяти районов. В Красноармейске обращения граждан рассматривали по 10-18 месяцев, вместо определенных законом шести месяцев (пожилые люди с подорванным здоровьем могли просто не дождаться казенных денег). В Балашове сыну репрессированного предложили доказывать факт конфискации в суде, хотя житель сам принес из ФСБ справку с полным перечнем изъятого имущества. В Ровенском районе гражданину необоснованно отказали в компенсации под предлогом пропущенного трехлетнего срока обращения, при этом справка о реабилитации была выдана год назад. В Дергачевском районе жену репрессированного уверили, что она вообще не вправе подавать заявление (федеральный закон не устанавливает подобных ограничений). Как отмечают прокуроры, «не созданы Книги памяти, в районных газетах не публикуются списки реабилитированных, не ведется работа по разъяснению законодательства».

Прокуратура внесла районным комиссиям протесты и предостережения, областной комиссии - представление с требованием «наладить контроль за работой нижестоящих подразделений».

Примечательно, что в нынешнем году на панихиде в День памяти жертв политических репрессий, проходившей на Воскресенском кладбище, в отличие от 1990-х годов, не было ни одного чиновника или депутата.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera