Обращение «Комитета 19 января», оглашение которого было сорвано милицией на пикете на Чистых прудах

Политика

РЕЧЬ ДЛЯ 19 ЯНВАРЯ «Год назад были убиты двое антифашистов - адвокат, левый активист Станислав Маркелов и журналистка, анархистка Анастасия Бабурова. Это преступление до конца ещё не раскрыто, но одна из главных версий - нацистское...

РЕЧЬ ДЛЯ 19 ЯНВАРЯ

«Год назад были убиты двое антифашистов - адвокат, левый  активист Станислав Маркелов и журналистка, анархистка Анастасия  Бабурова.

Это преступление до конца ещё не раскрыто, но одна из главных  версий - нацистское убийство по мотивам идеологической ненависти.

И  Стас, и Настя были прежде всего неравнодушными, отзывчивыми и весёлыми  людьми. Именно эти качества привели одного в адвокатуру, а другую - в  журналистику, в профессии, в которых можно просто зарабатывать деньги и ни во  что не лезть, а можно пытаться изменить мир к лучшему. Именно эти качества  привели их каждого своей дорогой и в разное время - в общественное  движение.

Станислав Маркелов всю жизнь брался за безнадёжные дела -  он представлял в судах родственников убитых антифашистов,  родственников похищенных и убитых федералами обычных чеченцев, он защищал  людей, избитых милицией, он защищал левых активистов по политическим  делам, словом, он был не просто адвокатом, но и правозащитником. Многие из этих дел он доводил до успешного финала. Сознательно выбрав себе стезю адвоката, Стас не оставил политику. Его можно было видеть в экологических лагерях с анархистами или на слёте молодых коммунистов, на  собрании правозащитников и на социальном форуме альтерглобалистов, он охотно высказывался и писал статьи не только по правовым, но и по социальным и  политическим вопросам. Его отличали и здоровый прагматизм, и идеализм  одновременно. И ещё - у него был невероятный запас юмора и хорошего  настроения. Когда он увидел, что у молодых антифа, которых он защищал, нет нормальной обобщающей литературы, он не стал стенать, а написал и издал «Красную книгу антифа». Когда ему предложили написать рецензию на Конституцию  Российской Федерации, он согласился. Называлась эта рецензия «Не читайте эту  книгу».

Настя Бабурова, приехав в Москву из Крыма после школы и поступив  в престижный Институт международных отношений, ушла из него  по собственному желанию, когда увидела, сколько вокруг неё оказалось детей  так называемой элиты. А ещё ей показалось, что право, которое она там  изучала, слишком далеко от жизни. Настя выбрала журналистику как зону  близкого социального контакта, как зону активного вмешательства в жизнь  общества и поступила в МГУ. Ничего удивительного, что она начала работать, не  дожидаясь диплома, ничего удивительного, что от журналистики пришла к участию в общественном движении. В последние полтора года жизни её можно было застать на незаконных стройках и выселениях, на диких, несогласованных демонстрациях, во всех локальных горячих точках Москвы, там, где нарушались социальные и гражданские права людей. Нет ничего удивительного и в том, что она обратилась и к теме нацистского насилия - одной из самых опасных тем в современной России.

Тут их дороги со Стасом и переплелись. Все мы знаем, что одним из последних дел Стаса была защита антифашиста, арестованного по облыжному обвинению. Все мы знаем, что последней прижизненной публикацией Насти была статья, вышедшая утром в день убийства в «Новой газете» и посвящена она была суду над нацистом, очень странному суду с очень мягким приговором.

Мы никогда не узнаем, о чём был их последний разговор, на Пречистенке 19 января 2009  года. Но мы точно знаем, чему была посвящена их жизнь. Оба они были люди искреннего общественного служения. Нет, не гражданского монашества, не схимы, им удавалось не запачкаться и не сбиться с пути, оставаясь в миру. Они ничего не боялись, никогда не отступали от своего пути и очень любили жизнь.

Стас и Настя стали символическими фигурами, но знаем ли мы, что  каждый год жертвами нацистского насилия становятся несколько десятков человек? В 2008-м, последнем году жизни Стаса и Насти, убитых нацистами было 109.

Прежде всего нацисты нападают на приезжих, на тех, кто кажется им недостаточно белокур или белокож, на всех, кто не похож на них самих. Нацистские убийцы проявляют при этом звериные черты: нападают стаей, нападают на слабых. Нередко их жертвами становятся женщины и дети - цыгане, таджики, узбеки, африканцы. Но также их жертвами становятся бездомные. Им кажется, что оступившиеся люди не стоят жалости и они добивают их. В нацистском насилии нет ничего морального вообще. Это просто нападения озверевшей толпы, социально и морально ущербных, бедных людей, часто жителей депрессивных городских окраин и пригородов. Социальная среда, где вербуют себе рядовых сторонников нацисты - это, в сущности, отстойники капитализма, в нацистские сети попадают те, у кого при нынешней системе распределения общественного богатства, при нынешней системе образования нет или почти нет шансов выбиться в люди. Никогда не стоит забывать, что богатые девяностые для кого-то были нищими девяностыми и обернулись в итоге кровавыми двухтысячными.

Но есть среди нацистов и «белая косточка» - люди с образованием. И это не обязательно «образованцы», окончившие заборостроительный. Некоторых из них вполне можно назвать интеллектуалами. И пока интеллектуальная «крыша» пописывает эссе с оправданием неравенства, неглупые люди действия переводят нацизм на новый уровень, создавая законспирированную террористическую сеть.

От ножей к взрывчатке нацисты перешли ещё в декабре 2006 года. Тогда в Москве у квартиры антифашиста прозвучал взрыв самодельной бомбы. В октябре 2007-го трое неонацистов пытались взорвать бомбу, начинённую болтами и саморезами в «Рокс-клубе» в Петербурге, на антифашистском концерте.

Всё чаще нацисты убивают не просто случайно встреченных неславян или антифашистов, они выслеживают свои жертвы и убивают прицельно. Только за последние полтора года в Москве были убиты три наиболее известных лидера молодых антифа - Фёдор Филатов в октябре 2008-го, Илья Джапаридзе в июле 2009-го и Иван Хуторской в ноябре 2009-го. В последнем случае убийца стрелял в затылок, тот же почерк, что при убийстве Стаса и Насти.

Но под ударом нацистов давно уже не только «группа риска»: лица неславянской внешности, активные антифашисты или  представители субкультур. За последние годы жертвами нацистского терроризма всё чаще становятся и «случайные люди».

В январе 2009 года в Москве в  районе метро «Кузьминки» была предпринята попытка взорвать ресторан «Макдональдс». Организаторами неудавшегося взрыва оказались участники неонацистской группировки NS/WP. Также эта банда причастна к подрыву железнодорожных путей в районе станций Царицыно и Булатниково в октябре и ноябре 2008 года и взрыву церкви Николая Чудотворца Мирликийского в районе Бирюлево-Западное 30 ноября 2008 года. Арестованные совершили почти два десятка нападений на прохожих, которых они принимали за «инородцев». Помогал нацистским террористам 29-летний Пётр Башелутсков, который работал в Москве начальником отдела в Министерстве туризма, спорта и молодёжной политики правительства РФ.

Показательным примером психологии ультраправых является текст «Воспитай в себе палача!», призывающий не останавливаться даже перед убийством родственников, если это в интересах «нации».

Раскрыта была и разветвлённая террористическая сеть, работавшая  в 2007-2009 годах на базе ячеек НСО («Национал-социалистического общества»). Неонацисты из НСО совершили более двух десятков убийств, по этому делу арестовано более двух десятков неонацистов. Лидеры НСО имели связи с депутатами Госдумы, в частности с Николаем Курьяновичем, с рядом коммерческих структур и неонацистами из Европы и США. Подобные международные связи вовсе не уникальны в неонацистской  среде.

И перечисленные выше нацистские террористы - это лишь малая часть, лишь те, кто уже обезврежен.

В качестве целей для атак судимый сейчас за убийство питерского этнографа Николая Гиренко и за другие преступления нацист Воеводин обозначает православных священнослужителей и прихожан, сотрудников МВД, ФСБ, железнодорожные составы, антифашистов, праздничные мероприятия ветеранов Великой Отечественной войны, еврейские детские сады. Мигрантов и бездомных предлагается убивать в качестве «тренировки» для «серьёзных дел». Как цель террора ставится страх и дестабилизация в стране в целом, это должно облегчить приход  крайне правых к власти. Нацистам предлагается перенимать методы у боевиков Северного Кавказа.

Всего в 2009 году жертвами расистского и неонацистского насилия стали 60 погибших и не менее 284 пострадавших. За последние три года от рук ультраправых погибли не менее 277 человек и пострадали 995. В 2009 году за преступления по мотивам расовой и национальной ненависти осуждено 319 человек, в два раза больше, чем за предыдущие два года.

При этом преступления неонацистов продолжаются. Функционирует инфраструктура неонацистов, есть источники финансирования, связи с чиновниками, существуют сотрудники силовых ведомств, лояльные неонацистам и продолжается активная пропаганда среди молодёжи. Факты говорят сами за себя. Все террористы воспитывались, готовились и даже получали юридическую и материальную помощь после ареста со стороны «Славянского Союза», «Русского Образа», десятков других формальных и сотен неформальных структур. Все убийцы и террористы воспитывались на музыке таких неонацистских групп, как «Коловрат», которые открыто выступали 4 ноября в центре Москвы. Абсолютное большинство организаций «легальных националистов» на деле являются пособниками откровенного неонацизма и терроризма.

Важнейшая проблема - это отсутствие в обществе адекватного осознания угрозы неонацистов и крайне правых, а, следовательно, и системных мер по противодействию террору. Репрессивные методы бессильны справиться с комплексными явлениями подобного  рода - нацистская среда, активный рост которой пришёлся на предыдущие годы, с успехом способна к самовоспроизведению. Для реальной борьбы с ультраправым подпольем необходимо разрушить развитую инфраструктуру этого движения, в особенности ту его часть, где происходит сращивание нацистских боевиков и представителей власти: чиновников, депутатов, представителей спецслужб, сотрудников МВД, и других силовых ведомств.

Нацистский терроризм - это  реальная болезнь, которой болеет наша страна, её нужно признать и бороться с ней, а не делать вид, что проблемы не существует. И здесь крайне важна реакция каждого.

Убийства и нацистская пропаганда в нормальном обществе недопустимы. Мы уверены, что они недопустимы и для большинства населения России. Но в условиях, когда масса людей безмолвствует, нацистским группировкам не трудно действовать вопреки  установкам большинства. Выходит, что молчание - это тихое согласие. Но мы категорически не соглашаемся с нацистской идеологией и её воплощением на практике. Нацистов необходимо загнать в изоляцию. Только массовое «Нет» нацистскому террору может его остановить».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera