Мосгорсуд оценил жизнь Василия Алексаняна в 2 млн долларов

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

В этот понедельник Мосгорсуд вынес поистине беспрецедентное за всю историю дела ЮКОСа решение – изменить меру пресечения одному из фигурантов, бывшему вице-президенту компании Василию Алексаняну, а именно – освободить его из-под стражи....

В этот понедельник Мосгорсуд вынес поистине беспрецедентное за всю историю дела ЮКОСа решение – изменить меру пресечения одному из фигурантов, бывшему вице-президенту компании Василию Алексаняну, а именно – освободить его из-под стражи. Правда, взамен суд попросил перечислить на свой депозитный счет ни много ни мало - 50 миллионов рублей. В качестве залога. И как только сумма будет выплачена, тот час последует освобождение. Прокуратура не возражала, заявив, что оспаривать вынесенное решение не собирается.

Примечательно, что осенью 2007-го прокуратура наоборот возражала, когда в пику ей Следственный комитет вышел с ходатайством отпустить Алексаняна под залог в 2,5 миллиона рублей, то есть в 20 раз меньше, чем нынешняя сумма… Тогда Алексаняна не отпустили.

И вот спустя год, когда в стране грянул кризис, расценки повысились. Неизлечимо больному Алексаняну кинули кость – мол, мы не такие злые, раз с ним так все серьезно, пусть попытается выкарабкаться… Человека, чье состояние здоровья после тяжелой операции ухудшается день ото дня, поставили перед выбором – либо он проводит оставшиеся дни в больнице под конвоем, либо также в больнице, но в кругу родных... Надо только заплатить. Гуманно…

Только вот проблема в том, что найти деньги пока негде. Семья Алексаняна просто не сможет выплатить такую сумму сразу - все имущество бывшего вице-президента ЮКОСа арестовано. Объявить сбор денег? Не поймут, уверена защита. И хотя сроков суд никаких не давал, в такой ситуации лучше не затягивать - сумму залога можно будет вносить, начиная уже с этой пятницы. И, собственно, пока деньги не будут собраны, вопрос по делу Алексаняна нельзя считать закрытым.

Как «освобождали» Алексаняна – в репортаже «Новой».

Про «сочувствие» прокурора Власова

Это ставшее впоследствии громким заседание было назначено в Мосгорсуде на час дня, однако к назначенному времени гособвинитель Николай Власов, всегда пунктуальный и никогда не позволяющий себе опаздывать хотя бы на 5 минут, неожиданно опоздал. Адвокатам это показалось странным. Впрочем, и после его появления заседание все не начиналось, в зале №231 один за другим, с 30-минутной периодичностью слушались рядовые гражданские дела, а участники процесса по делу Алексаняна стояли в коридоре. 13.30, 14.00, 14.30… Все эти часы прокурор Власов был в ударе. В отличие от адвокатов, уже смирившихся с заранее вынесенным решением и молча переговаривающихся, тот дал окружить себя журналистам и правозащитникам и около 2-х часов отвечал на интересующие их вопросы.

- Скажите, зачем держать его под стражей, Вы же понимаете, что он просто физически не сможет никуда скрыться?, - спросили господина Власова.

- Вы уверены? Я личность этого человека знаю хорошо, слишком хорошо, мне известен его характер… Но, поверьте, Генпрокуратура исключительно борется за то, чтобы он продолжал лечение…

- !!!

По версии прокурора, выходило, что в случае освобождения Алексанян ни в коем случае лечиться не будет и еще больше усугубит состояние своего здоровья. И только Генпрокуратура сможет его спасти, поэтому и оставляет под стражей. Как выразился прокурор - в качестве «обеспечительных мер» лечения.

- …Я хочу Вам сказать, - подытоживала свою речь о необоснованности оставления Алексаняна под стражей правозащитница Елена Санникова, - Вы исполняете функцию палача в данном процессе… Вы палач. Подумайте, ведь Вы когда-нибудь перестанете быть прокурором и станете обычным человеком…

- Да, разве…, - Власов немного опешил от таких слов.

- Я прошу, Вас не перечьте адвокатам, не выступайте в суде.

- Меня же накажут за бездействие, - прокурор улыбнулся.

- Тогда выступайте, но поддержите адвокатов…

Беседа с правозащитницей Власова больше умиляла, чем раздражала. Как-то само собой речь зашла о Светлане Бахминой, гособвинителем по делу которой выступал все тот же Николай Власов. На мой вопрос о ее шансах на УДО после такой мощной общественной кампании, он ответить затруднился, поскольку «на руках у меня нет всех документов» - характеристик, справок и т.д.

- Суд рассмотрит материалы и примет решение. Давайте оставим этот разговор, - предложил он.

Но вот последующая фраза прокурора, посадившего Бахмину на 6,5 лет, повергла всех в шок:
- Я Светлане Петровне сочувствую и хочу, чтобы у нее все сложилось хорошо. Никаких претензий личного характера у меня к ней нет. Я за то, чтобы она была со своими детьми. Но решать будет суд.

- Значит ли это, что к Алексаняну у Вас претензии наоборот есть?

- Нет. Характер человека – это его личное дело. Я тоже считаю неправильным, что к нему ограничивают посещения родственников…

- Мы все другу друг сочувствуем, но продолжаем мучить друг друга, - заметил прокурору один из адвокатов Алексаняна.

«Раскаяться не придется»…

Наконец, с 2-х часовым опозданием заседание началось. Адвокаты Василия Алексаняна собирались добиться отмены решения Симоновского суда, который 14 октября возобновил ранее приостановленное производство по делу лишь для того, чтобы через несколько дней – 20 октября - продлить на очередные три месяца срок содержания под стражей, после чего снова приостановить производство по делу. Это была вторая попытка защитников. Слушания должны были пройти еще 1 декабря, но тогда коллегия судей отложила заседание. Формальная причина – не подоспели документы из медучреждений о состоянии здоровья обвиняемого.
Теперь судебная тройка ни на что не жаловалась. Заседание пошло как по маслу. Огласив кассационную жалобу защитников, председательствующий в тройке судья Зубарев, неожиданно поинтересовался у сторон, будут ли какие-то «добавления». Те ответили отрицательно и судьи ушли в совещательную комнату для принятия решения.

- Вы что-нибудь поняли? Какие добавления? – обратились к журналистам удивленные адвокаты. – Что он имел в виду?

Журналисты только пожимали плечами. Прокурор молча разглядывал свой блокнот.

Через две минуты судья постановил…прекратить кассационное производство адвокатов на решение Симоновского суда от 14 октября. В подробности он не вдавался. Прекратить и все. Коллегия объявила 2-х минутный «технический перерыв»: оставаясь на своих местах, судьи перебирали какие-то бумаги. Два молодых сотрудника Генпрокуратуры, пришедшие вместе с прокурором Власовым, неожиданно покинули зал заседаний. В совещательной комнате зазвонил телефон. Подошла секретарь и закрыла за собой дверь…

Наконец, приступили к тем самым медицинским документам, которые не поступили в суд 1 декабря. Адвокаты, попросившие разрешение посмотреть их, обнаружили, что данные в документах старые, кроме того, не пришла справка из СИЗО, за которым формально закреплен Алексанян.

- Какие есть, - добродушно сказал про бумаги судья. Тогда адвокаты предъявили ему три медицинских заключения из Гематологического научного центра РАМН (где сейчас находится Алексанян) – от 20, 27 ноября и 5 декабря. В первых двух справках говорилось о тяжелом состоянии здоровья Алексаняна, в последней – о «крайне тяжелом».

Судья приобщил их к делу.

Вообще, это заседание было не похоже ни на одно предыдущее, где решалась судьба Алексаняна. И защитники, и журналисты, как правило, всегда знали дальнейший исход. Но тут… Судьи были какими-то странными – они волновались! И это волнение нельзя было не заметить. Короткие перерывы, уточняющие вопросы... Председательствующий не просто выслушивал речь защитников – он понимал и оценивал, боясь пропустить хоть одно слово. Никакого раздражения, никакой позы или надменности. Уже в середине начали закрадываться первые, еще неосознанные сомнения в исходе заседания...

Сторона защиты, тем временем, сообщала, что направила в Симоновский суд ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Алексаняна по основному обвинению - ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). По версии прокуратуры, в 1998 году Алексанян присвоил имущество ОАО «Томскнефть» и ряда предприятий «Восточной нефтяной компании». И вот 1 декабря 2008 года истек десятилетний срок давности привлечения его к уголовной ответственности по этому обвинению.

Что касается остальных обвинений - по ст. 174 («легализация, отмывание денежных средств» и ст. 198 УК РФ («уклонение от уплаты налогов»), то уголовные дела по ним никогда не возбуждались, а без постановления о возбуждении уголовного дела все собранные по делу доказательства признаются недопустимыми.

- Нет никакой перспективы судебного приговора по этому делу, - пояснял адвокат Геворг Дангян, - даже если состояние здоровья Алексаняна позволит когда-либо начать судебное следствие и прийти к рассмотрению дела по существу.

Он отмечал, что бывший вице-президент ЮКОСа уже 2 года и 8 месяцев находится под арестом. За это время «процедура продления срока содержания под стражей превратилась в фикцию».

Адвокат Елена Львова докладывала о медицинской стороне дела. Сейчас у Василия прогрессируют два неизлечимых заболевания – ВИЧ и рак, резко ухудшается острота зрения. Три сеанса химиотерапии никакого результата не дали, и врачи были вынуждены удалить больному селезенку (раковая опухоль сосредоточилась именно в ней). Сложная операция (в присутствии конвоя!) была проведена 14 ноября. Поначалу казалось, все прошло благополучно. Но через 10 суток у Василия Алексаняна началась лихорадка, температура подскочила под 40 и не спадает уже почти месяц. Причины медики видят в глубоком иммунодефиците, который вернулся к больному после операции. И именно теперешнее состояние здоровья Алексаняна не позволяет врачам приступить к очередному курсу химиотерапии, который также необходим, как и эта операция. Но организм ослаб и уже не выдерживает больших нагрузок.

Адвокат Юрий Терехин, в свою очередь рассказал про неважное психологическое состояние больного - все же дает о себе знать полная изоляция и постоянное присутствие конвоя.

Терехин и озвучил просьбу всех трех адвокатов - проявить элементарное милосердие:
- Облегчите ему оставшиеся дни в кругу семьи, дайте скрасить скучные будни в больнице... Судьи мучают людей только потому, что находятся при должностях… А сделать шаг навстречу не хочет никто. А вы проявите милосердие. Уверяю: в этом Вам раскаяться не придется…

- Решение Симоновского суда законно и обоснованно, - слово дали прокурору Власову. – Основания для изменения меры пресечения не изменились… Алексанян получает квалифицированную медицинскую помощь, и ничего ему в этом не препятствует. Жалобу адвокатов прошу оставить без удовлетворения.

Выслушав все стороны, судья неожиданно обратился к адвокатам:
- Уточните, пожалуйста, что вы просите – освобождения или изменения меры пресечения? Просто в жалобе у вас и то, и то упоминается.

Этот уточняющий вопрос тоже был очень странным. У защиты никогда такого не спрашивали. Немного опешив, Елена Львова пояснила, что на лучшее адвокаты не рассчитывают, а накопленный опыт заставляет их предусмотреть все альтернативы.
- …А что это за залог, о котором Вы говорите?, - поинтересовался судья.
- Ему предлагали изменить меру пресечения – освобождение под залог в 2,5 миллиона рублей. С таким ходатайством осенью 2007 года вышел Следственный комитет при прокуратуре. Мы были готовы оплатить. Но Басманный суд, видимо, решил не брать на себя такую ответственность, - рассказала Львова, отметив, что против также выступила Генпрокуратура.

«Будем думать»

Судебная тройка ушла в совещательную комнату. Заседала час. Так долго судьбу Алексаняна ни на одном заседании еще не решали. Всегда было быстро, максимум тянули минут 30, а потом выходили и продлевали срок содержания.

- Что они там делают?, - не выдерживали журналисты.

- Резолюцию пишут, - отвечали другие.

Адвокаты, видимо, почувствовав, что решение будет отличаться от всех прежних, предложили поставить на рулетку: освободят, не освободят, увеличат ли сумму залога, если что...

Прокурор внезапно обмолвился, что в случае чего оспаривать решение не будет...

Вердикт коллегии уложился в несколько строк:
- Определение Симоновского районного суда от 20 октября в отношении Алексаняна изменить и избрать в отношении него меру пресечения в виде залога в 50 миллионов рублей. После внесения суммы залога на депозитный счет суда Алексанян должен быть освобожден из-под стражи…

Послышались осторожные аплодисменты. Адвокаты немного задумались и заулыбались. Но уже в коридоре градус настроения спал.
- Неужели это очередная ловушка, в результате которой мы не сможем заплатить этот залог и он опять останется под стражей?, - рассуждала адвокат Львова. - Суд вышел из ситуации! Заявил такую сумму, которую нереально собрать… Надо осмыслить, что произошло и попытаться выяснить, смогут ли родственники внести такой залог. Мы ошарашены, решение двойственное. Будем думать.

- Но это победа! Все равно!, - то и дело повторял защитник Терехин.

- Пойдемте, - обратился к коллегам Геворг Дангян, - нам к нему еще надо заехать - сообщить… Если пропустят.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera