Дело Ходорковского-Лебедева. 31 марта. Каких свидетелей хотят видеть на суде подсудимые, и почему этого не хочет прокуратура

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

31 марта в Хамовническом райсуде Москвы стартовали слушания по существу по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Заседания отныне открыты для публики: их свободно могут посещать родственники, журналисты,...

31 марта в Хамовническом райсуде Москвы стартовали слушания по существу по второму уголовному делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Заседания отныне открыты для публики: их свободно могут посещать родственники, журналисты, правозащитники, а главное – российские и международные наблюдатели.

Первое открытое заседание показало, что места в суде хватит всем. Во всяком случае, никто из тех, кто 31 марта пришел посмотреть на этот громкий процесс, на улице не мерз. На входе охранникам необходимо было предъявить только паспорт и показать содержимое сумки, аккредитацию требовали лишь с телевизионщиков и фотокоров. Что же касается мобильных телефонов, ноутбуков, диктофонов, то с ним пропускали без звука… Это, пожалуй, пока основное отличие второго процесса от первого - в Мещанском таких либеральных поблажек к себе журналисты не припомнят.

Точно также дело обстоит и с «мерами безопасности». Если в первые дни предварительных слушаний «по старинке» территория вокруг суда была оцеплена, несли дежурство усиленные наряды ОМОНа и милиции, а у каждого встречного проверяли документы и прочие удостоверения личности, то предпринимаемые столичными властями «меры безопасности» сегодня уже менее значительны: на подходах к суду пешеходов не «тормозят», кордоны испарились. Впрочем, в то же время все еще продолжаются задержания участников пикетов в поддержку подсудимых. Так, 31 марта, перед началом заседания несколько сторонников Михаила Ходорковского попали в «обезьянник» только за то, что развернули возле суда транспаранты «Свободу политзаключенным». Оппозиционеров сразу же препроводили в автобус с ОМОНом и отвезли в ОВД «Хамовники».

Зал №7

В зале под номером со счастливой цифрой «7», в зале, где когда-то снимался эпизод из «Мимино», Михаил Ходорковский и Платон Лебедев располагаются в стеклянном «аквариуме», спиной к подсудимым сидят их адвокаты, с левой стороны от адвокатов – судья Данилкин и секретарь, напротив адвокатов – прокуроры. Кстати число последних неожиданно увеличилось. Компанию Шохину и Лахтину составила дама – прокурорша Валентина Ковалихина. Она пока не проронила ни слова. Журналисты, родственники и зрители сидят на скамейках, расставленных у входа и у окна.

Среди пришедших на первое слушание - родители Михаила Ходорковского, сын и жена Платона Лебедева, глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, зампред фракции Свободной демократической партии в Бундестаге, спецдокладчик ПАСЕ Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер, прочие международные наблюдатели, а также музыкант и продюсер Стас Намин.

Зал средних размеров, набит до отказа. Даже когда открыто окно, стоит очень сильная духота, так что к концу дня перестаешь понимать, как и зачем здесь оказался…

Наиболее динамично из участников процесса пока работает лишь адвокаты подсудимых. На их длинные аргументированные доводы обвинение отвечает весьма коротко и формально. Судья вежлив, не агрессивен, внимательно слушает каждого, не срывается, все записывает. Подсудимые друг от друга отличаются тем, что Михаил Ходорковский, приводя какие-либо доводы, прибегает к более мягким тактичным формулировкам, чем его коллега Платон Лебедев. Бывший глава «МЕНАТЕПа» - единственный на сегодняшний день из всех участников процесса – кто в оценках не стесняется и называет вещи своими именами. Так, на один и тот же вопрос судьи Ходорковскому и Лебедеву, были ли они судимы ранее, первый ответил: «Да, в 2005 году», второй: «Да, преступным приговором Мещанского суда». Обвинителей Шохина и Лахтина Лебедев называет не иначе как «подставными прокурорами» и членами «преступной группы», в которую также входят следователь Каримов, глава СКП Бастрыкин, замгенпрокурора Гринь. Иногда словосочетание «преступная группа» заменяется Лебедевым на короткое емкое слово – «шпана». А обращаясь к тому или иному прокурору, Лебедев зачастую произносит: «Глубоко презираемый мною…».

Прокуроры на это не реагируют, возмущения не показывают и не обвиняют подсудимого в клевете. Сами они постоянно называют прежнюю деятельность Ходорковского и Лебедева «преступными деяниями», забывая, что виновность или невиновность устанавливает в нашей стране суд, а не прокуратура. Слушает выступления адвокатов и подсудимых только прокурор Лахтин, прокурор Шохин почти не отрывает глаз от кипы бумаг, когда же выступает, то требует к своим словам предельного внимания и пеняет защитникам на то, что они улыбаются, когда он говорит.

Подсудимых разрешается фотографировать и снимать. Затем съемку прекращают. Часть из многочисленных российских и западных журналистов наблюдает за процессом этажом ниже, в зале, где установлены три больших плазменных экрана, показывающих все, что происходит в основном зале. Никакой борьбы между журналистами за основной зал не ведется. В нем располагаются те, кто хочет наблюдать за процессом воочию.

Первое заседание, началось в 12.30. Защитники, в чьих многочисленных ходатайствах на стадии предварительных слушаний судья полностью отказал, начали свою работу в слушаниях по существу…опять же с заявления ходатайств.

Ходорковский: «Я устал. Надоело во всем этом участвовать»

Первым слово взял Михаил Ходорковский. Он снова напомнил председательствующему про уже ставшую очевидной для многих личную заинтересованность в слушающемся деле прокуроров Шохина и Лахтина. Ходорковский вновь настаивает на необходимости отвода гособвинителей. Чтобы быть более понятным, он объясняет: не исключено, что прокуроры и их родственники в период с 1998-2003 годов покупали бензин компании «ЮКОС», а это означает, что в таком случае они являются «соучастниками преступной группы Ходорковского и Лебедева» и их также необходимо привлечь к уголовной ответственности за то, что они покупали бензин по заниженным ценам. Ведь с 1998 по 2003 год, напомнил бывший глава «ЮКОСа», цена на бензин или иное топливо была ниже, чем цена Роттердама. В то же время сегодняшняя позиция прокурорских работников заключается в том, что топливо в 1998-2003 годах должно было продаваться в 3-4 раза дороже Роттердама и бензин в этом случае должен был стоить 80 рублей за литр...

- Нужно установить, покупали ли прокуроры или их родственники в то время бензин или дизельное топливо по цене ниже, чем в Роттердаме? Был ли этот факт для них очевиден? Хотели ли они приобретать нефтепродукты по заниженной цене? – задавался вопросами Ходорковский, глядя на уткнувшихся в бумаги прокуроров. - Очевидно, что бензин они получали гораздо дешевле.
Показывая тем самым, что у прокуроров избирательный подход и «двойная мораль», Ходорковский еще раз заявил, что суд обязан дать отвод тем лицам, которые стали косвенными соучастниками инкриминируемых ему и Лебедеву преступлений.

Далее бывший глава «ЮКОСа» объявил о необходимости прекращения процесса вообще. По его словам, в процессе, в котором замешаны интересы очень многих людей, должны участвовать независимые прокуроры. «А присутствующие здесь таковыми не являются. Поэтому я прошу прекратить процесс. Это будет юридически оправданным и справедливым для нашей страны… Процесс бессмыслен - нет смысла говорить о похищенном имуществе, когда компания уже разрушена, имущество, которое якобы похищено, уже реализовано государством, и вырученные деньги уже рассосались, в том числе и по карманам. А у нас отобрать больше нечего. Этот процесс — это отсутствие единства в судебной системе: обвинение противоречит ранее вынесенным судебным актам… Я лично устал. Мне надоело во всем этом участвовать… Я не могу отвлечься от последствий событий 2003-2005 гг., т.к. они иллюстрируют реальную значимость дела ЮКОСа для нашей страны, нашего общества. Не могу не напомнить, что сразу после моего ареста из третьего чтения была отозвана поправка в УК, позволявшая освобождать от уголовной ответственности за налоговые правонарушения при возмещении ущерба. Вакханалия подобных дел в последующие три года стала прямым следствием. Как прямым следствием дела ЮКОСа стал переход и рейдерства на совершенно иной качественный уровень – широчайшее использование при отъеме чужой собственности госресурса, включая правоохранительные органы, на коммерческой основе.

Сейчас президент Дмитрий Медведев пытается справиться с этой проблемой, которая стала общегосударственной бедой.
Поправка в ст.73 УИК РФ, позволяющая отсылать людей из Москвы в Читу, была внесена тоже по понятной причине, но зацепила десятки тысяч людей. Так же, как десятки тысяч наших граждан зацепил отказ от двух планировавшихся амнистий и выхолащивание амнистии ко дню 60-летия Победы, снятие широко обсуждавшегося проекта о зачетных сроках в СИЗО.

То, что одним из наивно скрываемых мотивов стали конкретные интересы конкретных чиновников по делу ЮКОСа – ни для кого не секрет. Более того, эта информация последовательно распространяется, в частности, сотрудниками ФСИН.

В общем, боюсь, как бы кому ни хотелось абстрагироваться, забыть о деле ЮКОСа, — из этого ничего не выйдет. Хотя, наступая очередной раз на те же грабли, можно надеяться, что на этот раз почему-то повезет, и последствий не будет… Будут. Надеюсь, положительные.

В общем, мой девиз в этом процессе взят у советских политических диссидентов 70-х: «Власть, выполняй свои законы!».

Лебедев: «Липовые представители липовых потерпевших»

Далее адвокаты заявили ходатайство об устранении от участия в новом судебном процессе потерпевших и гражданских истцов – в частности, компанию «Роснефть» и Федеральное агентство по управлению госимуществом (бывшее РФФИ). Мотивировка - никому из этих «потерпевших» не нанесено имущественного вреда вменяемыми Ходорковскому и Лебедеву деяниями. Так, «Роснефть» не может быть признана потерпевшим, так как эта компания является правопреемником ликвидированного (реорганизованного) юридического лица («Юганскнефтегаза»), а следовательно непосредственно ОАО «Роснефть» вред не причинялся.

Более того не стоит забывать, подчеркивали адвокаты, что в результате банкротства ЮКОСа  «Роснефть» уже получила удовлетворение по этим же самым требованиям. Следовательно, вывод можно сделать только один - госкомпания при помощи данного процесса просто напросто пытается завладеть чужим имуществом.

Говоря об акционерах ОАО «ВНК», которые тоже претендуют на статус потерпевших, адвокат Вадим Клювгант отметил, что эти лица имеют право лишь на акции, но не на имущество компании, следовательно, их правомочия не имеют никакого отношения к уголовному делу, по которому обвиняют в хищении имущества.

По мнению адвокатов, не может считаться потерпевшим и Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (ранее РФФИ), так как «все его имущественные интересы полностью удовлетворены в 2002 году после получения от ОАО «НК «ЮКОС» в полном объеме аукционной цены» (речь идет о 34% пакете акций ОАО «ВНК»).

Точки над I поставил Платон Лебедев. Обращаясь к присутствующей в суде представительнице РФФИ, он сказал: «Хочу уведомить Вас, что Вы являетесь липовым представителем липового потерпевшего. И помимо признаков преступления по ст. 159 УК РФ (мошенничество), в действиях тех, кого вы представляете, есть еще и признаки ст. 163 УК РФ (вымогательство). Липовые представители решили на халяву прийти сюда и повымогать еще что-нибудь. А вдруг получится?».

Прокуроры были против устранения из процесса таких потерпевших и гражданских истцов, заявив, что все эти лица находятся в процессе по праву и их устранение не допустимо. Судья с доводами прокуроров согласился.

Свидетели

- Какие еще будут ходатайства? - не уставал спрашивать защиту судья Данилкин.

Следующим стало ходатайство о вызове в суд свидетелей защиты, среди которых высокопоставленные должностные лица страны. Это ходатайство адвокаты заявляли еще на стадии предварительных слушаний, ставя суд в известность о том, что следствие так и не приобщило к обвинительному заключению список свидетелей защиты. По этой причине защита и просила Виктора Данилкина вернуть дело прокурору.

Фамилии некоторых свидетелей на заседании озвучил адвокат Вадим Клювгант. В этом перечне:
Владимир Путин, Михаил Касьянов, Борис Грызлов, Николай Патрушев, Владимир Рушайло, Игорь Сечин, Виктор Черномырдин, Евгений Примаков, Николай Патрушев, Алексей Кудрин, Герман Греф, Виктор Геращенко, Сергей Степашин, Александр Починок, Сергей Собянин, Анатолий Чубайс, Егор Гайдар, Борис Немцов, Анатолий Сердюков, Юрий Скуратов, Владимир Устинов, Александр Жуков, Семен Вайншток, Андрей Илларионов, Виктор Христенко, Сергей Богданчиков, Рем Вяхирев, Игорь Юргенс, Александр Шохин и другие.

Защита и подсудимые подчеркивают: допрос этих свидетелей необходим «для выяснения обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела». В частности, как отметил Вадим Клювгант, российские силовые ведомства РФ - Генпрокуратура, ФСБ, МВД - осуществляли закупки нефтепродуктов у ЮКОСа, а члены российского правительства не раз лично встречались с Михаилом Ходорковским, чтобы обсудить вопросы развития стратегии нефтегазового комплекса. А раз при подготовке указанных встреч не могли не изучаться материалы и их организаторы, то высокопоставленные чиновники должны были быть в курсе относительно «противоправной деятельности» «ЮКОСа» и его руководителей.

- Важно вызвать в суд Владимира Путина, - объяснял со своей стороны Ходорковский. - Куда поставлялась нефть, на что расходовались средства ЮКОСа – это я ему докладывал лично, а на Путина, думаю, следствие оказывать давление не может.
Что касается Германа Грефа, то с ним, как пояснил бывший глава «ЮКОСа», он лично обсуждал вопросы по движению акций ВНК, а у Кудрина лично получал разъяснения по уровню налогов ЮКОСа и по нефти, «которая была добыта и реализована, как считал Кудрин, а не похищена».

Среди подлежащих вызову в суд лиц со стороны защиты также значатся руководители нефтяных компаний, порядка 60 сотрудников налоговых органов и сотрудники правоохранительных органов, расследовавших дело ЮКОСа. Среди последних, это, прежде всего бывший руководитель следственной группы по «делу ЮКОСа» следователь Салават Каримов, прокурор Валерий Лахтин, следователь Татьяна Русанова, замгенпрокурора Юрий Бирюков.

Помимо этого, защита попросила вызвать в суд лиц, ранее уже осужденных или в отношении которых ведется следствие: Василия Алексаняна, Владимира Малаховского и Владимира Переверзина.

Всего в списке свидетелей, которых бы хотели видеть на суде подсудимые и адвокаты, значатся свыше 470 человек.

Прокуроры были естественно категорически против удовлетворения судом данного ходатайства защиты. Причины: часть из перечисленных лиц уже заявлены в обвинении как свидетели обвинения, другие находятся в международном розыске, третьи не являются свидетелями, «поскольку им не могут быть известны обстоятельства дела». В последнюю группу свидетелей прокурор Лахтин публично отнес следователя Каримова.

- Если прокурор Лахтин считает, что Каримов не знает обстоятельств дела и не может быть свидетелем — то это уже все! Дело надо на помойку, а в отношении Каримова надо назначать судебно-медицинскую экспертизу, - парировал Платон Лебедев.

Прокурор, между тем, продолжал, развлекать публику, заявляя, что вызов в суд таких свидетелей, как Переверзин и Малаховский невозможен, потому что приговор в отношении них уже вступил в силу. В противном случае, по версии прокурора, их выступление в суде будет означать «рецензирование вступившего в силу приговора»… О довольно часто используемой практике вызова в суд отбывающих наказание свидетелей напомнили адвокаты, приведя в пример некоторые громкие уголовные процессы – в частности, дело Алексея Пичугина и дело об убийстве Анны Политковской.

Судья Виктор Данилкин назвал это ходатайство преждевременным. Впрочем, в его удовлетворении защите он отказывать не стал и приобщил к материалам дела, пообещав рассмотреть ходатайство позднее и вынести решение в отношении каждого заявленного свидетеля отдельно. Что же касается реплик прокуроров, то судья заявил, что допрос отбывающих наказание возможен (их можно этапировать), точно так же, как и допрос прокурорских работников (у них нет иммунитета).

Последнее на этот день ходатайство защиты касалось получения свидетельских показаний от иностранных граждан – бывших членов совета директоров «ЮКОСа». Защита просила суд направить за границу запросы об оказании правовой помощи, чтобы указанные иностранцы были допрошены по месту их сегодняшнего пребывания. Речь в частности идет: о французе Жаке Косцюшко-Моризе, с 2000 года являвшегося членом совета директоров «ЮКОСа» (возглавлял комитет по аудиту), французе Бернаре Лозе, с 2000–2004 гг. – члена совета директоров «ЮКОСа», французе Мишеле Сублене, который с января 1998 года по апрель 2001 года был финансовым директором «ЮКОСа». И, наконец, адвокаты просили выслушать показания американца Юджина Майкла Хантера, члена совета директоров «Томскнефть ВНК», с 2004 года возглавлявшего Коалицию миноритарных акционеров НК «ЮКОС». Хантер известен тем, что работал в свое время на миллиардера Кеннета Дарта, попытавшегося в 1999 году путем изобретательного шантажа отобрать у Ходорковского его компанию. Как сказал на суде сам Ходорковский, даже Хантера – его противника по бизнесу – поразила версия обвинения, выдвинутая российской Генпрокуратурой против бывших руководителей ЮКОСа…

Гособвинители попросили у суда 10 минут (!) на изучение толстой пачки протоколов допросов иностранных граждан. «Изучив» содержимое папки, прокуроры сочли ходатайство неприемлемым. Как объяснил прокурор Шохин, «допрос этих лиц заочно, не судом, а каким-то иным органом, без участия сторон – прямое нарушение основополагающих принципов судопроизводства».

- Надеюсь, что гособвинитель вспомнит об этой своей позиции, когда потом попытается воткнуть в дело материалы, полученные без участия одной из сторон, - ответил Михаил Ходорковский прокурору. В качестве примера он привел прокурорские экспертизы, в которых подсудимый и его адвокаты принять участия не смогли, а также допросы разных лиц, в которых сторона защиты также задействована не была.

Однако судья снова встал на сторону прокуроров и вслед за ними признал данное ходатайство неприемлемым.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera