Омск. Сотрудники пригородного ОВД провели незаконную операцию по изъятию документов майора Дымовского, не позволив ему сменить место жительства

Политика

Георгий Бородянскийсобкор по Омской, Томской и Тюменской обл.

История, похожая на политический детектив с пока непонятным сюжетом, разыгрывается в пригороде Омска. Началом ее стало судебное заседание, которое проходило за 4 тысячи км от места последующих событий – в Приморском районном суде...

История, похожая на политический детектив с пока непонятным сюжетом, разыгрывается в пригороде Омска. Началом ее стало судебное заседание, которое проходило за 4 тысячи км от места последующих событий – в Приморском районном суде Новороссийска. Там 29-го декабря шел процесс по делу о клевете Алексея Дымовского на местное милицейское руководство, в ходе которого выяснилось, что майор сменил место жительства, в связи с чем заявил ходатайство о переносе слушания в Омский райсуд. Известие о том, что оно удовлетворено, со скоростью звука преодолело разделяющее эти суды расстояние.

Через час после окончания заседания паспортистку поселка Ключи (Омский район Омской области) Анну Лаврову вызвали в миграционную службу. Вслед за ней прибыли туда, по ее словам, 10 мужчин в милицейской форме и в штатском. Ни один из них, говорит она, не представился. Требовали немедленно предоставить им регистрационное дело Дымовского. Анна спросила их: на каком основании? В ответ последовали угрозы. В частности, один из офицеров заметил, что если потеряется ее восьмилетняя дочь, то милиция не будут ее искать. Другой высказал предположение, что в поселковой администрации, где расположена паспортно-визовая служба, может в рабочее время случиться пожар, и спасать ее будет некому. Затем Анну силой заставили сесть в машину, повезли в пригородный РОВД. Там она оказалась в окружении уже 15-ти стражей порядка, главный из них был настроен весьма агрессивно: «Пригрозил, что засадит меня на два месяца в следственный изолятор» - Анна 6 часов стойко выдерживала прессинг лиц в милицейской форме и в штатском. «Было страшно. Слава Богу, не били, но толкали плечами, как бы невзначай». Около 10 часов вечера похитители (так их можно назвать, поскольку они задержали и удерживали девушку незаконно) посадили ее в милицейский уазик и поехали вместе с ней в поселковую администрацию.

Чтоб понятно было дальнейшее, надо несколько слов сказать о поселке, приютившем мятежного майора. Он и сам заслуживает такого эпитета: третий год его жители (5 тысяч человек) борются за снижение коммунальных тарифов. В ноябре 2007-го на сходе граждан было принято решение не голосовать за «Единую Россию» на предстоящих выборах в Государственную думу РФ (о чем «Новая» рассказывала в заметке «Партия потеряла Ключи»). В августе 2008-го 10 ключевцев и примкнувший к ним житель соседнего села объявили бессрочную голодовку, о чем мы тоже писали. Проходила она в здании сельской администрации, после чего у ее главы, депутата местного поселения Олега Иванова начались серьезные неприятности. 31-го марта с.г. у него случился конфликт с четырьмя сотрудниками РОВД, в результате которого он потерял два зуба и два месяца провел на больничном. («Работа у них такая», «Новая», 10 июня 2009). Попытавшаяся вмешаться Анна Лаврова получила сотрясение мозга. А та девушка, которая снимала это на видео – черепно-мозговую травму. Не найдя оснований для возбуждения уголовного дела против милиционеров, прокурорские возбудили его в отношении Иванова - по статье 318 УК РФ (применение насилия к представителю власти). С Алексеем Дымовским он познакомился в ноябре 2009 года, когда тот приезжал на день в Омск, стал одним из его ближайших соратников, активистом движения «Белая лента». После ряда пресс-конференций, данных ими в европейской части страны, ОВД Омского района объявило главу поселения в розыск. Как сказал он собкору «Новой», в Ключах люди в штатском вокруг его дома круглосуточно ведут наблюдение – на тот случай, если он появится там.

Мы поехали в Ключи 29-го декабря поздно вечером вместе с Борисом Дашиным, представителем всероссийского движения «За права человека». По дороге он позвонил в областную прокуратуру - сообщил, какой творится в пригороде произвол. Сообщение принял дежурный Дмитрий Леонов. Никакой реакции не последовало. Принял к сведению информацию без последствий и дежурный районной прокуратуры Максим Попов. При подъезде к зданию администрации, около полуночи, нам навстречу вырулил отъезжавший оттуда «уазик». Другой стоял у крыльца. В холле рядом с опечатанной дверью сидели 6 человек – трое милиционеров и трое «штатских». Там они провели предновогоднюю ночь. Главный, в звании подполковника, сказал, что он – участковый, но фамилию свою не назвал. Остальные отказались говорить, кто они. Борис Дашин снял опечатанную дверь на сотовый телефон.

Председатель комитета по правам человека Валентин Кузнецов полагает, что опечатывание без санкции прокурора или суда с точки зрения закона сомнительно.

Возвратилась Анна Лаврова домой в полтретьего ночи. У нее болело сердце – все это время ее дочка сидела дома одна. Обо всем, что с нею произошло, паспортистка рассказала в заявлении, поданном в областную прокуратуру.

Под охраной кабинет находился до 3-х часов дня 30-го декабря. К тому времени, рассказывает местный житель – участник упомянутой голодовки Анатолий Пермяков, у дома с трехцветным флагом стояло уже 6 «уазиков». Находился там и начальник пригородного ОВД. Милиционеры искали работников администрации, но все были при делах: глава – в розыске, его зам и другие устанавливали на площади елку. В начале четвертого по местному времени сотрудники правоохранительных органов взломали дверь, обыскали кабинет - вынесли оттуда компьютер и документы.

«Если даже и была у них судебная санкция, - сказал «Новой» представитель ООД «За права человека» Владимир Степанов – не имели они права вскрывать кабинет в отсутствии работников администрации. Это сделано было, как говорится, по беспределу».

Продолжение сюжета последовало 1-го января. Как рассказывают родственники паспортистки, рядом с домом, где она проживает, появилась «Газель» с телевизионной антенной. Отец Анны спросил у сидящих в ней молодых людей, за кем они ведут наблюдений. Те признались, по его словам, что за их квартирой.

Остаются пока неясными мотивы действий обеих сторон. Например, почему майору Дымовскому понадобилась регистрация в омском пригороде? Если он надеется на объективность местного правосудия, то оно может его разочаровать. Вероятно, о его настоящих намерениях знает (или догадывается) руководство омской милиции, так болезненно отреагировавшее на решение Новороссийского суда. Мы же можем только строить предположения, исходя из того, что в ноябре на пресс-конференции в Омске, майор обещал вернуться, чтоб «сделать контрольную закупку партии героина у сына начальника УВД», который, по его сведениям, занимается этим бизнесом. Такие слова обывателю трудно воспринимать всерьез, но омские правоохранители, похоже, приняли их близко к сердцу.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera