Дело Политковской. 10 декабря. Допрос Эдуарда Поникарова, пострадавший Гусейнов и чеченские боевики

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

10 декабря. В Московском окружном военном суде в среду продолжился процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Правда, сторона гособвинения в этот день представляла доказательства по эпизоду, не связанному с...

10 декабря.

В Московском окружном военном суде в среду продолжился процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Правда, сторона гособвинения в этот день представляла доказательства по эпизоду, не связанному с убийством журналистки. Речь шла о предпринимателе Эдуарде Поникарове, которого в 2002 году, по данным следствия, подвергли пыткам и похищению сотрудники МВД и ФСБ с целью вымогательства около 10 тыс. долларов. По этому эпизоду проходят сотрудник ФСБ Павел Рягузов и бывший капитан УБОП Сергей Хаджикурбанов, их обвиняют в превышении должностных полномочий и вымогательстве у бизнесмена денег. Отметим, что Хаджикурбанов помимо этого проходит по «делу Политковской» в качестве организатора убийства.

Впрочем, прокуроры в среду заметили, что представление доказательств по делу об убийстве обозревателя «Новой» еще не завершено, но в настоящий момент сторона обвинения сочла важным допросить именно Эдуарда Поникарова. Последний, уверен, что если бы не «дело Политковской», Хаджикурбанов и Рягузов вряд ли бы оказались на скамье подсудимых по его делу, да еще на суде с участием присяжных. Дело в том, что когда в СМИ стали просачиваться имена лиц, причастных к убийству журналистки, Поникаров обнаружил среди них своих обидчиков – Рягузова и Хаджикурбанова. И именно показания предпринимателя, данные на предварительном следствии в отношении этих людей, стали причиной его выступления в окружном военном суде.

11.30. Начало заседания по уже сложившейся традиции снова задерживается. Если накануне причиной стало проведение в зале суда другого процесса, то в среду заседание задерживалось из-за несвоевременной доставки в суд двух из четырех подсудимых.
Из-за практически ежедневной задержки заседания сегодня специально решил чуть-чуть опоздать в суд адвокат подсудимого Джабраила Махмудова Мурад Мусаев. Во всяком случае, так он объяснил журналистам свое опоздание.

Что касается журналистов, освещающих процесс, то их немного уменьшилось. По разным причинам уже не приходят корреспонденты некоторых российских изданий, зато появились два представителя западных СМИ. Завсегдатаи – журналисты официальных российских информагентств.

12.00. Заседание, наконец, началось. Адвокат Мусаев в очередной раз с начала процесса просит председательствующего судью Евгения Зубова обратить вниманию на ситуацию с подсудимыми – позднюю доставку в СИЗО, плохое питание и недосыпание.

- Они входят в клетку как сомнамбулы, - сказал защитник, указав в сторону подсудимых.

Судья пообещал сегодня же позвонить командиру конвойного полка, которому ранее уже было отправлено письмо относительной данной ситуации.

Прежде чем сторона обвинения приступила к допросу потерпевшего Эдуарда Поникарова, адвокат Павла Рягузова Валерий Черников поспросил объявить 10-минутный перерыв, чтобы сходить в свою машину и взять некоторые документы, касающиеся эпизода о покушении на предпринимателя. При этом, Черников выразил неудовольствие тем, что прокуроры заранее не предупредили о своих планах. Странно, за несколько минут до заседания защитник видел потерпевшего и более того - даже о чем-то разговаривал с ним. Однако тогда за документами он почему-то не пошел…  

Наконец, перешли к допросу предпринимателя. Потерпевший в подробностях рассказывал суду о своем похищении бывшим капитаном УБОП Сергеем Хаджикурбановым и подполковником ФСБ Павлом Рягузовым. Поникаров рассказал, что летом 2002 года в офис туркомпании «Джуманджи-тревел», где он работал менеджером, ворвались четыре человека в штатском и стали его избивать. При этом, по его словам, ворвавшиеся не предъявили никаких документов, не объясняли причин своего прихода, а сразу стали наносить ему удары, по ходу дела интересуясь друг у друга, а «что за паспорта мы ищем». Пока одни переворачивали все вверх дном в подвальной комнатке, другие надели на него наручники и били.

Наконец он понял из разговоров, что ворвавшиеся ищут паспорт азербайджанца Гусейнова, который был клиентом Поникарова, но где его паспорт, он, потерпевший, по его словам, представления не имел.

В какой-то момент Поникаров отпросился по нужде, и в наручниках Хаджикурбанов отвел его в туалетную комнату. Оттуда бизнесмену удалось сбежать, он рванул по лестнице и выломился в переулок. Чтобы привлечь внимание, побежал в наручниках к милиционеру, охранявшему поблизости посольство. Однако один из нападавших (как позже выяснилось, Хаджикурбанов) его догнал, показал милиционеру в будке удостоверение УБОПа. Поникаров понял, что действуют вовсе не какие-то бандиты, а сотрудники правоохранительных органов. Его утащили обратно в «Джуманджи-тревел», где пытки продолжились, но уже с большей жестокостью. Особое зверство и садизм проявлял Хаджикурбанов. Предприниматель долго описывал эти жестокие пытки: бил в затылок (говоря при этом, что от таких ударов сразу ничего не будет, а вот через пару лет возьмет и съедет крыша), вставлял в уши пишущие ручки, степлером прокалывали палец…

…Через какое-то время к милиционерам из Управления по борьбе с организованной преступностью присоединились еще двое. Бизнесмену они представились как офицеры ФСБ. Среди них и был, как позже выяснил Поникаров, Павел Рягузов. Последний участия в избиении предпринимателя не принимал. Второй чекист по фамилии Зубнов напротив – учил молодых коллег Хаджикурбанова, как наносить удары, чтобы не оставалось следов на теле. Учились, естественно, на Поникарове: били ножками от стульев…

Вообще, как сказал сегодня потерпевший, Рягузов внушал наибольшее доверие, чем все остальные.

Тем временем, продолжал Поникаров, в офисе перед ним поставили два стакана водки, заставили пить. Он отказался. Залили насильно. Ну, а потом заставили подписать три бумаги – о том, что никаких претензий к сотрудникам правоохранительных органов не имеет, о том, что паспорта, которые ищут в офисе, находятся у него дома. Наконец, в третьей бумаге говорилось о том, что он дает согласие сотрудничать с ФСБ (по данным «Новой», под агентурной кличкой Клоун).

Кроме того, по словам потерпевшего, у него требовали 10 тысяч долларов, а Рягузов интересовался имеющейся у него собственностью.

И все это избитый Поникаров подписал. Как он сам выразился на суде, делать ему больше ничего не оставалось… Но снимать наручники и отпускать на свободу сотрудники УБОП и ФСБ его не собирались. Поникарова запихнули на заднее сиденье «Мерседеса» с затемненными стеклами и повезли в Красногорск, к нему домой. В машине помимо потерпевшего находился Хаджикурбанов, Рягузов и водитель. Паникаров сопротивлялся, соображал, как бы толкнуть водителя в спину, чтобы устроить аварию напротив поста ГАИ на выезде из Москвы, но Хаджикурбанов застегнул ему наручники сзади, продолжая наносить побои. Потерпевший был вынужден дать номер домашнего телефона, они позвонили, но трубку никто не брал. Наконец, машина остановилась у подъезда его дома. Кто-то остался держать его в машине, а другие пошли по дворам посмотреть, нет ли поблизости жены бизнесмена, которая могла гулять тут где-то с детьми. Но жену не нашли. В какой-то момент из «Мерседеса» потерпевший увидел, как жена с сестрой и двумя малышами вошла в подъезд. Но захватившим его этого не сказал. Те опять перевели наручники вперед и набросили ему на руки рубашку, поднялись на третий этаж и отперли его ключами квартиру. Бизнесмен сообщил жене все как есть – «это бандиты». Находясь в квартире и чувствуя себя в относительной безопасности, он потребовал от них ордера на право ворваться в его жилище. Пытался в наручниках набрать «02», но телефон вырвали и разбили об пол, тоже самое – на всякий случай – сделали с трубкой от домофона. Поникаров пытался прорваться к балкону (3 этаж), Хаджикурбанов за ним. За такую активность его снова начали избивать. При жене и детях. Ударом в голову рассекли бровь, выволокли обратно, на улицу, в машину. Жена вылетела вслед, повисла на дверце. Но водитель газанул и женщина отлетела в сторону, к счастью успев запомнить номер машины. Она сразу же обратилась в Красногорское ОВД.

По словам Поникарова, в машине он лежал под задним сиденьем, Хаджикурбанов душил его сверху, специально ковырял пальцем в кровавой ране над бровью…

Везли, сами не понимая, куда. Порешили, что надо найти лесной массив… Потом сказали, что отвезут его в милицию… Сначала машина понеслась в Тушино, потом поехали назад в Красногорск… И только в третий раз проезжая пост ГАИ, уверенные в своей безнаказанности потерпели фиаско. «Мерседес» остановил инспектор ДПС, сразу заметивший окровавленного человека в наручниках. К инспектору сначала вышел водитель, но, поскольку он не возвращался, пришлось вмешаться Хаджикурбанову и Рягузову и предоставить свои удостоверения ФСБ и УПОБ, соответственно. Они объясняли инспектору, что проводят некую операцию и все в рамках закона. Но это не помогло. Инспектор ДПС попросил дождаться приезда на место оперативной группы из Красногорского ОВД…. Дождались. Находившийся в шоковом состоянии Поникаров предпринял очередную попытку побега. Но его догнали, оказали первую медицинскую помощь на месте, отвезли в травмпункт – зафиксировать побои, а потом вместе с Рягузовым и Хаджикурбановым доставили в красногорскую прокуратуру.

Уголовное дело возбудили, но Хаджикурбанова и Рягузова так никто почему-то и не задержал. Дело постепенно стало разваливаться. Эдуард Поникаров писал заявления во всевозможные инстанции: правозащитникам, в Генеральную прокуратуру, ФСБ и Службу собственной безопасности МВД РФ. Но откликов не было. И только спустя 5 лет, в 2007 году он был вызван в Следственный комитет, где его попросили поподробнее рассказать об этом случае…

Выступал Поникаров в суде очень долго, припоминая каждую деталь. Выступал эмоционально. Слышать его рассказ порою было тяжело. По лицам двух присяжных заседательниц текли слезы. Подсудимые Хаджикурбанов и Рягузов наоборот – не скрывали своих улыбок. В особенности Хаджикурбанов. Улыбка словно застыла на его лице. Временами улыбался и один из конвойных, и адвокаты обвиняемых, и даже журналисты… Действительно, Поникаров производил впечатление несколько странного человека, немного рассеянного, красноречивого, слишком разговорчивого. Некоторые его словесные обороты и в правду вызывали смех. Но изложенные им факты казались правдоподобными. Тем более, позже на заседании многие сомнения в его версии улетучились благодаря показаниям, данным инспекторами ДПС, теми самыми, которые шесть лет тому назад остановили подозрительный «Мерседес» а также показаниями сотрудника красногорского ОВД, выехавшего в составе оперативной группы на пост ГАИ. Все они подтвердили, что в машине находился окровавленный мужчина в наручниках, просивший о помощи; подтвердили, что один из пассажиров автомобиля предъявил удостоверение ФСБ и говорил про какую-то там спецоперацию… Еще свидетели отметили, что такого случая в их практике больше не было.

В качестве подтверждения потерпевший продемонстрировал адвокатам подсудимых выступающие на запястьях красные припухлости — от наручников. Которые ему надели однажды 6 лет тому назад...

13.00. Не согласны с версией Поникарова, естественно, были адвокаты Павла Рягузова и Сергея Хаджикурбанова. Всех больше негодовал и возмущался Валерий Черников, защитник Рягузова. В перерыве, после допроса потерпевшего, он делился своими эмоциями с журналистами. Речь защитника была не менее красноречива, чем у потерпевшего:
- (Про роль Хаджикурбанова в изложении Поникарова). Ни одного доказательства мы не увидели. Мы не увидели причастности Хаджикурбанова. Для того, чтобы перейти к допросу по делу Хаджикурбанова они (гособвинение – В.Ч.) сейчас создадут атмосферу негатива. Поникаров - писатель, который издал уже 10 книг! Видите, как излагает, мерзавец! Он потерпевший! Но не просто так службы приехали проверять его…

(Про роль Рягузова в изложении Поникарова). Да, он врет! Там все вранье сплошное! Эта называется краска, понимаете? Кто это может опровергнуть? Только его показания! Поникаров злодей реальный. Человек, совершивший преступление, противоправные действия. В отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия на основании заявления гражданина Гусейнова в ФСБ.

- А Гусейнов – это кто?, - уточнили у Черникова журналисты.

- Фархат Гусейнов – это обычный гражданин, заявитель, который сообщил в ФСБ, что у него и его жены Поникаров (как менеджер турфирмы «Джуманджи-тревел») забрал паспорта для оформления визы на ПМЖ в США и вымогал за них 7 тыс. долларов, ссылаясь на то, что документы потерялись.

- Поскольку…, - защитник внезапно остановился, и несколько секунд раздумывал над следующей или над предыдущей фразой, - поскольку возникло оперативно-розыскное мероприятие на основании заявления Гусейнова, была проведена проверка деятельности фирмы «Джуманджи-тревел»…

- А в чем обвиняется Поникаров?, - снова уточнили у защитника.

- В ФСБ от Гусейнова поступила информация относительно того, что Поникаров отправляет чеченских боевиков заграницу, делает им визы, чтобы они уезжали из этой страны. Поскольку фирма незаконная, то и люди к ним обращались с криминальным прошлым, может в розыске кто был, может еще где… Заявление от Гусейнова поступило 30 июля. ФСБ взяла на заметку и пошла проверять фирму 31 июля. Рягузов там просто пришел, со стороны понаблюдать, посмотреть за процессом, что происходит…

Журналистам (как позже и адвокатам потерпевших) показалось весьма странным, что с просьбой противодействовать мошенникам, укравшим у него паспорт, гражданин обратился именно в ФСБ, а не в милицию, например.

Впрочем, объяснения Черникова ясности не внесли. «Понимаете, - сказал адвокат, - он иностранный гражданин… Кто-то может быть, ему посоветовал, поэтому он и пошел туда на прием… Как раз Зубнов (пришедший вместе с Рягузовым в офис турфирмы – В.Ч.) там его и встретил».

По словам Черникова, слова потерпевшего о том, что ворвавшиеся в офис вымогали у него 10 тыс. долларов – не соответствуют действительности. Потерпевший не упомянул об этом в своих объяснениях, данных сразу после того, как произошел инцидент с похищением, не указана эта сумма и заявлениях Поникарова, отправленных в ФСБ и УЭСБ.

- 10 тыс. долларов возникли с 2007 года, когда задержали Рягузова и Хаджикурбанова. Тогда в показаниях Поникарова при допросе следователем из следственной группой – не Гарибяна, правда, - красочно начала излагаться версия, которая удобна обвинению, - отметил защитник.

Кроме того, Валерий Черников сообщил, что есть порядка 8 человек, которые могут опровергнуть показания бизнесмена о том, что над ним издевались. Все эти свидетели – сотрудники правоохранительных органов.

- Поникаров три раза пытался сбежать. Но если он добропорядочный человек, почему он бежит? Для чего он провоцировал сотрудников милиции? А куда мы тогда денем закон «О милиции», согласно которому гражданин должен добросовестно выполнять требование сотрудников милиции – не перечить, не провоцировать?, - недоумевал адвокат.

Журналисты не знали, куда «деть» этот закон. А Черников добавил, что в суд обязательно будут вызваны свидетели, которые «подтвердят подлинность наших версий».

Еще в перерыве в зале суда произошел короткий диалог между самим Хаджикурбановым и Эдуардом Поникаровым.
- …Зачем ты это говоришь? Для чего?, - доносилось из клетки.

- Я хочу тебя посадить как минимум лет на 20…, - отвечал потерпевший.

- Ну, зачем!!!

- Потому что ты отморозок и ублюдок… к Рягузову у меня вопросов нет.

Беседу конвой немедленно пресек.

14.10. Заседание началось. Валерий Черников как и обещал, приступил к представлению суду истинного облика бизнесмена Поникарова. Однако выступление адвоката не было похоже на то, которое имело место несколькими минутами ранее - в кулуарах суда перед журналистами. На суде некоторые любопытные факты так и не всплыли – в частности о чеченских боевиках, по версии ФСБ, пользующимися услугами Эдуарда Поникарова. На суде Черников и адвокаты Сергея Хаджикурбанову задавали потерпевшему свои вопросы, в основном касавшиеся турфирмы «Джуманджи-тревел»: существовала ли она вообще, кто хозяин, есть ли договор аренды, кем там работал Поникаров, какие документы выдавал гражданину Гусейнову... Спрашивали, чем были мотивированы три тогдашние его попытки побега, то есть, зачем он убегал от представителей правоохранительных органов, нарушая тем самым закон «О милиции»…

- Я просто пытался спасти свою жизнь, - ответил Поникаров на очередной подобный вопрос.

Но многие ответы потерпевшего защитников не устраивали и они переспрашивали еще раз, потом еще и еще. Что, наконец, вывело из себя судью Зубова.

- Вам дан ответ. Приступайте к следующему, - советовал он.

Но допрос потерпевшего затягивался. На некоторые вопросы он действительно отвечал невразумительно, некоторые противоречили его показаниям, данным на предварительном следствии. Но противоречия были не такими существенными, о чем сказал даже судья. Впрочем, по ходатайству стороны защиты, прежние показания в тех местах, где имелись противоречия, были оглашены.
Некоторые вопросы судья снимал. Больше всех не повезло адвокату Джабраила Махмудова Мураду Мусаеву, он так и не получил ответа на один из частых своих вопросов - почему эпизод, не связанный с убийством Анны Политковской, всплыл только в 2007 году, а не раньше.

16.00. Затянула защита и с допросом трех свидетелей – инспекторов ДПС и сотрудника Красногорского ОВД. Адвокат, представляющий интересы Павла Рягузова, каждого из них экзаменовал на предмет того, что они делают в случае оказания им сопротивления гражданским лицом. Те отвечали, что руководствуются, конечно же, статьями закона «О милиции». Черников, как и в кулуарах суда, давал понять теперь уже суду, что в случае с Поникаровым имело место именно противодействие представителям власти. Однако гособвинение заметило адвокату, что случай с Поникаровым таковым не является, более того – напомнили прокуроры - бизнесмен проходит по делу как потерпевший, а не как обвиняемый.

Свою версию событий 6-ти летней давности изложил Сергей Хаджикурбанов, и отчасти Павел Рягузов. По их словам, все происходили в рамках оперативных мероприятиях, следовательно на законных основаниях. Рягузов, в частности, объяснил свой приход в турфирму тем, что она уже давно находилась под наблюдением ФСБ. Поникарова не пытали, не избивали, в квартире у него ничего не разбивали. Единственное – Хаджикурбанов признал, что действительно рассек бровь потерпевшему. Но иначе он поступить не мог – тот оказывал противодействие и пришлось «применить прием самбо». Правда, подсудимый оказался выше обстоятельств и дал тогда жертве свой собственный носовой платок – утереть кровь. На вопрос о том, почему же дело в отношении Поникарова так и не было завершено Халжикурбановым, тот ответил, что осенью 2002-го произошел «Норд-Ост», а так как он работал в оперативном штабе по спасению заложников, времени совсем не было.

18.00. Заседание закончилось этико-юридическими спорами стороны защиты с судьей. В этот день впервые заседание длилось около 7 часов!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera