Москва. В Центре Мейерхольда представили спектакль о Гитлере

Политика

Александра АкчуринаНовая газета

Накануне в столичном Центре имени Вс. Мейерхольда представили спектакль «Немецкая сага» по произведениям Юкио Мисимы. В основе постановки Евгения Понасенкова лежит пьеса Мисимы «Мой друг Гитлер», повествующая о первых шагах рейхсканцлера...

Накануне в столичном Центре имени Вс. Мейерхольда представили спектакль «Немецкая сага» по произведениям Юкио Мисимы. В основе постановки Евгения Понасенкова лежит пьеса Мисимы «Мой друг Гитлер», повествующая о первых шагах рейхсканцлера на пути к власти.

Евгений Понасенков взял на себя не только режиссерские задачи. Он автор сценографии, хореографии и музыкального оформления спектакля. В спектакле музыки и танца действительно много, тем более подзаголовок к спектаклю звучит так: «Любовь и смерть в ритме танго». Знойного аргентинского танго в спектакле нет, зато есть скромно обставленные танцевальные номера под сладкоголосые немецкие композиции. Периодически они перемежаются с отрывками из опер и кантаты Шнитке.

Манерный Гитлер в исполнении Стаса Эрдлея эмоционален и истеричен. Он говорит, растягивая слова, с молниеносной быстротой отправляет на тот свет своих соратников и любовников Рема (Роман Аксентий) и Штрассера (Павел Сердюк). Изящный Адольф слушает Вагнера, мыслит художественными образами и оправдывается перед оружейником Круппом (Станислав Лиевский) в вынесении смертных приговоров. У этого Гитлера много общего с Калигулой – недаром его контурное изображение маячит на белом полотнище с правой стороны сцены. Убив своего верного друга, он говорит: «Рем виновен, потому что считал себя моим другом». И эти слова сильно напоминают утверждение Калигулы «Все виновны». Одежда Гитлера в «Немецкой саге» выдержана в красно-бело-черных тонах, в ту же гамму облачает своего Калигулу-Хабенского режиссер Юрий Бутусов.

Гитлер Эрдлея выглядит как «прекрасный принц, обреченный на злую судьбу». Мисиме это импонирует, а вот русского зрителя обескураживает. Римского тирана Калигулу в образе несчастного изгнанника, потерявшего Луну, московская публика может принять, но Гитлеру простить этого пока не может.

Актеры часто оговариваются, резко переставляют стулья (основа декорации) и постоянно обнимаются друг с другом. В спектакле нет ни одной эротической сцены, и тем не менее нетрадиционная ориентация Гитлера и Ко очевидна.

На фоне суетливых и истеричных артистов (каждый из них считает долгом устроить хоть одну сцену на повышенных тонах) выделяется сдержанная черно-белая декорация, также выполненная Понасенковым. Позади сцены висит графическое изображение лестниц, составляющих неровный треугольник. Герои спектакля словно плутают по ступенькам и путаются в замкнутом треугольнике своих страстей.

«Сегодняшний спектакль я посвящаю великому мастеру, скончавшемуся на днях – Морису Бежару», - перекрикивая гомон зала, сказал Понасенков, вышедший на поклон после представления. Ответом на его слова были громкие аплодисменты.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera