Дело Политковской. 18 декабря. Вывод присяжного и допросы силовиков

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

На этой неделе исполнился ровно месяц после того, как в Московском окружном военном суде начался процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Процесс идет в открытом режиме, но последнее заседание – почти...

На этой неделе исполнился ровно месяц после того, как в Московском окружном военном суде начался процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Процесс идет в открытом режиме, но последнее заседание – почти полностью – слушалось при закрытых от прессы дверях. Допрашивались действующие сотрудники Федеральной службы безопасности – начальник и сослуживцы подсудимого Павла Рягузова, которые только со второй попытки соизволили явиться в суд. А суду, видимо, так понравился в этот день закрытый характер процесса, что под конец журналистов не пригласили в зал, даже когда выступал рядовой милиционер.

18 декабря. Хроника.

Заседания теперь стабильно начинаются с 30-минутной, а иногда и с 50-минутной задержкой. Чаще всего из-за проблем с доставкой подсудимых, но вот последние два заседания – из-за проблем с присяжными заседателями.

11.30. Председательствующий судья Евгений Зубов сообщает: присяжная, не попавшая накануне в суд по «уважительной причине» (из-за чего заседание перенесли на следующий день), сегодня снова не явилась на процесс.

- Я принимаю решение о замене, - сообщает Зубов. - Вчера она говорила, что только на один день, сегодня все повторяется…
В итоге в коллегии присяжных по рассмотрению дела Политковской остались 12 основных и 5 запасных заседателей.

- Все наши планы на сегодняшнюю неделю могут конкретно порушиться. У всех дети, внуки, новогодние елки, собрания…, - замечает судья и обещает выяснить планы коллегии на предновогодний период.

Адвокаты Рягузова и Хаджикурбанова в этот день продолжают представлять доказательства невиновности своих подзащитных. В суд вызваны пять свидетелей защиты, трое из которых действующие сотрудники ФСБ. Первым в зал приглашают свидетеля Вадима Зубнова, старшего уполномоченного УФСБ по Москве. По версии обвинения и потерпевшего Эдуарда Поникарова, Зубнов вместе с сотрудниками УБОП принимал участие в пытках бизнесмена, а также под давлением заставил его написать расписку о сотрудничестве с ФСБ.

Из показаний Зубнова выходило, что в ФСБ по ЦАО в конце июля 2002 года поступило письменное заявление от гражданина Гусейнова, в котором сообщалось: бизнесмен Поникаров, работавший гендиректором в турфирме «Джуманджи-тревел» (по словам самого Поникарова, он работал менеджером), и оформлявший ему и его жене визы на выезд в США, украл их паспорта и стал вымогать 7 тыс. долларов. Кроме этого, по словам Зубнова, Гусейнов информировал органы о том, что Поникаров, пользуясь посредничеством иностранных компаний, переправляет заграницу лиц северокавказкой национальности, принимавших участие в боевых действиях. А так как в то время в столице вовсю проводились мероприятия в рамках плана по борьбе с терроризмом, силовики и решили проверить деятельность подозрительной фирмы, а заодно и действия Эдуарда Поникарова. Проверку руководство ФСБ по ЦАО как раз поручило Зубнову, но в действительности, как сказал свидетель на суде, «управлял операцией по указанию руководства Павел». В течение 3 дней, по словам свидетеля, совместно с УБОП разрабатывался специальный план, утвержденный руководством одного из подразделений ФСБ. Согласно плану, УБОП «работал» непосредственно по Поникарову, а ФСБ – по фирме. Как добавлял к сказанному Зубновым его бывший коллега Павел Рягузов, велась так называемая сигнальная подборка – дело оперативного учета: фирма пробивалась по базам, шел сбор информации.

В офис фирмы 31 июля 2002 года Зубнов приехал самым последним, там его уже ждали четверо сотрудников УБОП, в том числе Сергей Хаджикурбанов, и коллега Рягузов. Зубнов «занимался бумажным опросом» Поникарова, про остальных – «не знает». Помнит, что проводили выемку, но вот что стало с документами и нашли ли их вообще, «не помнит». Эти слова впоследствии задели сидевшего в клетке Рягузова.

- Если Зубнов забыл - это его проблемы. Документов в этом офисе никаких и не было.

По словам Зубнова, при нем Поникарова никто не избивал, ни крови, ни наручников на задержанном он не видел. Из показаний свидетеля выходило, что Поникаров постоянно менял свои объяснения, зачем-то кричал, взывал о помощи, звал милицию, два раза без причины совершал побег из кабинета - то есть всячески отказывался подчиняться требованиям сотрудников правоохранительных органов.

- Ну, а водку вы ему вливали?, - поинтересовался судья.

- Да я бы лучше ее сам выпил!, - спокойно ответил капитан ФСБ.

Отрицал он и то, что заставлял потерпевшего под диктовку писать различные расписки, в том числе, о согласии сотрудничать с ФСБ.

Между тем, потерпевший Поникаров отметил: Зубнов был вторым после Хаджикурбанова человеком, который проявил особую жестокость и садизм, и что на процессе ему нужно выступать скорее не в роли свидетеля, а в роли подсудимого.

Тем временем, свидетель продолжал: по результатам проверки фирмы ФСБ утвердилась в версии Гусейнова - через «Джуманджи-тревел» Поникаров действительно отправлял зарубеж лиц, принимавших участие в боевых действиях. Первым эту версию журналистам, напомним, высказал адвокат Рягузова Валерий Черников. А сегодня вот свидетель защиты, правда, фактов он никаких не привел. Да и всплыла эта версия только сейчас. На предварительном следствии, как подчеркнула сторона гособвинения, ни о каких боевиках свидетель не говорил. Речь шла только о вымогательстве у Гусейнова денег. Эти прежние показания Зубнова и были зачитаны присяжным.

Вообще, с прокурорами у капитана ФСБ особой беседы не вышло. Слушая их вопросы, он, казалось сам того не замечая, довольно громко постукивал ладонью по столу. Прокуроры Вера Пашковская и Юлия Сафина недоумевали, зачем Зубнов, не являющийся непосредственным начальником Рягузова, сразу же выехал на пост ДПС в Красногорск, после того, как инспекторами был задержан «Мерседес», в котором Хаджикурбанов и Рягузов скрывали окровавленного бизнесмена.

- Вы же были младше по званию, не являлись их начальником…, - констатировала Пашковская.

- Вы меня склоняете к бандитским разборкам?, - парировал свидетель. – Я просто выяснял, почему они задержаны…

Судью же свидетель удивил тем, что на такое ответственное оперативное мероприятие – фактически, по выявлению боевиков - он пришел без подкрепления и, по собственному признанию, пешком. Свое опоздание Зубнов объяснил тем, что получал в тот день награды от самого директора Патрушева.

- У Вас настроение в тот день было хорошее?, - зачем-то спросил Зубнова адвокат Рягузова.

- Снимается этот вопрос, - устало сказал судья. В присутствии прессы был снят и вопрос адвоката Мурада Мусаева, представляющего интересы Джабраила Махмудова – о том, объяснили ли Зубнову, «почему Рягузова и Хаджикурбанова к уголовной ответственности привлекали, а Вас нет?».

Вторая часть допроса Вадима Зубнова по ходатайству стороны защиты прошла в закрытом режиме – затрагивались вопросы по служебной деятельности подсудимого Рягузова.

14.20. Далее суд заслушал показания свидетеля Татьяны Лупаниной. В 2002 году в должности следователя по особо важным делам при МВД по ЦАО г. Москвы она рассматривала материалы дела по тому самому заявлению Гусейнова и вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Эдуарда Поникарова. Факта вымогательства она не обнаружила, а ни о чем другом в заявлении Гусейнова, отметила следователь, больше не указывалось. Таким образом, этот свидетель скорее подтвердила доводы стороны обвинения, чем опровергла их.

Все последующее заседание полностью проходило в закрытом для прессы режиме – выступал ключевой свидетель защиты Павла Рягузова, его непосредственный шеф - замначальника УФСБ по Центральному округу Москвы и Московской области, полковник Вадим Слюсарь. Его допрос длился больше двух часов (!). Свидетель пришел в суд в строгом сером костюме, заметно нервничал и на все просьбы журналистов сказать хоть что-то вежливо извинялся. Несмотря на пристальное к себе внимание, Слюсарь стоял вместе с журналистами и никуда скрываться не собирался – ожидал своего коллегу, который вслед за ним давал показания.

- Скажите, эпизод по Политковской рассматривался?, - не унималась пресса.

- Да.

Это был единственный ответ Вадима Слюсаря. Больше он ни на что не ответил, видимо, в шутку, мотивировав свой отказ так: «Не могу ничего рассказывать. А то меня на работе изнасилуют».

Когда из зала вышел свидетель Баранов, оперуполномоченный из УФСБ по Москве и Московской области, которому было поручено после Зубнова вести дело Гусейнова, то он свой допрос прокомментировал так: «Ничего сверхъестественного не было».

17.30. Из зала суда, наконец, выходят адвокаты. Их комментарии разнятся.

Адвокат Хаджикурбанова Андрей Литвин: Баранов, грубо говоря, подтвердил, что мероприятия в отношении Поникарова проводились по документу, который был секретным. Мы запросили этот документ, надеемся получить.

Защитник Рягузова Валерий Черников: Слюсарь отвечал на вопросы, которые конкретно касались того, проводилась ли проверка в отношении Поникарова и фирмы «Джуманджи-тревел». По эпизоду убийства ему задавались вопросы, работала или не работала ФСБ по Политковской.

Журналисты: Речь шла о слежке?

Черников: Речь шла о любых взаимоотношениях с этим делом – как до, так и после (убийства). В принципе, все допросы свидетелей были направлены именно на установление причастности Павла Рягузова. Но я считаю так: процесс прошел, свидетели допрошены, виновность не доказана.

Литвин: Слюсарь сказал, что именно его отдел раскрытием убийства Политковской не занимался.

Журналисты: А про слежку?

Литвин: Вообще ничего не было.

Журналисты: А Черников сказал, что было...

Литвин: Раз Черников сказал, значит, было.

Мурад Мусаев: Ни слова о слежке не звучало. Был задан вопрос: не поручалось ли им расследование этого дела и сопровождали ли они его оперативно? А дальше шли вопросы про агентов спецслужб. Слюсарь – руку на отсечение даю! – сказал, что мой подзащитный Джабраил Махмудов - не агент. Про остальных я не знаю. Что касается Рустама Махмудова, то его имя Слюсарю вообще неизвестно.

(От редакции. Насколько стало известно, адвокат Мусаев не очень внимательно слушал ответы полковника Слюсаря, который не подтвердил, но и не опроверг факт причастности Джаибраила Махмудова к ФСБ).

Литвин: После убийства Политковской в каждое подразделение ФСБ, в правоохранительные органы по всей стране пришли циркуляры-телеграммы – по сбору информации. Все, что им позволено, они (подразделение Слюсаря – В.Ч.) собрали. Но именно расследование убийства им не поручалось.

Журналисты: Тогда что за секретные сведения сообщил Слюсарь, что нас вообще сегодня не пустили?

Литвин: Те же самые, что и «доблестный» Павлюченков. (Теперь уже рассекреченный СМИ свидетель обвинения по делу Политковской. Подсудимому Хаджикурбанову недавно было предъявлено обвинение о вымогательстве у Павлюченкова 350 тыс. долларов).

Каринна Москаленко и Анна Ставицкая, представляющие интересы Веры и Ильи Политковских, единственные, кто в этот день предпочли вообще не разглашать детали заседания:

- Мы не теряли время зря. Нами был задан целый ряд вопросов и получен целый ряд ответов, существо которых мы сейчас раскрывать не будем: во-первых, потому что допрос проходил в закрытом заседании, во-вторых: мы озабочены благополучием расследования основного дела – по убийству Анны Политковской.

Впрочем, сторона потерпевших выразила надежду: сведения, полученные в ходе допроса сотрудников силовых структур, все же смогут как-то помочь в установлении заказчика и исполнителя убийства.

Следующее заседание состоится в понедельник, 22 декабря. Как ожидается, защита Рягузова и Хаджикурбанова завершит представление своих доказательств, после чего слово возьмут адвокаты братьев Махмудовых.

P.S. Что касается пятого свидетеля, то им был милиционер Пищ, в 2002 году охранявший посольство возле офиса турфирмы «Джуманджи-тревел». Именно к нему взывал о помощи убегающий от Хаджикурбанова Поникаров, однако тот сдал жертву предъявившему документы сотруднику УБОП. Допрос свидетеля, несмотря на то, что он не является сотрудником силовых структур, как ни странно тоже проходил в закрытом режиме. Журналисты вынуждены были подглядывать в дверную щелочку.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera