В московской галерее «Зураб» открылась выставка американского фотографа Барта Дорса

Политика

Александра АкчуринаНовая газета

В столичной галерее «Зураб» состоялось открытие выставки американского фотографа Барта Дорса. Экспозиция под названием «В глубине моего кукольного дома» (Deep Inside My Doll House) впервые представлена в Москве, это новая серия...

В столичной галерее «Зураб» состоялось открытие выставки американского фотографа Барта Дорса. Экспозиция под названием «В глубине моего кукольного дома» (Deep Inside My Doll House) впервые представлена в Москве, это новая серия фотохудожника.

Особенный интерес вызывает техника, в которой выполнены все работы: Дорса снимает на старинный деревянный фотоаппарат, и его фотографии запечатлены на металлических или стеклянных пластинах. Процесс создания пластины длительный и трудоемкий, как и съемка на камеру: итогом многочасовой работы часто оказываются лишь три-четыре удачных снимка. Впервые автор представил снимки в технике мокроколлодиевой фотографии (так называется этот способ, изобретенный в 1840-х годах) в 2008 году на выставке «Похититель душ» (Soul Stealer).

«В глубине моего кукольного дома» - третья серия работ, выполненная в той же мрачноватой эстетике, что и первые. Все фотографии малого формата, заключены в барочные рамы под старину и размещены в переплетенных коридорах галереи, затянутых черной тканью. От другого, с дневным светом, мира, экспозицию отделяют два плотных бархатных занавеса, поэтому работы Дорса приходится наблюдать в кромешной тьме. В помещении, где развернулась выставка, выделяются только блеклые квадратики света — на стенах, где подсвечены картины, и на полу, куда отбрасывают лучи маленькие софиты. Посетитель, проходя мимо фотографий, невольно проходит через это тусклое освещение и словно попадает на всеобщее обозрение, даже если вокруг никого нет. Тот же эффект возникает при подъеме по лестнице, ведущей на второй этаж, к продолжению экспозиции — свет бьет в глаза, чтобы не дай Бог не вернуться обратно, в привычную действительность.

Антураж выставки, созданный умело расставленным светом, черной тканью и планировкой галереи, мастерски дополняют работы фотохудожника, хотя, казалось бы, должно быть наоборот. Тем не менее, фотографии Дорса интересны и сами по себе. Во-первых, за счет необычной техники на поверхности изображений расползаются пятна разводов и затемнений, ажурных, как траурная вуаль — неясно только, случайны ли эти дефекты или они плод фантазии художника. Во-вторых, любопытны и модели, изображенные на работах автора. На большинстве фотографий мелькают изможденные тела с выступающими сквозь кожу костями, и лица, на которых выделяются испуганные, озлобленные, затравленные девичьи глаза. Склеенные из двух пластин лица дробятся на фигурные брови, восковые набеленные губы, впалые щеки. Модели, изображающие Арлекина, измазаны, как пеплом, угольно-черной краской, модели-марионетки связаны полупрозрачными нитями.

На части снимков запечатлены только фрагменты тела, часто даже непонятно какие именно. Есть фотография с женщиной, сидящей спиной, - в ее позе и композиции работы есть что-то, отдаленно напоминающее балерину Тулуз-Лотрека. Обнаженные тела у Дорса андрогинны, их нагота не знает стыда, она бесцветна — так можно смотреть, к примеру, на мертвеца без одежды.

Ассоциация с миром мертвых здесь не случайна, выставка отчетливо напоминает то потаенный подвал маньяка с фотографическим перечнем его жертв, то галерею призраков-шутов, которые не принимают посетителя в свое общество и смеются над ним. В могильной тишине серия работ Дорса производит довольно жуткое впечатление и оставляет едкое послевкусие — для ценителей.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera