Разгон демонстраций в Москве и Санкт-Петербурге и антизападная риторика Путина разочаровали Европу

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Слова российского президента о том, что Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ по совету госдепа США отказалось послать наблюдателей на выборы, широко цитируют европейские СМИ. Заявление Путина расценивается как...

Слова российского президента о том, что Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ по совету госдепа США отказалось послать наблюдателей на выборы, широко цитируют европейские СМИ. Заявление Путина расценивается как товар для внутреннего идеологического рынка, на котором сейчас хорошо продаются происки врагов.

Представитель БДИПЧ ОБСЕ Урдур Гуннарсдоттир назвала утверждение Путина «нонсенсом». Ни у какого правительства, тем более у американского, советов не спрашивали. Решение, по ее словам, принимал глава Бюро после совещания с экспертами. «Это люди, которые организовали наблюдение за выборами в более чем 150 странах и поэтому хорошо понимают, что они могут, а чего не могут, и с какого момента организовать нормальное наблюдение уже нельзя».

Генсек Совета Европы Терри Дэвис напомнил о международных обязательствах России: «РФ является членом Совета Европы и участницей Европейской конвенции о правах человека, которая гарантирует свободу собраний и свободу слова. Это предварительные условия подлинной демократии».

Председатель Европарламента Ханс-Герт Пёттеринг, который в мае после разгона первых «маршей несогласных» принимал у себя в Страсбурге Гарри Каспарова, возмущен его арестом и «обеспокоен» манерой обращения ОМОНа с демонстрантами. «Действуя таким образом, российские власти теряют доверие в международном плане», - подчеркнул он.

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, как и подобает чиновнику, осторожен и лаконичен. Он выразил «серьезную озабоченность информацией о преследовании и арестах политических деятелей и участников мирных манифестаций».

Европейские СМИ не скованы государственным политесом и более определенно отражают отношение к происходящему в России.

«Для бывшего офицера КГБ репрессии - вторая натура, - отмечает парижская «Монд». – Владимир Путин демонстрирует это каждодневно с растущей интенсивностью по мере приближения парламентских выборов... Нет никакого рационального объяснения этой глубинной аллергии на любое публичное проявление несогласия с вождем... В его распоряжении все инструменты власти. Оппозиция слаба, разобщена, лишена средств выражения. Она не может представлять угрозы правящим кланам, которые нашли в Путине наилучшую гарантию сохранения своей власти. И все же эти кланы настороже... В страхе перед выборами, даже перед теми, которые он не может проиграть, (Путин) возвращается к старым проверенным методам советских времен: пропаганде, подавлению редких оппонентов для устрашения общества».

Филип Стивенс в газете «Файненшл Таймс» размышляет о том, какие отношения Запад может строить с такой Россией: «Логический ответ Запада давно напрашивается сам собой. Мало, если вообще что-нибудь, можно сделать, чтобы убедить г-на Путина восстановить демократию. Но это не значит, что Запад должен молчаливо наблюдать. Предполагается, что устойчивое взаимодействие с российским бизнесом и гражданским обществом может быть более продуктивным, чем попытки устыдить Кремль».

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera