Дальний Восток. Четыре часа возле путей умирал сбитый поездом монтер, но помощи так и не получил

Политика

Прокуратура потребовала от железнодорожников заново расследовать обстоятельства гибели монтера пути на одном из отдаленных перегонов Комсомольского отделения Дальневосточной железной дороги (ДВЖД). Он четыре часа истекал кровью, мимо шли...

Прокуратура потребовала от железнодорожников заново расследовать обстоятельства гибели монтера пути на одном из отдаленных перегонов Комсомольского отделения Дальневосточной железной дороги (ДВЖД). Он четыре часа истекал кровью, мимо шли поезда, и вопреки инструкции ни один машинист не остановился, чтобы помочь раненому, пишет «Российская газета».

Владимир Одарчук только начинал работать на железной дороге в должности монтера пути. Что в тот день произошло, установить трудно. Но по какой-то нелепой случайности парня сбил поезд. Ему отрезало ногу. Силой удара отбросило на несколько метров от железнодорожного полотна. Монтер в форменном оранжевом жилете лежал несколько часов на сильном морозе. За это время прошло три состава, и ни один не остановился.

«Он ранним утром отправился на работу, планировал пройти с обходом один из участков дороги. Меня вызвали с работы, сказали, что моему сыну ногу отрезало, и что его везут в больницу на станцию Литовко, и что будут вызывать вертолет. Его нашли в половине четвертого, но пока привезли, уже шесть часов. Спасти его было уже невозможно», - рассказала мать погибшего монтера Ольга Маловичко.

Железнодорожная комиссия, которая расследовала обстоятельства смерти Владимира Одарчука, признала его гибель «не связанной с трудовой деятельностью», хотя 3 января на дистанции было объявлено рабочим днем. Но комиссия посчитала, что Владимира Одарчука это распоряжение не касалось, так как он числился еще стажером.

Сергей Косенок, начальник путевой части номер 15 литовковской дистанции пути, даже продемонстрировал приказ за номером 548. В списке фамилий тех, кто был обязан в тот злополучный день выйти на работу, Владимира Одарчука в самом деле нет. Однако в руки родителей Владимира попал другой внутренний железнодорожный документ, где четко указано, что на 21-м разъезде станции работы выполняет наряду с двумя другими монтерами 3 января и монтер Одарчук.

Прокуратура признала выводы железнодорожной комиссии по расследованию январского ЧП необоснованными. Владимир Одарчук на самом деле погиб на производстве.

При этом возникают вопросы к машинистам трех железнодорожных составов, которые видели раненого человека в жилете на насыпи, но не оказали ему никакой помощи.

«Каждый работник ОАО РЖД, за исключением машинистов скоростных поездов, в случае наезда поезда на граждан или в случае обнаружения травмированного в полосе отвода или на рельсах, обязан оказать первую доврачебную помощь, сообщить в медицинский пункт или вызвать «скорую помощь», а при отсутствии возможности предпринять меры к остановке поезда, чтобы доставить пострадавшего до ближайшего медицинского пункта» - процитировала инструкцию старший помощник Комсомольска-на-Амуре транспортного прокурора Наталья Кривоборская.

Прокуратура уже потребовала от железнодорожников заново провести расследование несчастного случая. А против ряда сотрудников намерена возбудить уголовное дело.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera