Дело Политковской. 20 января. Сотовые фигуранты, продукты для арестованных, ключи от машины

Политика

Галина Мурсалиеваобозреватель «Новой»

11.30. В Московском окружном военном суде адвокат Мурад Мусаев заявил присяжным о том, что достоверность детализации телефонных разговоров вызывает серьезные сомнения. Он проиллюстрировал это заявление сравнением переговоров братьев...

11.30. В Московском окружном  военном суде адвокат Мурад Мусаев  заявил присяжным о том, что достоверность детализации  телефонных разговоров вызывает серьезные сомнения. Он проиллюстрировал это заявление сравнением переговоров братьев Махмудовых друг с другом : в один день у одного из них зафиксировано 6 звонков, у другого 4. При том, что большее число переговоров зафиксировано у того из братьев, чьи звонки были исходящими. Ко всему прочему, в бумаге, предоставленной в распоряжение суда,   якобы от компании сотовой связи, клиенты названы не абонентами, а фигурантами. Адвокат Мусаев развил эту тему достаточно широко.

Сторона обвинения в этом вопросе поддержала адвоката: прокуроры предложили суду направить запрос в сотовую компанию Мегафон с тем, чтобы получить еще одну, новую детализацию переговоров братьев Махмудовых.

- Это сделать необходимо, - согласилась адвокат потерпевших, Карина Москаленко, и добавила, что важно было бы уточнить, когда в этот документ вносились последние изменения. Она подчеркнула, что для этого надо обратиться в «Мегафон» не через органы ФСБ, а напрямую, непосредственно.
 
Суд удовлетворил это ходатайство. У телефонной компании, в частности, будет запрошена детализация звонков Ибрагима и Джабраила Махмудовых, а также еще одного подсудимого Сергея Хаджикурбанова (названного по версии следствия организатором убийства).
 
14. 00. После часового перерыва, начался допрос обвиняемого Джабраила Махмудова, которого следствие обвиняет в слежке за машиной Анны Политковской. Отвечая поначалу на вопросы своего защитника Мурада Мусаева, а позже других, присоединившихся к допросу адвокатов,  Джабраил Махмудов  поведал присяжным свою историю. С 1998 года с Москвой его связывала учеба в Российском государственном  социальном университете.  Он провел здесь семь лет, и получил два высших образования. Цель приезда в Москву  в сентябре 2006 года была связана с поступлением  в аспирантуру. Время проводил либо в мечети, так как был пост, либо  в поездках по Москве, выполняя бесчисленные  поручения  незнакомых людей, которые ссылаясь на его дядю, просили помощи из СИЗО. (речь идет о дяде подсудимого Лом-Али- Гайтукаеве, который отбывает наказание за  покушение на украинского бизнесмена Геннадия Корбана). Помощь заключалась в том, что надо было ехать к кому-то за деньгами, потом покупать продукты и везти их арестованным. Маршрут все время менялся, так продолжалось месяцев 6-7. Все дни слились в одну цепочку и, что-то вычленить ему было сложно, сколько он не пытался это сделать. В день убийства Анны Политковской, 7 октября он «мог быть где угодно».
- В районе Белорусского вокзала,  Тверской улицы могли быть? – спросили у обвиняемого
- Я мог в любом районе Москвы находиться, в том числе и там, - ответил он
- Улицы Лесная и имени Александра  Невского говорили вам что-нибудь?
- До 16 августа ничего не говорили. Не знаю этих улиц

16 августа 2007 года Джабраил Махмудов был арестован и только после этого дня, по его словам, он узнал, что « по этому адресу жила Политковская». Его дипломная работа была посвящена беженцам и делам переселенцев, поэтому он знал про нее, читал ее публикации.

Дальше речь пошла о машине, которую по просьбе старшего брата Рустама (по версии следствия – убийцы, который в настоящее время находится в розыске) Джабраил должен был забрать с Шереметьевской улицы на стоянке «Рамстора». Он не мог вспомнить точной даты, но предположил, что «скорее всего это было 7 октября, мне столько говорили оперативники, что я думаю, что 7 –го». Вопрос адвоката Мурада Мусаева:
- Было ли такое, чтобы ваш старший брат прежде просил вас забрать машину?
- Я до этого никогда ею не управлял. Я сам был удивлен, - отвечает допрашиваемый, оговорившись, что забрать машину не смог, так как она была сломана.     Ключи лежали в бардачке, двери не заперты. Машину в итоге забрал Ибрагим, брат Джабраила ( он также находится сейчас на скамье подсудимых). Почему вдруг старший брат именно в этот момент впервые обратился именно к нему с просьбой забрать машину?
- Я много раз этим вопросом задавался, сам с собой обсуждал этот вопрос. Думал, неужели меня мог бы мой родной брат подставить? И на 100 тысяч процентов пришел к выводу о том, что нет, - сказал Джабраил Махмудов.

Адвокат Мурад Мусаев призвал своего подзащитного  «на минутку забыть о том, что речь идет о брате, ответить с холодной головой» на вопросы:
- Вы знали, что у Рустама были проблемы с законом? О том, что он был в розыске и представлялся Наилем? Когда вам показали права Наиля и вы сказали, что не знаете, кто на фото, хотя видели  своего старшего брата, вы таким образом защищали его?

Джабраил Махмудов ответил, что знал все, но не хотел, чтобы из-за его слов «пострадал родной человек». Но если бы он узнал бы, что его «брат, сват, кто-нибудь мог бы быть причастен к убийству женщины, то с радостью помог бы  раскрыть это преступление, если бы мог».

Дальше выяснилось, что Джабраил  с двумя своими соседями по скамье подсудимых  Сергеем Хаджикурбановым ( бывший сотрудник УБОП, который по версии следствия организовал убийство Анны Политковской) и Павлом Рягузовым (подполковник ФСБ, проходит на суде по эпизоду, не связанному с убийством) знаком благодаря своему дяде Лом-Али Гайтукаеву. 

- Как у вас принято – выполнять то, что старшие просят?  - спросила у обвиняемого адвокат потерпевших Карина Москаленко,  - Вы допускаете мысль, что когда просили то одно передать, то другое, могли каким тот образом вас подставить?

Дальше фрагмент прямого диалога между адвокатом и подсудимым:
- Мне все, что говорили – это учись. Я на сто процентов уверен,  что мне бы плохого не сказали. Мне такого не сказал бы мой дядя, но если бы даже сказал, у меня фамилия Махмудов,  а дядя - Гайтукаев. Позор остается на нас…Я сам и на Петровке, и везде с того дня соображал, думал, могли бы меня подставить?  Кто-нибудь: брат, дядя или знакомый….
- Использовать вас могли - вслепую…
- Мне сказали машину забрать и не предупредили, что это машина на которой… невозможно такое
- Но вот послали же вас, почему то, к этой машине с открытыми дверями, с ключами в бардачке.
- До этого мне такого никогда не говорили … обычно могли бы сказать Ибрагиму
- А почему-то сказали вам
- Да, мне позвонил брат Рустам и я это могу объяснить только тем, что я где то поблизости был… я был на проспекте  Мира…

Адвокат Карина Москаленко так прокомментировала ситуацию уже после суда:
- Джабраил Махмудов отвечал эмоционально, не важно - правду или неправду, но спонтанно. Можно было видеть какие-то его немедленные реакции и в этом смысле это очень ценно. Главный вопрос для нас: не мог ли кто-то его вслепую использовать - и он интересно отвечал на этот вопрос. Какие-то промежуточные выводы можно было сделать. Но мы договорились: до конца процесса не определяться в своем видении ситуации. Мы открыты к восприятию любых неожиданных фактов…

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera