Свердловская область. От матери военнослужащего Еланского военного гарнизона Андрея Иванова скрывают результаты расследования пулевого ранения ее сына

Политика

Анна ПлатоноваНовая газета

В середине марта военнослужащий Еланского гарнизона ПУрВО Андрей Иванов, обычно регулярно общающийся с родными по сотовому телефону, перестал звонить домой. Его двухнедельное молчание прервалось ночью 4 апреля: позвонив на номер сестры, он...

В середине марта военнослужащий Еланского гарнизона ПУрВО Андрей Иванов, обычно регулярно общающийся с родными по сотовому телефону, перестал звонить домой. Его двухнедельное молчание прервалось ночью 4 апреля: позвонив на номер сестры, он сообщил: «В меня стреляли. Лежу в реанимации военного госпиталя. Передай маме».

О том, что сын получил пулевое ранение в живот и перенес тяжелейшую операцию, Валентине Николаевне никто не сообщил. Семья Андрея живет в поселке Янгелька Агаповского района Челябинской области.

«Сына призвали в ноябре прошлого года. Служить он ушел с большим желанием, с энтузиазмом. В январе мы приезжали на присягу, он был доволен службой. В апреле их должны были куда-то перебрасывать. Он хорошо сдал экзамены, скоро должен был получить звание младшего сержанта. До марта все шло просто идеально, – рассказывает Валентина Иванова. – После ночного звонка Андрея мы пытались связаться с командованием, его друзьями. Но все известные нам номера были заблокированы».

На следующий день с незнакомого номера Ивановым позвонил один из сержантов: «Нам тоже ничего не известно. Сказали, самострел. Заставили сломать sim-карты, чтобы никуда не звонили».

Валентина Иванова с дочерью срочно отправилась в часть.

«Приехав в Елань, мы сразу пошли к хирургу, – говорит мать. –  Он рассказал, что Андрея доставили в госпиталь в тяжелом состоянии 29 марта в половине четвертого ночи. Ранение в живот, пуля прошла навылет, повреждена толстая кишка. Оперировали мальчика почти четыре часа, затем он трое суток лежал в реанимации, подключенный к аппарату искусственного дыхания».

Ознакомиться с медицинским заключением врача, осматривающего рану, матери не дали. Когда родственники завели разговор о расследовании дела, хирург изменил тон беседы. Последующий диалог Валентина Николаевна записала на диктофон: «Вы не боитесь, что вашего сына посадят? Раньше за такое сразу сажали» – «За что?» – «За самострел» – «Вы уверены, что это самострел?» – «Мы с Александром Петровичем пять часов вытаскивали вашего сына, жизнь ему спасали. Зачем мне быть в чем-то уверенным? Он сам сказал, что стрелял в себя» – «При самостреле вокруг раны должен быть ожог. А ожога нет. И пистолета у него не было» – «Откуда вы знаете, что нет ожога?» – «Я видела рану» – «Ну, знаете… Вы от меня вообще что хотите?» – «Его комиссуют?» – «Какое решение комиссия примет, так и будет. Не вижу причин, чтобы его комиссовать. Внутренние органы у него работают нормально. По мне, он здоров и годен. Вытащили, выжил – и слава богу».

Сам Андрей неожиданно отказался говорить о той ночи, когда он стоял в карауле и был ранен.

В военной прокуратуре Еланского гарнизона Валентине Николаевне сказали, что расследование прекращено из-за недостатка улик. В просьбе, а потом требовании ознакомиться с материалами дела ей было отказано. В военной части никто из командиров к родственникам не вышел.

Факт тяжелого огнестрельного ранения военнослужащего Еланского гарнизона Поволжско-Уральского военного округа Андрея Иванова до сих пор тщательно замалчивается, как и результаты прокурорского расследования. Как сообщил начальник пресс-службы ПУрВО Константин Лазуткин, никаких сведений об инциденте в военной части к нему не поступало.

Сейчас родственники Андрея ждут проведения военно-врачебной экспертизы, которая решит его дальнейшую судьбу. По неизвестным причинам экспертиза затягивается уже на месяц.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera