Впечатления от прослушивания президентского послания

Политика

«Новая газета»

 

Президент выступил с посланием к Федеральному собранию. Мы попросили экспертов и политиков поделиться впечатлениями от его прослушивания. Слова Дмитрия Медведева внушили опрошенным «Новой» людям противоречивые чувства. Внешняя политика...

Президент выступил с посланием к Федеральному собранию. Мы попросили экспертов и политиков поделиться впечатлениями от его прослушивания. Слова Дмитрия Медведева внушили опрошенным «Новой» людям противоречивые чувства.

Внешняя политика

Федор ЛУКЬЯНОВ, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»:
— Президент коротко повторил уже известные позиции. Внешняя политика не предусматривалась как центральная или существенная часть его послания. Он начал с того, что в проблемах России не надо обвинять никого, все они внутри. Интересным мне показался пассаж о необходимости создать методологию оценки эффективности внешней политики — насколько она служит задачам модернизации. Это новый подход, хотя я не представляю, как это можно сделать. Слова президента о европейской безопасности — тот лейтмотив, который звучит постоянно. Медведев обозначил, что это направление политики остается приоритетным.

Внутренняя политика

Дмитрий ОРЕШКИН, политолог:
— У Медведева позиция половинчатая — у него нет политических ресурсов, чтобы реализовать свои намерения. Он выбирает политику мягких действий. Медведев дал понять, что надо переходить к пятипроцентному барьеру на выборах в региональные парламенты, а в перспективе отказаться от сбора подписей. Но не так плох избирательный закон, как отвратительна практика. Поменять ее чрезвычайно сложно, так как она определяется интересами региональных и федеральных элит. Впервые прозвучали слова «манипуляция» и «злоупотребления» относительно избирательной системы. А электронные средства голосования — это только перчатка, надетая на чью-то руку. Если это рука жулика, ситуация не изменится.

Медведев указал разворотные точки, в которых его политика расходится с путинской. Внешняя политика должна строиться на прагматичных интересах, а не на «ностальгических предрассудках». Президент предложил МИДу создать систему оценки эффективности внешней политики. За этим тоже стоит ощущение неэффективности прошлой политики. Медведев заявил о притоке капитала и идей. Путин говорил, что нам не нужны товарищи в пробковых шлемах, а Медведев готов их прикупить. Путин аккуратно выстраивал модель госмонополизма, Медведев счел ее бессмысленной. Он поручил правительству создать условия для инновационного развития — это информационный обмен, гарантии частной собственности на изобретения, технологии и идеи. Инновационные условия — это борьба с рейдерством. Путин недавно говорил, что если будет слишком большая выгода, то деньги из желудка достанет и бедным раздаст. Так вот, инвесторы не любят, когда у них в животе роются руками, которыми еще недавно мочили в сортире. Медведев говорит о финансировании НКО, которые раньше «шакалили перед иностранными посольствами». Кавказ — путинская гордость — Медведев назвал главной нерешенной проблемой.

Все эти сигналы услышали и поняли депутаты, региональные элиты и прочие группы влияния. На кого Медведев при этом обопрется, не знаю. Путинская элита как раз ориентируется на «исторические предрассудки», особый путь, недружественную внешнюю политику. Медведев озвучил такое, что на уровне слов легко понимается, а на деле он встретит организованное сопротивление. Я думаю, начинается турбулентность в верхних эшелонах власти.

Коррупция

Елена ПАНФИЛОВА, директор российского центра Transparency International:
— Президент упомянул в послании о главных проблемах, и это хорошо. Очень много полезных идей (о прозрачности госзакупок, выборов, деятельности судов, доступности для граждан информации о деятельности органов государственной власти). Но все равно наступает момент, когда об этих вещах нужно говорить сильнее. Не «предусмотреть», а «сделать». Понятно, что без прозрачности принятия решений в экономической сфере у нас так и будут «распиливать» и «откатывать». Наверное, пора не просто рассматривать идеи о том, как этого избежать, но эти идеи внедрять, устанавливать сроки. Было бы неплохо «предусмотреть», чтобы после президентского выступления выпускались поручения или указы, вносились законопроекты, которые закрепляют его предложения. А так мы все это уже слышали. Путин начиная с 2001 года говорил, что коррупция ставит под угрозу национальную безопасность страны. Но поскольку к этим словам не были приложены инструменты, чтобы их воплотить, они остались словами.

Экономика

Руслан ГРИНБЕРГ, директор Института экономики РАН:
— Я восхищен тем, что президент процитировал Луи Пастера: «Наука должна быть самым возвышенным воплощением Отечества, ибо из всех народов первым будет всегда тот, кто опередит другие в области мысли и умственной деятельности». Как претворить этот тезис в жизнь?

Безусловно, необходимо мощное финансирование фундаментальных  исследований. При этом начать нужно  с инвентаризации нашего научно-технического потенциала, которую, к сожалению, год  от года становится сделать все легче, потому что этот потенциал тает на глазах. На основе инвентаризации уже можно выбрать приоритеты, те сферы, в которых мы можем составить реальную конкуренцию иностранным разработкам. И уже для этих приоритетных направлений выбирать объемы и структуру финансирования.

Что касается вытекающего из логики послания стремления шагнуть сразу в постиндустриальную экономику, то это, конечно, можно сделать и стать типично постиндустриальным обществом — без промышленности. Все к этому и идет. Но для России важно сбалансированное развитие, нужно создавать и новую индустрию, в первую очередь машиностроение. Здесь есть области, в которых мы можем занять достойное место в мировом разделении труда. Для этого необходимо поднимать разрушенную систему профтехобразования.

В целом в экономике, как и в  науке, нужно определить приоритеты и далее фиксировать темпы  достижения промежуточных результатов, умело использовать стимулы как позитивные, так и негативные. Одновременно нужно проводить реформу госуправления.

Наталья ЗУБАРЕВИЧ, директор Независимого института социальной политики:
— Президент сказал, что в условиях кризиса как никогда важно повысить социальную мобильность населения. В этом я с ним согласна. Что конкретно можно предложить? Мобильны, как правило, молодые, поэтому стимулировать надо как раз мобильность молодежи. Надо облегчить им барьеры, связанные с переездом, приобретением жилья и регистрацией. Однако я не вижу возможности для переезда целыми семьями. Даже продав свое жилье, люди получат гроши, за которые они никогда не смогут купить жилье в местах, для них привлекательных. Тем более сейчас, в кризис.

Евсей ГУРВИЧ, научный руководитель Экономической экспертной группы при правительстве  РФ:
— Я думаю, что модернизация в части высоких технологий сейчас, может быть, менее приоритетна. По крайней мере, не менее важна сейчас модернизация государства: повышение эффективности его работы, сокращение вмешательства в экономику, создание независимой судебной системы, защищенность прав собственности, борьба со всеми видами рейдерства, с захватом собственности с помощью административного ресурса.

Президент затронул одну из наших главных, самых  тяжелых проблем: каким-то образом существуют допотопные по своей эффективности предприятия. Они перемалывают достаточно большие ресурсы и выдают минимальный результат. Конечно, нужно сократить их поддержку. И если при этом какая-то их часть встроится в рынок, то какая-то часть будет закрыта. Но значит, на их месте смогут возникнуть более эффективные компании, используя иногда то же оборудование и тех же людей. Это обычная практика для рыночной экономики: «созидательное разрушение».

Что касается несоответствия финансовой системы  потребностям инновационного развития, проблема в том, что нет спроса на инновации.  Если бы был спрос, то и финансовая система подстраивалась бы под его удовлетворение. Одна из необходимых составляющих инновационной системы — это мост от разработки до ее использования. Этот мост должен быть заполнен разными финансовыми инструментами. А у нас нет наработанной системы финансирования рискованных инновационных проектов.

Энергетика

Владимир МИЛОВ, президент Института энергетической политики, сопредседатель движения «Солидарность»:
— Любому человеку, который хоть немножко знаком с энергетическим рынком России, известно, что две трети энергоносителей потребляют промышленность и транспорт. Это связано с энергоемкими советскими основными фондами. Надо новые заводы строить, транспортные магистрали, железные дороги. Это иллюстрация несерьезности разговоров об энергетике, которые Медведев начал в своей речи.

Кроме того, Медведев упомянул о попутном газе. Он явно использовал свое послание, чтобы встать на сторону «Газпрома» в его корпоративной войне с нефтяными компаниями, которые хотят получить доступ к газу и трубе (известно, что вице-премьер Сечин требовал такой доступ предоставить). Медведев обрушился на нефтяные компании за то, что они сжигают попутный газ. Это, конечно, плохо, но «Газпром» его не пускает в свою трубу, а возиться самим компаниям с постройкой слишком дорого. Вряд ли президент об этом не знает. Проблемы, о которых рассказал президент, давно известны, требуется более глубокий анализ. Так что дело не в лампочках, а в том, что надо все перестраивать, а нефтяным компаниям дать доступ к газпромовской трубе.

Армия

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР, обозреватель «Новой»:
— В президентской речи содержится явный сигнал. Радикальная военная реформа продолжится, несмотря на ожесточенное сопротивление в военном ведомстве, в Генеральном штабе. Это значит, что сохранится нынешнее военное руководство Минобороны. Скорее всего, останется на посту начальник Генштаба Николай Макаров, которому в прошлом месяце исполнилось 60 лет и который теперь должен получить указ, чтобы продолжить воинскую службу. Его ожесточенно критикуют из-за проводимой реформы. Что касается планов (один введенный в строй корвет, «Искандеры», баллистические ракеты и т.д.), то они уже были озвучены в прошлом месяце во время заседания по ВПК в Реутове. Президент пообещал повысить военнослужащим зарплаты, обеспечить новым оружием, но подробностей не сообщил.

Образование

Александр АДАМСКИЙ, ректор института проблем образовательной политики «Эврика»:
 — Многое из того, что сказал президент, меня порадовало. Он заявил, что обучение должно способствовать личностному росту, чтобы выпускники могли ставить серьезные цели. Это то, к чему так долго призывает инновационное учительское сообщество. Теперь и президент  утверждает, что «все нужно делать с учетом индивидуальных особенностей детей и современных научных знаний о ребенке». Кроме того, глава страны впервые за 20 лет (столько идет профессиональная дискуссия о том, что считать результатом образования) сказал о компетентности. Он подчеркнул, что ЕГЭ должен оставаться «основным, но не единственным способом» проверки качества образования. Я удовлетворен тем, что Медведев дал жесткую критическую оценку педагогическому образованию. Это проблема, ждущая радикального решения. Высказана идея присоединения педагогического университета к классическому и создания на этой основе системы повышения квалификации учителей. Неизвестно, как будет воплощаться в жизнь заявление об изменении архитектуры школ, он не предложил конкретного решения. Для меня важно создание школы ступеней (младшей, средней, старшей) и соединение этого педагогического основания с архитектурой и организацией детской жизни. Если же под архитектурой предполагаются школы-пятитысячники, которые пытались строить в конце 80-х, я против. Кое о чем важном президент не сказал. Но то, о чем сказал, вселяет надежды на реальное движение школы к ребенку.

Гражданское общество

Элла ПАМФИЛОВА, глава президентского совета при президенте по развитию институтов гражданского общества и правам человека:
— Многое из того, что мы посоветовали президенту, Медведев озвучил в послании. Главный вопрос — что вертикаль позволит из этого выполнить. Что касается НКО, гражданского общества, то послание президента — это позитивный шаг. Благотворительность, развитие волонтерства — это прекрасно. Но это не должно зависеть от чиновников. Акцент был сделан на государственных заказах, финансировании. Нельзя ориентировать благотворительность и волонтеров на бюджетные средства. В России до сих пор нет минимальных условий для реализации потребностей гражданского общества. Тем более что если государство готово вкладывать в благотворительность, возникает вторая проблема — прозрачность. Если ее не будет, появится еще один источник коррупции. Кроме того, должны быть созданы равные условия для самоорганизации граждан во всех сферах жизни. Еще один вопрос: как быть правозащитным организациям, если государство намерено помогать только благотворителям? Права человека нарушают все чаще, а правозащитных организаций в России все меньше.

P.S. Один из крупных чиновников, приглашенных в Александровский зал, в беседе с корреспондентом «Новой» заметил, что в президентском послании указаны конкретные пункты, по которым можно будет легко проверить, останутся они благими пожеланиями или будут воплощены в жизнь. После финального призыва «Вперед, Россия!» все-таки зазвучала мелодия советского гимна, и многие в зале явно воспряли духом. Посмотрим, удастся ли президенту что-либо исправить.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera