Правозащитники предлагают заменить военные суды гражданскими

Политика

Андрей ИвочкинНовая газета

Замена военных судов гражданскими может стать одной из важнейших мер по оздоровлению крайне криминализованной армейской атмосферы. С таким мнением выступили сегодня в столичном Независимом пресс-центре правозащитники на пресс-конференции...

Замена военных судов гражданскими может стать одной из важнейших мер по оздоровлению крайне криминализованной армейской атмосферы.

С таким мнением выступили сегодня в столичном Независимом пресс-центре правозащитники на пресс-конференции «Матери солдат обвиняют вооруженные силы и военную юстицию», посвященной  вопиющим нарушениям прав военнослужащих в армии и во внутренних войсках, несправедливым и незаконным действиям военной прокуратуры и военных судов.

В конференции приняли участие исполнительный директор ООД «За права человека» Лев Пономарев и эксперт этой же организации, председатель правления фонда «Право солдата» Дмитрий Пысларь, а также матери пострадавших в армии солдат - Рукият Гаджиева, Светлана Жукова и другие.

Правозащитники огласили ряд фактов жестокого и унижающего человеческого достоинство обращения с военнослужащими – вплоть до убийств и самоубийств последних. Одной из наиболее характерных является история солдата Игоря Жукова, призвавшегося на службу в конце 2007 года и практически сразу же подвергшегося угрозам, избиению и вымогательству денег со стороны старослужащих. Надо отметить, что избиения «молодых» вообще давно приняли в части регулярный характер. Доведенный до отчаяния непрекращающимися издевательствами и угрозами убийства солдат был вынужден бежать с территории части, однако вскоре был пойман и осужден на 10 месяцев дисциплинарного батальона. «Это хуже тюрьмы», - отмечает Пысларь. По его словам, ранее он не встречал случая, чтобы за подобный вынужденный проступок давали столь жестокий приговор.

Рукият Гаджаева рассказала, как ее сына Камиля Гаджиева, вместе с группой других солдат, жестоко избивали и содержали с невыносимых условиях в СИЗО Барнаула следователи военной прокуратуры, расследующие причины гибели одного из солдат данной воинской части. От Гаджиева и его сослуживцев требовали признания в убийстве погибшего, отметая любые их доводы в свою защиту. При этом военная прокуратура и военный суд «играют в одни ворота», неукоснительно придерживаясь обвинительно-репрессивного подхода к рассмотрению всех дел и зачастую не гнушаясь самыми явными фальсификациями и подтасовками фактов.

Правозащитники единодушно отмечают, что никаких изменений к лучшему в соблюдении прав военнослужащих не происходит – они не могут рассчитывать на защиту от издевательств, по сути пыток, от унижений и оскорблений, они не могут полагаться на защиту со стороны командиров и со стороны военной юстиции – прокуратуры и судов.

«Нет тенденции к сокращению числа жалоб на нарушение прав военнослужащих,», - отметил Пономарев. – «и это выглядит очень тревожно на фоне всех рассуждений Правительства о реорганизации, модернизации, сокращении армии». В прошлом году в ООД «За права человека» с жалобами обратилось свыше 80 призывников, и почти такое же число - за 9 месяцев текущего года. И хотя, по словам Дмитрия Пысларя, правозащитники «не выпускают из поля зрения» всех обратившихся к ним с жалобами, восстановить права солдат и защитить их от необоснованных наказаний удается далеко не в каждом случае.

Тем не менее, надо отдать справедливость, отдельные должностные лица в вооруженных силах стремятся защищать закон – многие командиры воинских частей, военных округов и флотов, начальники военных институтов, некоторые военные прокуроры и следственные комитеты и отделы сотрудничают с правозащитниками, решая проблемы с нарушением прав военнослужащих. Однако и в этих случаях, по мнению Пономарева и Пысларя, часто мотивом такого сотрудничества оказывается желание «не выносить сор из избы», избежать огласки наиболее вопиющих случаев жестокого и беззаконного отношения к призывникам.

Но как все же решить проблему углубляющейся криминализации армии, если практически все правовые методы, используемые правозащитниками, оказываются малоэффективными? Надо «снять погоны как со следователей, так и с судей!», - убеждены Пономарев и Пысларь, - такая мера поможет хотя бы частично унять неуклонно нарастающий вал серьезнейших нарушений прав военнослужащих. По их мнению, можно оставить разве только специализированное следственное управление при Военной прокуратуре для расследования отдельных особо тяжелых преступлений в армии, однако большинство дел должны рассматривать суды гражданской юрисдикции. Примером может служить опыт Голландии, где нет военных судов – все дела военнослужащих рассматривает обычный гражданский суд.

Если дела военнослужащих будут рассматриваться в гражданских судах, то, при всех очевидных недостатках нашей гражданской судебной системы, будет все же меньше давления на суд со стороны армейских властей, меньше возможностей подтасовок и неправомочных приговоров – уверен Пысларь.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera