Возбуждено уголовное дело по факту неуставных отношений в армии, приведших к гибели призывника из Саратовской области

Политика

Надежда АндрееваСоб. корр. по Саратовской, Волгоградской и Астраханской обл.

Сегодня перед журналистами выступили родственники призывника Антона Шаламова из города Калининска Саратовской области, погибшего в Невинномысске. Солдат срочной службы был найден повешенным. Как сообщили «Новой газете» в...

Сегодня перед журналистами выступили родственники призывника Антона Шаламова из города Калининска Саратовской области, погибшего в Невинномысске. Солдат срочной службы был найден повешенным. Как сообщили «Новой газете» в военно-следственном отделе Черкесского гарнизона, возбуждено уголовное дело по статье 335 УК РФ («Неуставные отношения»), один из солдат части подозревается в причастности к гибели Шаламова.

Пресс-конференцию провели мать и сестры погибшего. Антон Шаламов, житель Калининска, ушел в армию в декабре прошлого года. По словам матери, Натальи Петровны, никто в городке не верил, что настолько слабого здоровьем юношу действительно призовут.

В 16 лет подросток перенес тяжелую травму: играя на заброшенной стройке, упал со второго этажа, получил множественные, в том числе, открытые переломы обеих рук, ключицы, повреждение коленного сустава и черепно-мозговую травму. Врачи рекомендовали имплантировать в правое запястье металлическую пластину. Но такую операцию стоимостью 8 тысяч рублей Шаламовы не могли себе позволить: в семье девять детей, младшая дочь в то время еще только пошла в школу. Двигательные функции окончательно не восстановились, Антон жаловался, что руки его не слушаются. Решил устроиться мастером в калининское ПТУ, где учился на тракториста. «Гордился, что такой маленький, а его вся группа слушается. Он у нас на девочку был похож, худенький, кудрявый. В нем было один метр 52 сантиметра росту и 39 килограммов веса», -рассказывает Наталья Петровна. Уточняет, что именно тридцать девять, «а когда в больнице после переломов лежал, вообще 29 оставалось, его младший Илья на руках носил». Илья предлагал в военкомате забрать себя вместо брата.

Сначала Шаламову по понятным причинам предоставляли отсрочки. Но осенью прошлого года, когда случился дефицит призывников в связи с предстоящим переходом с полуторагодичного на одногодичный срок службы, военкомат признал Антона годным к защите Родины. «У нас в армии все ломаные-переломанные», - сказал матери районный военком и пообещал, что юноша попадет туда, где служат выпускники вузов и «никто его там обижать не будет». По словам матери, долго не удавалось узнать, в какую часть увезли сына. В военкомате отвечали, что он «пропал, будем объявлять в розыск». Наконец Антон сам написал из Волгограда, оказалось, его распределили в железнодорожные войска.

Родственники ездили в часть на присягу, спрашивали у командира о дедовщине. «Днем мы с ними, но не могу дать гарантий, что их не будут бить вечером», - ответил офицер. Антон рассказал матери, что переданные продукты у него в тот же вечер отняли, заставили отжиматься и приседать до изнеможения. Жаловался, что поврежденные руки по-прежнему беспокоят, он не успевает даже вовремя одеваться. Через несколько месяцев после присяги сообщил: «Теперь меня никто не трогает, потому что у меня стало плохо с сердцем, лежал в санчасти». На пресс-конференцию Наталья Петровна принесла письма сына. «Писал он часто. Каждый раз присылал смешной рисунок для младших, для меня - анекдоты и кулинарные рецепты от сослуживцев».

Неожиданно переписка оборвалась. Вестей не было три месяца, письма, отправленные из дома в Волгоград, возвращались с пометкой «адресат выбыл». Родственники обратились в военкомат. Там ответили: «Вот если бы он полгода не писал, тогда бы и били тревогу». Через некоторое время Антон позвонил из Краснодара. Оказалось, что его перевели в другую часть, не дают конвертов и убеждают подписать контракт. В противном случае грозят лишить отпуска. 29 октября молодой человек позвонил сестре Екатерине, сказал, что лежит в санчасти, у него «переломаны пальцы и ребра», и попросил, чтобы его срочно забрали домой. Судя по документам, на следующие сутки, 30 октября Шаламов заступил в наряд. 31 октября районный военкомат сообщил родственникам, что солдат погиб.

Наталья Петровна в это время лежала в больнице. Катя позвонила командиру части в Краснодар. Он заявил, что Шаламова перевели в Невинномысск Ставропольского края. Офицер из части № 43205 в Невинномысске сказал Катерине, что в его подразделении служат только контрактники, «я вашего брата в глаза не видел, он у меня в наряде ни разу не стоял». Как полагают родственники, Антона перевезли из одного госпиталя в другой, минуя казарму.

Сопровождающий гроб офицер заявил семье, что молодой человек по собственной воле повесился, будучи на дежурстве в столовой. Согласно экспертизе, проведенной в Невинномысске, причиной смерти стало «повешение с неопределенными намерениями».

Родственники потребовали повторного исследования, пригласили специалиста из саратовского независимого экспертного бюро. Бумажная волокита затянулась на три дня, все это время закрытый цинк стоял в доме матери. Следователь районного Следственного отдела СУ СКП не позволил независимому эксперту присутствовать в морге, вскрытие провел патологоанатом из областного бюро судмедэкспертиз. Государственный специалист не обнаружил на теле следов побоев. Но, по словам сестры погибшего Светланы, специалист заявил, что у Антона отсутствуют внутренние органы - почка, селезенка и сердце. Письменное заключение родственникам пока не выдали.

«Как и почему исчезли внутренние органы? В документах это не отмечено. Мы можем только гадать, зачем Антон Шаламов накануне лежал в медсанчасти», - говорит лидер саратовского союза солдатских матерей Лидия Свиридова.

Как говорит директор независимого экспертного бюро Анатолий Карагодин, «возможно, органы изъяли из трупа в невиномысском морге для более глубокого исследования. Это делается, если объект имеет какие-то болезненные изменения. Но подобные манипуляции всегда фиксируются документально. Во всяком случае, при повторной экспертизе в Калининске специалист мог установить, было изъятие прижизненным или посмертным».

По словам Шаламовых, районная администрация и военкомат не оказали никакой помощи многодетной семье. Наталья Петровна всю жизнь работала на калининском заводе, после банкротства предприятия устроилась уборщицей в школу. Иногда у нее не было даже 100 рублей, чтобы послать в армию сыну. Зная об этом, Антон не просил денег, а стоимость продуктовых посылок обещал возместить, «когда вернусь домой и устроюсь работать».

Это не первая трагедия в семье Шаламовых. Два года назад погиб Алексей Шаламов, который после срочной службы остался по контракту на морском флоте. Обстоятельства его смерти остались неизвестны. «Нам пришло извещение, что Алеша пропал. Я поехала в Петербург, искала его по больницам, моргам, даже по психушкам, думала, может, его побили и он потерял память», - рассказывает Наталья Петровна. Через несколько месяцев ее пригласили на опознание трупа неизвестного, найденного в море. Опознание пришлось проводить при помощи компьютерной реконструкции внешности погибшего. Наталья Петровна узнала сына. Предположительно причиной смерти стала сердечная недостаточность.

Нынешней осенью восемнадцать лет исполнилось младшему сыну, Илье. Ему уже пришла повестка из военкомата.

По закону младшие братья солдат, погибших при исполнении обязанностей, не подлежат призыву. Как говорит лидер союза солдатских матерей Лидия Свиридова, «если нам не удастся доказать, что смерть Антона не была добровольной, на Илью освобождение от службы распространяться не будет, а мать погибшего не получит никакой государственной поддержки».

Как сообщили «Новой» в военно-следственном отделе Черкесского гарнизона (к которому относится часть в Невинномысске), по факту случившегося возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 335 УК «Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия». Установлен подозреваемый - один из солдат части. Он пока не задержан. Следователи допрашивают его и свидетелей. За подобное преступление предусмотрено наказание до десяти лет тюрьмы.

В части № 43205 Невинномысска от комментариев отказались.

По мнению Лидии Свиридовой, существуют сомнения в законности призыва Антона Шаламова на службу. «При изучении дел ребят, погибших в армии, я каждый раз нахожу заболевания, наличие которых должно было препятствовать их призыву. В армии погибают те, кто вообще не должен был там оказаться. То есть часть вины мы должны возложить на призывные комиссии. Выполнение призыва любой ценой, а нынешней осенью показатели увеличены в два раза, может осиротить еще многие семьи».
 
По сведениям солдатских матерей, за первое полугодие нынешнего года небоевые потери российской армии составили 175 человек, из них 101 покончил жизнь самоубийством. За последний месяц зарегистрировано 42 суицида. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera