Челябинская область. Жители села Татарская Караболка, пострадавшие от аварии на ПО «Маяк», требуют приравнять их к чернобыльцам

Политика

Анна ПлатоноваНовая газета

Председатель татарской партии национальной независимости «Иттифак», член исполкома Всемирного конгресса татар Фаузия Байрамова направила от лица жителей села Татарская Караболка обращение в ООН и международные правовые организации с...

Председатель татарской партии национальной независимости «Иттифак», член исполкома Всемирного конгресса татар Фаузия Байрамова направила от лица жителей села Татарская Караболка обращение в ООН и международные правовые организации с требованием к России прекратить «атомный эксперимент над людьми, заставляя их жить в мертвой радиационной зоне».

Авария на производственном объединении «Маяк» произошла в 1957 году, за тридцать лет до Чернобыля. Расположенная в 40 километрах от комбината, деревня Татарская Караболка попала в Восточно-Уральский радиоактивный след. В 1959 году, когда облисполком Челябинской области признал факт заражения территории вокруг «Маяка» радиоактивными отходами, было принято решение об эвакуации татарских деревень Багаряк и Татарская Караболка. «Жителей населенного пункта Татарская Караболка Кунашакского района в количестве 2700 человек переселить на территорию 8 отделения Тахталымского совхоза в д. Аширова Аливкуловского сельсовета Кунашакского района, для чего предприятию п/я 21 построить жилые дома с надворными постройками, культурно-бытовые и административно-хозяйственные учреждения», – говорится в документе, подписанном председателем Челябинского облисполкома Г. Бездомовым и секретарем П. Карпенко. Однако уже более пятидесяти лет Татарская Караболка тихо вымирает в радиационной зоне.

«Правда о взрыве на атомном комбинате «Маяк» до сих пор не открыта, – считает Фаузия Байрамова. – И трагические результаты до сих пор не известны. В Татарской Караболке остались около четырехсот человек, остальные покоятся на восьми деревенских кладбищах. Почему не выполнено решение Челябинского облисполкома о переселении жителей Татарской Караболки? Мы считаем, что их оставили в радиационно-загрязненной зоне для изучения влияния радиоактивного заражения на здоровье человека. Об этом говорят архивные материалы военных ведомств СССР, где население Татарской Караболки проходит под названием «группа, позволяющая изучение канцерогенных и генетических изменений под действием хронического облучения». Мне очень больно думать, что татар оставили на зараженном месте в качестве подопытных кроликов в атомной лаборатории страны. По нашим данным, каждая деревенская семья насчитывает по 5-6 человек, умерших от рака, инсульта, инфаркта, сахарного диабета, разложения костей, лучевой болезни. При этом Российская Федерация до сих пор не признает деревню зараженной территорией».

Многие годы карабольцы бьются в судах за статус ликвидаторов радиационных загрязнений после аварии. В открытом письме губернатору, председателю законодательного собрания области и председателю Челябинского областного суда жители деревни приводят типичное решение судьи Снежинского городского суда С. Двоеглазова, который разбор строений квалифицирует как «самовольные работы жителей Татарской Караболки», игнорируя лежащее в деле определение Верховного суда РФ от 2002 года, где эти же работы квалифицируются как ликвидаторские.

Письмо уполномоченному по правам человека РФ Владимиру Лукину и руководителю комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированию судебно-правовой системы Анатолию Кучерене жители села Татарская Караболка направили 10 сентября 2007 года, через несколько дней после самоубийства односельчанина Галимьяна Аминева. Непризнанный ликвидатор аварии 1957 на ПО «Маяк» Аминев десять лет ходил по судам различных инстанций, пытаясь доказать свою причастность к разгребанию радиационной грязи. Когда в конце 1990-х суд признал этот факт, органы соцзащиты правительства Челябинской области опротестовали его решение. Руководитель областного суда Ф. Вяткин направил дело на повторное рассмотрение, в результате которого судья Кунашакского районного суда в иске отказал. Одним из главных аргументов чиновников в суде было утверждение, что во время аварии Аминев служил в армии. Однако в его военном билете нет соответствующей отметки. Дальнейшие попытки Аминева найти справедливость в областном и Верховном судах не принесли результата. Год назад Галимьян Аминев неожиданно пропал. Его нашли в лесу, повесившимся на собственном ремне.

В России карабольцам писать больше некому. Теперь татары Урала обращаются в международные правовые организации и ООН, требуя остановить производство на ПО «Маяк», назначить международную комиссию по наблюдению за сохранением ядерных отходов, признать жителей Татарской Караболки пострадавшими от деятельности комбината и переселить в экологически благоприятый район, предоставив им льготы наравне с чернобыльскими. В случае невыполнения этих условий карабольцы намерены обвинить Россию в проведении «атомного геноцида против татарского народа» и подать иск в Международный Гаагский трибунал.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera