Москва. В столице состоялась пресс-конференция «Независимая экспертиза в делах о гибели военнослужащих» (фото)

Политика

Екатерина ИвановаНовая газета

Организатор - Фонд «Право Матери», занимающийся защитой прав родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России и СНГ. Обсуждаемые проблемы всем, собравшимся в Независимом пресс-центре, известны: дедовщина,...

Екатерина Иванова - «Новая»

Организатор - Фонд «Право Матери», занимающийся защитой прав родителей, чьи сыновья погибли в армии в мирное время на территории России и СНГ.

Обсуждаемые проблемы всем, собравшимся в Независимом пресс-центре, известны: дедовщина, издевательства и вымогательство. Председатель правления Фонда Вероника Александровна Марченко призывала задуматься над ними еще раз Минобороны, да и вообще все гражданское общество - ежемесячная статистика самоубийств и гибели в армии, составляемая Фондом, далека от желаемой.

Заместитель Генерального прокурора Фридинский в одном из интервью уже пытался искать причины: «Причин суицидальных явлений достаточно много. Единую или основную выделить непросто. Люди сводят счеты с жизнью из-за бытовой неустроенности и семейных проблем, неразделенной любви и неуставных взаимоотношений. В этом году мы вместе с Министерством обороны будем проводить глубокое исследование этих вопросов, привлечем НИИ». Но причина, которую зампрокурора поставил на последнее место, по утверждению Марченко, стоит на первом.

Проблема самоубийств и «самоубийств», расхождение официальных версий гибели ребят и результатов независимой судмедэспертизы – вот краеугольные вопросы. Есть факты, когда причины самоубийства скрываются.

Конечно, есть случаи настоящих самоубийств. Таков пример смерти Алексея Подколдина. Психиатр на призывном пункте, увидев порезы на руках, заставил мальчика написать расписку в том, что он «не суицидный» и отправил в казармы, зная о дурной наследственности парня, недавней смерти его близкого друга, работе в похоронном бюро, и попытке суицида накануне призыва - перерезанных венах. Итог печален - после двух неудачных попыток повеситься, Алексея, в результате, все-таки нашли мертвым. Халатность и низкая квалификация военных врачей-психиатров – вот с чего начинается знакомство ребят с российской армией.

Но гораздо многочисленнее случаи доведения до самоубийства.

Расхождения официальных версий гибели ребят и того, что видят родители, подтверждает и странное поведение следователей, «которых заставляли подписывать пустой лист бумаги», – говорит Марченко. Сережа Захаров из Оренбурга, проходивший потерпевшим по уголовному делу о «превышении полномочий» умер от «сердечной недостаточности», не дожив до суда. Однако, вскрыв гроб, родители обнаружили многочисленные следы побоев и травм. Но как доказать истинную причину смерти и привлечь виновных к ответственности, когда все допускаемые экспертизы - внутриведомственные, а следователь беседует с вами, смотря «Диалоги о рыбалке»?

Миша Земляничкин стал каждый месяц требовать 2,5 - 3 тыс. рублей у матери с зарплатой 5 тыс. Как оказалось, Миша «принадлежал» одному «деду», который, если ему не несли взятки, начинал «пробивать лося» – сильно бить по голове. «Я не могу стерпеть унижения» – нашли предсмертную записку рядового.

Классифицированные пытки в российской армии – это отдельный вопрос. Они, как и беспредел «дедов», стали синдромом ее разложения. Всех увечий, нанесенных Ярославу Лазареву, недостаточно было, чтобы признать убийством смерть распятого на решетке солдата. 500 тыс. рублей больной матери – достаточная ли это компенсация морального вреда? «Что делать, нужно хоть каким-то образом заставить Минобороны отвечать, хоть рублем», – говорит Марченко.

О сокращении срока службы в «Фонде Право Матери» говорят скептично. «Концентрация преступности такова, что хватит 3 дней, недели, двух недель, чтобы тебя убили». Это - «вялый компромисс». Работа призывных комиссий изменится, на вдвое меньший срок призовут вдвое больше ребят. Отсрочки, негодность по здоровью, даже молодая семья – теперь не аргументы. Доведение до самоубийства доказать очень сложно, убийства успешно камуфлируются под добровольное лишение себя жизни. Тем не менее, фонд привел примеры своей успешной судебной практики и по таким трудным делам.

В приглашении фонда на 23 февраля, День памяти и скорби по всем, погибшим в армии, сказано: «Профессиональный праздник у непрофессиональной армии, искалечившей судьбы тысяч людей, – абсурд. Ежегодно в российской армии гибнет порядка трех тысяч человек. Мы призываем всех в этот день отдать дань памяти тем, кто так мало прожил, и выразить сочувствие их осиротевшим родителям».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera