Дело Политковской. 3 февраля. Отказ потерпевшим, выступление свидетеля Алешина, допрос Дмитрия Муратова

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

В Московском окружном военном суде продолжается процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. - …Пусть снимают. Пусть деньги собирают – будут выплачивать, - вслух говорил сидящий в клетке Павел Рягузов, глядя...

В Московском окружном военном суде продолжается процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской.

- …Пусть снимают. Пусть деньги собирают – будут выплачивать, - вслух говорил сидящий в клетке Павел Рягузов, глядя на пришедших телевизионщиков.

Председательствующий судья полковник Евгений Зубов начал заседание с того, что зачитал свое постановление об отказе в удовлетворении ходатайства, заявленного стороной потерпевших накануне. Адвокат Каринна Москаленко просила судью вызвать в суд официального представителя компании «Мегафон», который смог бы подробно прояснить ситуацию вокруг биллингов братьев Махмудовых, поступивших в суд из сотовой компании 2 февраля. Противоречия заключались в том, что если в более ранней детализации, представленной «Мегафоном», в один день у одного из братьев Махмудовых зафиксировано 6 звонков, а у другого лишь 4 (при этом братья переговаривались между собой), то в последней детализации, повторно запрошенной адвокатами обеих сторон и пришедшей в суд через неделю после первой - у обоих братьев уже по шесть звонков.

Однако, если сторона защита все же попросила приобщить все детализации к материалам дела, то у стороны потерпевших, Ильи и Веры Политковских, была единственная просьба - вызвать в суд официальных лиц из «Мегафона», способных грамотно и четко объяснить присяжным, каким образом получались данные детализаций и насколько эти сведения достоверны.

В этом ходатайстве судья сегодня и отказал. Свое решение он аргументировал тем, что никаких противоречий в обеих детализациях им не обнаружено, просто последняя «дополняет» первую, соответственно нет оснований вызывать в суд официальных представителей «Мегафона».

Затем слово взяли адвокаты Павла Рягузова и Сергея Хаджикурбанова. Они сегодня закончили представлять свои доказательства по второстепенному эпизоду – избиению и похищению предпринимателя Эдуарда Поникарова. Защитник Рягузова Валерий Черников на протяжении нескольких часов озвучивал показания свидетелей (часть из которых уже допрашивалась в ходе процесса), а также материалы очных ставок Эдуарда Поникарова и его жены с Хаджикурбановым и Рягузовым. Все это заняло очень много времени, да и большого интереса для журналистов не представляло: они убивали время чтением книг и журналов… Как и следовало ожидать, никаких существенных разночтений и противоречий в оглашенных показаниях, о чем предупреждал адвокат Черников, судом выявлено не было и он перешел к живому допросу свидетеля Алешина. Из-за него, кстати, между защитой и прокурорами произошла большая перепалка. Черников настаивал: «Свидетель Алешин нам не нужен. Его вызвало гособвинение, хотя вчера было против». Гособвинение действительно вызвало Алешина, на день ранее, зачитывая фамилии свидетелей, которых адвокат Рягузова хотел бы допросить. Однако тогда судья в допросах свидетелей отказал, предложив ограничиться зачитыванием их показаний. Сегодняшними действиями прокуроров Черников был крайне возмущен, он так противился его допросу, что создавалось впечатление - свидетель Алешин может адвокату чем-то помешать… Пользуясь взрывоопасным моментом, адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев попенял прокурорам на то, что почему-то вызвать в суд свидетеля Платонова (видевшего предполагаемого киллера у дома Анны Политковской в день убийства) они не спешат.

Перебранка, похоже, вывела судью из терпения. Он велел пригласить свидетеля в зал.

Андрей Алешин, бывший майор милиции, по версии следствия, в числе прочих присутствовавший в офисе Поникарова в конце июля 2002 года, в настоящее время отбывает наказание в Лефортовском СИЗО за похищение человека. Он производил впечатление несколько странного человека: отвечал сбивчиво, эмоционально, то и дело обращался к судье Зубову:
- Вы мне гарантируете, что ничего со мной после допроса не случится?
- Я ничего гарантировать не могу.

Свидетель сразу сообщил о своей участи: сидит он несколько месяцев незаконно, по сфабрикованным и надуманным обвинениям, хотя сам профессионально занимался раскрытием таких тяжких преступлений как вымогательство и похищения…
После просьбы полковника Зубова говорить не о своем, а о другом деле и руководствуясь гражданским долгом, отвечать на вопросы, свидетель заявил:
- А… Следователь Гарибян предупреждал меня о гражданском долге, когда я был у него…
Адвокат Черников вдруг ни с того ни с сего предложил судье удалить из зала прокуроров Веру Пашковскую и Юлию Сафину, поскольку свидетель в смятении…
- Черников! И вы туда же! Хватит! Сядьте!

Внимательно смотрел на свидетеля из своей клетки Сергей Хаджикурбанов.
- Андрюх…, - произнес подсудимый, вращая глазами - не стоит ничего бояться.

С нескольких попыток к допросу все же приступили. Никаких сенсационных подробностей присутствующим свидетель не сообщил. Да, с Сергеем Хаджикурбановым он знаком – коллеги по работе, трудились в разных отделах при ГУВД. Рягузова знает частично, познакомились на одном из мероприятий, где собрались сотрудники милиции. В ходе допроса бывший милиционер подтвердил, что находился в офисе «Джуманджи-трэвел» во время допроса Эдуарда Поникарова, однако сообщил, что никаких противоправных действий против бизнесмена не заметил. Также свидетель подтвердил, что в офисе находились сотрудники ФСБ, однако все имена и фамилии он забыл и назвать не может. На вопрос, состоял ли он в сговоре с Хаджикурбановым и Рягузовым или знает что-либо об этом сговоре, ответил отрицательно.

Несмотря на крайнюю лояльность своих показаний, майор Алешин, словно что-то вспомнив, раз пять на протяжении всего допроса обращался к судье Зубову с вопросом, гарантирует ли он ему безопасность.

- Я не могу гарантировать вам безопасность, - отвечал судья. – Может быть, журналисты, будут отслеживать вашу судьбу, обратитесь к ним…

К совету Алешин прислушался и, уже уходя из зала суда, попутно желая Сергею Хаджикурбанову держаться, вдруг остановился у открытых дверей и сообщил, что судьбу его необходимо отслеживать, так как сотрудники ФСБ неоднократно предупреждали милиционера о возможных последствиях дачи показаний.

В зал пригласили главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова.

Муратов в ходе допроса рассказывал о том, чем занималась Анна Политковская на протяжении всех лет работы в газете – многочисленные командировки в Чечню и другие кавказские республики, огромная очередь простых людей, рассчитывающих на ее помощь и поддержку, постоянные посетители в редакции… Муратов припоминал, как ругался с ней из-за этих постоянных посетителей, как запретил в последние месяцы ее жизни («чувствовал, что тучи сгущались») ездить в Чечню, а она все равно продолжала ездить, как снова ругался с ней из-за этого…

Муратова допрашивали все стороны процесса, он в свою очередь обращался к подсудимым Махмудовым: «Вы же много знаете, расскажите, поступите по чести и правде».

Были традиционные вопросы относительно характера статей Анны Политковской. Подсудимый Джабраил Махмудов на вопрос своего адвоката рассказать о своем отношении к журналистке, в очередной раз на этом процессе рассказал, что узнал о ней, работая над дипломом, речь в котором шла про беженцев, что ему очень помогли ее публикации…
- Есть ли у Вас информация, компрометирующая Ибрагима и Джабраила?, - обратился к редактору Мусаев.
- Нет, такого у меня нет, - сказал Муратов. Как он подчеркнул, в то же время у него есть большая уверенность в том, что связи с властями и правоохранительными органами Чечни были у их дяди Лом-Али Гайтукаева. Более того, что существовала связь между Гайтукаевым, экс-главой Ачхой-Мартановского района Чечни Шамилем Бураевым и действующим сотрудником ФСБ Павлов Рягузовым… В подтверждение своих слов Муратов сообщил, что 5 февраля 2006 года Гайтукаев, Бураев и Рягузов летели одним рейсом 473 авиакомпании «Карат» в Ингушетию. Эти сведения Муратов обнаружил на CD-диске, купленном на Савеловском рынке Москвы, а официально эти сведения ему не подтвердили, но и не опровергли.

Сам Дмитрий Муратов пришел в суд не с пустыми руками: он предоставил две справки – из «Московского Комсомольца» и Союза Журналистов России. Первая опровергала слова адвокатов Хаджикурбанова о том, что он когда-то сотрудничал с этим изданием, вторая – что звание члена СЖР было получено Хаджикурбановым с нарушениями. Справки передали судье.

Кроме того, Муратов рассказал, что они пытались связаться с родным братом обвиняемых - Рустамом Махмудовым, чтобы можно было снять его со спины и показать всем, он это или не он на съемках видеокамеры.

Последним вопросы редактору «Новой» задал подсудимый Хаджикурбанов (по версии следствия, организатор убийства Анны Политковской):
- Ваша редакция что-то делает для раскрытия этого преступления?
- Да, стараемся.
- Вы однажды сказали, что аудитория вашей газеты намного умнее самой редакции…
- Я могу это повторить еще раз. Совершенно правильно, аудитория умнее даже главного редактора. И мне ничего не остается, как подписать вас на «Новую», чтобы вы в этом убедились.

Хаджикурбанов ничего не ответил.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera