Дело Политковской. Все фигуранты дела оправданы и освобождены в зале суда. Как это было

Политика

Процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской в Московском окружном суде закончился оправдательным приговором. Все фигуранты дела – бывший сотрудник УБОПа Сергей Хаджикурбанов, действующий сотрудник ФСБ Павел...

Алексей Комаров - «Новая»

Алексей Комаров - «Новая»

Алексей Комаров - «Новая»

Алексей Комаров - «Новая»

Алексей Комаров - «Новая»

Процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской в Московском окружном суде закончился оправдательным приговором. Все фигуранты дела – бывший сотрудник УБОПа Сергей Хаджикурбанов, действующий сотрудник ФСБ Павел Рягузов (формально по эпизоду убийства не проходивший), а также братья Ибрагим и Джабраил Махмудовы были освобождены из-под стражи в зале суда. Невиновными их единодушно признала Коллегия присяжных заседателей.

Подробнее об этом судебном дне – читайте в репортаже «Новой»

Напутственное слово судьи

Прежде чем передать присяжным заседателям листы с вопросами о том, доказана или не доказана причастность подсудимых к тому или иному эпизоду, виновны они или не виновны, судья Евгений Зубов зачитал им свое напутственное слово, напомнил о том, в чем обвиняются фигуранты дела и перечислил доказательства, исследованные в ходе процесса.

Напутственное слово Зубова заняло 1,5 часа.

- Если вы чувствуете, что я склоняюсь к тому или иному решению, мое мнение для вас не должно иметь никакого значения. Только вы вправе решить вопрос о виновности или невиновности подсудимых. Вы должны хорошо подумать, - начал председательствующий.

Он говорил присяжным, что их отношение к подсудимым, к их характерам и личным качествам ни в коем случае не должно учитываться при вынесении вердикта. Только взвешенные оценки и факты, только объективность и беспристрастность, только анализ представленных сторонами доказательств. «Прокуроры рисуют образы преступников, защитники – образы невиновных. Ваш обвинительный вердикт не может быть основан на одних предположениях и догадках, - замечал Зубов. – В случае обвинительного вердикта вы должны решить вопрос о том, заслуживают ли подсудимые снисхождения».

Просил судья не забывать и о тайне совещательной комнаты.

Тем не менее, напутственное слово судьи не было и уж таким безобидным. Напоминая про исследованные в ходе процесса доказательства, он сказал присяжным буквально следующее: «В ходе процесса сторонами не было заявлено ни одного ходатайства о недопустимости каких-либо доказательств…»

Судья умышленно или случайно запамятовал. Ходатайства о недопустимости некоторых доказательств были как со стороны потерпевших, так и стороны защиты. В частности, это противоречащие друг другу детализации телефонных переговоров братьев Махмудовых между собой в день убийства Анны Политковской. В свое время компания МегаФон представила на суд два варианта детализаций братьев. В первом варианте в детализациях не хватало двух звонков (у одного брата было 6, у другого 4). В новом варианте, пришедшем в суд через неделю, недостающие звонки присутствовали.

Вот тогда-то стороны и заявили о недопустимости подобных доказательств, поскольку достоверность детализаций оставляла сомнения. Судья неизменно повторял, что достоверны обе детализации, «просто вторая дополняет первую». Если защита братьев решила настаивать на приобщении к делу сразу двух детализаций (чтобы присяжные «сами расценили» этот парадокс), то сторона потерпевших тщетно пыталась добиться от судьи вызова в суд представителей МегаФона, способных что-то прояснить на этот счет.

И вот в день вердикта судья Зубов неожиданно заявляет, что никаких ходатайств о недопустимости доказательств у сторон не было…

- Я возражаю, Ваша честь, - сказал адвокат Мусаев.

- Я ошибся, - осекся судья, – по детализациям ходатайства были. Впрочем, он снова сказал, что не видит в них противоречий и вообще не представляет, чтобы кто-то посмел прислать в суд «фабрикацию».

«Такая же ситуация», по словам судьи, вышла и с детализацией Политковской. Странным образом, напомним, она обрывалась на 14:46 7 октября, в то время как разговаривала Анна по телефону и позже. Несмотря на то, что в суд потом пришла полноценная детализация, вопросы остались. Но только не у судьи – подвоха во взаимоисключающих документах он не видит.

Собственно, это было последнее публично высказанное мнение судьи относительно данного процесса. После своего напутственного слова присяжным он спросил у сторон, есть ли возражения. И адвокат Мусаев, воспользовавшись случаем, фактически сказал присяжным свое «напутственное слово».

Помимо возражений, касающихся детализаций и нарушения судьей принципа беспристрастности путем перечисления «только одних доказательств обвинения», Мусаев перед вердиктом обратился к присяжным с просьбой:

- Нас, адвокатов, обвиняли в театральности. Но вы должны понимать: не важно, как мы говорили, важно, что говорили…

- В добрый путь, - сказал, в свою очередь, присяжным полковник Зубов. Они удалились в совещательную комнату.

Вердикт

Согласно УПК, если в течение первых трех часов после ухода в совещательную комнату присяжные не приходят к единодушному мнению о виновности или невиновности подсудимых, они приступают к голосованию по каждому пункту, указанному в вопросных листах. Сроки голосования особо не оговариваются, все зависит от количества вопросов и возможных разногласий между заседателями. Таким образом, заседать они могут хоть до глубокой ночи, главное – вынести вердикт. Решение должно приниматься большинством голосов, но если голоса разделятся поровну, то вопрос о доказанности события преступления или недоказанности, виновности или невиновности будет решаться в пользу подсудимых.

Присяжные по делу Политковской ушли в 13:10 – это время специально засек судья. Чтобы не ждать лишнее время, участников процесса, родственников и журналистов попросили покинуть пределы суда, но далеко не расходиться - как будет принято решение, секретари позвонят. Стоит отметить, что в суде в этот день были приняты усиленные меры безопасности, особо тщательно охранялось крыло, где заседали 12 присяжных, трое запасных остались в зале заседаний под охраной конвоя. На улице у входа в суд дежурили десятки телекамер, пишущая пресса и корреспонденты информагентств отправились заседать в арбатские кофейни, у некоторых из которых зачем-то были расставлены автоматчики...

В целом, атмосфера была напряженная, и временами даже несколько нервозная. Сомнений относительно вердикта не было практически ни у кого из постоянных посетителей процесса – хоть частично, но он будет оправдательным. По мнению журналистов приблизительный расклад был следующим: братьев Махмудовых оправдают, Хаджикурбанова по эпизоду убийства оправдают, а по эпизоду предпринимателя Поникарова скорее всего нет. Что касается Рягузова, проходящего только по эпизоду Поникарова, то по нему голоса разделились. На него даже делали ставки, по 100 рублей на кон… Помимо всего прочего, в кофейнях шли жаркие дебаты – журналисты выносили свой вердикт, одни основывалась на представленных доказательствах, другие на личном отношении к подсудимым.

Но продолжались все это недолго, где-то через 1,5 часа стали звонить из суда – вердикт присяжными принят, «подтягивайтесь». Присяжные ответили на 20 вопросов, поставленных судом: 7 касались эпизода предпринимателя Поникарова, остальные 13 – эпизода убийства. Основные вопросы – доказана ли причастность подсудимых, виновны ли они, заслуживают ли снисхождения?

Итак. Первым шел второстепенный эпизод, по которому проходил действующий сотрудник ФСБ Павел Рягузов (обвинение в превышении должностных полномочий) и бывший сотрудник УБОПа Сергей Хаджикурбанов (тоже самое). Присяжные их оправдали, признав недоказанным тот факт, что предпринимателю Эдуарду Поникарову были причинены телесные повреждения, а также то, что у него вымогались деньги.

По эпизоду убийства был вынесен аналогичный вердикт. Как посчитали присяжные, Джабраил Махмудов (по версии следствия, подвозивший киллера на машине), Ибрагим Махмудов (следивший за журналисткой) и Сергей Хаджикурбанов (организатор убийства, занимавшийся, в том числе, приобретением, хранением и передачей оружия киллеру) не причастны к убийству Анны Политковской и соответственно вина их следствием не доказана.

Из 20 вопросов, присяжные ответили положительно лишь на один вопрос – доказано ли, что 7 октября 2006 года была убита обозреватель «Новой газеты» Анна Политковская.

Судья Зубов удалился в совещательную комнату – принимать решение об изменении подсудимым меры пресечения.

- Браво! - кричали многочисленная родня братьев Махмудовых. Они аплодировали.

К Рягузову и Хаджикурбанову никакой родни не пришло, зато были коллеги, бывшие и действующие, окружившие клетку. Кстати, Рягузов в этот день был одет по-другому – темный джемпер сменила парадная джинсовая куртка. Подсудимые не скрывали улыбок. Грустным в этой клетке был только Хаджикурбанов – на нем висит еще одно дело – по вымогательству денег у ранее выступавшего на процессе свидетеля Павлюченкова, начальника одного из отделов 5-го управления ГУВД Москвы (наружка). Кстати, как показывал сам свидетель, Хаджикурбанов говорил ему, что «работает по Политковской», Павлюченкову даже было предложено следить за журналисткой, однако он отказался. А спустя два месяца после убийства Политковской на него было совершено нападение, в результате которого он еле выжил…

Хаджикурбанов был молчаливее всех, заметил лишь журналистам, что по поводу дальнейшего хода своего второго дела сильно сомневается. Рягузов же, накануне в последнем слове заикнувшийся о том, что много знает «про олигархов и их знакомых - сотрудников правоохранительных органов», сегодня про это и не вспомнил. Как и про свои слова о том, что лично займется расследованием убийства журналистки, поскольку теперь для него это является «целью жизни». О прежних словах ему напомнили журналисты. Но имена олигархов действующий сотрудник ФСБ, как и прежде, не назвал, а что касается, расследования дела Политковской, то этим он займется только в том случае, «если позволит мое руководство». Ибрагим и Джабраил на вопрос, что намерены делать дальше, сообщили, что первым делом пойдут к Петросу Гарибяну (главе следственной бригады, расследующей убийство обозревателя «Новой») и сообщат, что никуда скрываться не собираются.

Через несколько минут судья постановил освободить из-под стражи в зале суда всех подсудимых. На волю вышел даже Хаджикурбанов – по делу о вымогательстве ему еще не вынесена мера пресечения, есть только подписка о невыезде...
Поздравления и радостные крики в адрес освободившихся шли нескончаемым потоком, братьев обнимали родственники и друзья, Рягузова и Хаджикурбанова – все те же коллеги и адвокаты. Из всех подсудимых, ранее клявшихся детям Анны Политковской в том, что они не причастны к убийству их матери, один только Джабраил Махмудов подошел в этот день к Илье и Вере и их адвокату Каринне Москаленко. Потерпевшие тоже высказали свои поздравления.

Реплики и комментарии сторон

- Теперь Поникаров не заикнется о своем миллионе в качестве компенсации, - говорили между собой адвокаты Хаджикурбанова.
Защитники бывших подсудимых дали понять, что теперь настала их очередь требовать с государства выплаты компенсаций за «незаконное» содержание их подзащитных под стражей.

- Были затронуты честь и деловая репутация Рягузова, - заявлял адвокат действующего сотрудника ФСБ Валерий Черников.

- Иск обязательно будет заявлен. Ребят долго держали за решеткой и ни за что - ни про что истязали, - говорил про братьев Махмудовых адвокат Мусаев, называя оправдательный вердикт «торжеством справедливости».

Адвокат потерпевших Каринна Москаленко сказала, что Вера и Илья Политковские не будут обжаловать оправдательный вердикт. Говоря это, адвокат, пояснила, что мнение присяжных они ставят высоко и его должно принять мировое сообщество. Другой вопрос – уголовное дело, которое поступило в суд абсолютно недоработанным и сырым. «Пора бы Генпрокуратуре перестать рапортовать о раскрытии громких убийств, а заниматься расследованием дел», - резюмировала она.

Прокуроры Вера Пашковская и Юлия Сафина, воздержавшись от подробных комментариев, сообщили лишь, что вердикт ими будет обжалован.

Так закончился очередной день в Московском окружном военном суде. На улице вышедших на свободу щелкали и снимали многочисленные фото и телекамеры. Из-за папарацци еще долго не могла скрыться в арбатских переулках черная BMW, в которой сидел подполковник Рягузов и его друзья…

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera