Москва. В столице сегодня прошла пресс-конференция на тему: «Катастрофа в Керченском проливе: экологические последствия»

Политика

Екатерина ИвановаНовая газета

На встрече с журналистами речь шла об экологической угрозе региону и минимизации последствий аварии. А в целом круг вопросов сводился к известному: «кто виноват» и «что делать» – передает внештатный корреспондент «Новой газеты» Екатерина...

На встрече с журналистами речь шла об экологической угрозе региону и минимизации последствий аварии. А в целом круг вопросов сводился к известному: «кто виноват» и «что делать» – передает внештатный корреспондент «Новой газеты» Екатерина Иванова.

«Катастрофу в Керченском проливе я бы назвал долгожданной, - говорит ведущий научный сотрудник Росгидромета РАН, доктор биологических наук Александр Минин. - Половина из 300 млн. тонн экспорта нефти в России осуществляется морским путем. Наши танкеры давно устарели. После крушения танкера «Эксон Валдис» у берегов Аляски в 1989-м, когда в море были выброшены 300 000 тонн нефти, Европа отказалась от однокорпусных танкеров. Они были сняты с производства и по дешевке стали продаваться в России. Все танкеры имеют тип река-море».

«Нефтепродукты хранятся в воде около 6 месяцев, потом растворяются, испаряются и оседают на дно, - продолжает Минин. - Но загрязнение берега продолжается. Особенно если это каменистый и частично песочный рельеф. Пока экологи говорят о десятках километров загрязнения береговой линии».

Состояние метеорологических служб также взывает сомнение экологов РАН. По версии сайта www.odin.tc в субботу предупреждение прошло о среднем шторме, во время которого суда могли безопасно стоять на якорях, ожидая разгрузки. Шторм же в связи с сильнейшим циклоном, был оценен как шестибальный.

«2 тысячи тонн мазута, 7 тысяч тонн серы – Черное море мы уже потеряли», - считает кандидат географических наук и вице-президент Национального геокриологичекого центра Сергей Голубчиков. Гибель 30 тысяч птиц – минимальный вред, уже нанесенный экосистеме черноморского района. На вопрос, кто понесет материальную ответственность, четкого ответа нет. «Будут длительные суды, после которых все уйдет в песок» – говорит Голубчиков.

«Что касается ликвидации последствий, система эта не работает» – заявил координатор морских программ Всемирного фонда дикой природы России Василий Спиридонов. Нужны специально обученные люди и техника.

«То, что произошло, может произойти и на Балтике, на Баренцевом море, на Дальнем Востоке и в Каспии, – говорит Спиридонов. - Можно представить, что будет, если такая катастрофа произойдет вблизи Соловецких островов, охраняемых ЮНЕСКО, где собираются возобновить грузоперевозки через Онежское озеро».

Керченский пролив, соединяющий Черное и Азовское моря, имеет высшую рыболовную категорию; здесь также обитают несколько видов рыб, занесенных в Красную книгу и редкий дельфин афалина. Рассуждения о российско-украинской интеграции в вопросе экологической безопасности этого уязвимого региона, принятии закона «О загрязнении моря нефтью», запрете на функционирование танкеров типа река-море, звучат весьма утопично - такой запрет крепко ударит по кошелькам тех, в чьих руках находится сфера нефтеперевозок.

Экологическую катастрофу 11 ноября запомнят надолго, уверены наши экологи. Цифры погибших птиц и рыбы еще не окончательны, спасательно-ликвидационные операции приостановлены по причине продолжающегося шторма, но ясно одно, считают специалисты: рекреационную зону, которых так не хватает России, мы потеряли.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera